О КРЕСТЬЯНАХ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО

В первой половине XIX века на территории Выборгской губернии и Великого княжества Финляндского положение крестьян было не лучше, чем в других местах Российской Империи. Хотя на территории Великого княжества Финляндского не было крепостного права, помещики допускали произвол и самоуправство по отношению к своим слугам. В документах ЛОГАВ находим тому подтверждение. Шведские законы не признавали крепостного права и рассматривали крестьян, как арендаторов с широкими правами на землю. Однако, большинство земель Выборгской губернии принадлежало русским дворянам, которые пытались обращаться с крестьянами в рамках крепостного законодательства России.

В 1813 году Михелем Кирьяненом и Андреем Кюттоненом, поверенными крестьян вотчины графини Салтыковой, подано прошение, заключающее в себе жалобу на управителя упомянутой вотчины корнета Пальквиста. Помещик игнорировал статьи Положения Правительствующего Сената от 29 апреля 1811 года о выполнении отработок крестьянами. Дабы удержать крестьян в своём имении, Пальквист "умножает рабочие дни, требуя отработки не в натуральном виде, а деньгами. И делает это по назначенным им непомерным ценам…".

В мае 1824 года крестьяне Выборгской губернии жаловались на господ Немдеманов, что невозможно находиться у них в услужении. Открытым текстом сообщали они: "Мы испытываем всякие притеснения, хозяева нередко бьют нас за проступки, штрафуют за оные…". В августе 1828-го крестьяне Салтолахтинской вотчины составили жалобу на своего хозяина Лейдица. В жалобе сообщалось, что Лейдиц подсчитал недоимки своих крестьян, забрал у них лошадь и продал весь их скот, который был единственным источником дохода и пропитания.

НЕ РАССЧИТАЛИ

Весной 1813 года в Магистрат была подана жалоба от крестьян, занимавшихся наёмным трудом. В сентябре 1812 года ими был заключён контракт с настоятелем Николаевской церкви Николаем Заостровским. Контракт предусматривал починку крыш хозяйственных построек, прилегающих к церкви. Закипела работа, однако наступили ранние морозы и "работы производить неможно было". А наёмники, видимо, предполагали осуществить ремонт до наступления холодов. Видя безнадёжность положения, работники стали просить денег на обратную дорогу. "Продержав нас двое суток, денег не дал" и пригрозил, что если крыша не будет отремонтирована, вообще не заплатит ничего. Работа длилась несколько месяцев, и, наконец, была завершена к рождественской ярмарке. А работодатель заплатил крестьянам в три раза меньше положенного и "наградил" их остатками отсыревшей муки, "и прочим зерном, непригодным к употреблению".

НЕРАДИВЫЕ СЛУГИ

В марте 1829 года помещик Фредерикс жаловался на крестьян имения Лейнакюля: "Крестьяне вотчины моей, будучи на мызе, в работе часто оказываются ленивыми, ослушными и нередко грубыми. За таковые проступки силою королевского манифеста от 1723 года помещик имеет полное право их наказывать". В п.31 Манифеста содержалось: "Дворянин может прилично наказывать своих крестьян и собственных служителей за малые проступки, ослушание и упущение". Опираясь на строки из Манифеста, помещик продолжает: "Но так как ослушание и грубость большей части моих крестьян превосходит всякое вероятие, то покорнейше прошу Ваше Превосходительство сделать известным из вотчины моей через публикацию в церкви или другим законным порядком". Таким образом помещик пытался пристыдить своих крестьян.

Известны и жестокие методы "воспитания" нерадивых слуг. В феврале 1830 года решением суда Санкт-Петербурга были наказаны трое крестьян: Пётр Никифоров, Сергей Степанов и Василий Козьмин. За неповиновение своим хозяевам им было положено "наказание шпицрутенами сквозь 1000 человек по одному разу и отсылки в город Выборг для работ".

МЕСТНАЯ "САЛТЫЧИХА"

11 июня 1846 года Выборгскому губернатору поступила бумага о некой чиновнице 9-го класса, жене коллежского асессора Шарлотте Аксёновой. Суть в том, что Аксёнова причиняла всяческие побои своей служанке Ильиной. По этой причине она была отправлена в Кексгольм "на жительство под строгий присмотр". Помещица подала прошение, в котором доказывала, что раскаивается в содеянном. Она просила власти разрешить ей поехать в Санкт-Петербург для приведения в порядок документов имения.

"ДОН ЖУАН" С КРУТЫМ НРАВОМ

А вот другой случай. 3 апреля 1822 года разбиралась жалоба крестьянки Анны Райх на своего господина. Анна Райх, будучи в услужении у капитана Щеглова, "была жертвой страстей, терпела жестокие побои от своего господина". Она незамедлительно отправилась в Магистрат с жалобой. Несчастная слёзно сообщала, что "капитан Щеглов и других своих прислужниц домогался. Причём от служанки Катерины было двое детей". Показывая синяки на лице и теле, бедная Анна рассказала, что другие не противились ему, но она воспротивилась, за что и была побита. Капитана Щеглова вызвали в Магистрат для объяснений своих поступков. Ответчик заявил, что его служанка явно преувеличивает, так как сама была не против "отдаться" ему, а наказания получала за то, что "частенько приворовывала ту или иную вещицу". Дело окончилось решением перевести Анну к другому, "менее страстному" хозяину, "дабы не было беды большей".
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев