ИЩУТ ДАВНО И НЕ МОГУТ НАЙТИ…

ИЩУТ ДАВНО И НЕ МОГУТ НАЙТИ…
ИЩУТ ДАВНО И НЕ МОГУТ НАЙТИ… ИЩУТ ДАВНО И НЕ МОГУТ НАЙТИ…

Нынешним летом помимо поисковой работы на местах сражений были проведены исследования архивных документов о воинских захоронениях, расположенных на территории района. Итогом этого кропотливого коллективного труда стало 401 имя, возвращённое из безвестности.

Силами местных специалистов

В ходе исследований выяснилось, что, например,  имена  бойцов одного и того же полка увековечены в двух разных точках; при сверке с Объединенной базой данных «Мемориал» всё совпало: место призыва, адрес и имена родственников, а также другие данные.

Один список из 346 фамилий возник в результате ревизии списков захороненных и увековеченных на Южном кладбище и других воинских захоронениях Выборга и района, – рассказывает заведующий выставочным залом «Выборг – город воинской славы» Владимир БЫКАЧЕВ. – Это сделано для того, чтобы исключить двойное и тройное дублирование одного и того же имени в паспортах разных воинских захоронений. 

Помощь иногородних активистов

Вторая часть этой работы, по словам Владимира Быкачева, была проделана  жителем столицы Андреем Ивановичем Самотаевым, который, работая в подмосковном Подольске в Центральном архиве министерства обороны, нашел по датам гибели в 1944 году ещё 49 имён. Он систематизировал их и прислал вместе с копиями фронтовых документов безвозвратных потерь в наш военкомат (то есть не просто составил список, но и приложил копии архивных документов – это важно).

По этим документам мы видим, что воин погиб в самом Выборге (например, Карьяла – это часть города), или указан квадрат на карте и т.д.

Таким образом появилось некоторое количество имён, которые необходимо увековечить. Мы не можем гарантировать, что все эти бойцы лежат именно в 33-м захоронении, это сейчас уже и не установить. Важнее другое: люди смогут узнать, где погибли их родные и близкие. 

Сначала выявленные имена будут занесены в электронные паспорта захоронений Выборгского района (это делается обязательно после перезахоронения бойцов или дополнения списков увековеченных), затем сведения будут направлены в Москву в Объединённую базу данных «Мемориал». И после этого информация станет общедоступной. 

346 имён людей, которые раньше числились пропавшими без вести, – это очень много, – подчёркивает Владимир Быкачев. – Последний пример: к нам обратилась внучка погибшего в советско-финляндскую войну Бойко Тимофея Петровича Ирина ШРАМЧЕНКО. В селе Шандрыголово Краснолиманского района Донецкой области (в 1939 году это была Сталинская область Украинской ССР) до сих пор проживает её мама – дочь Тимофея Бойко, которая не знала, где похоронен её отец. Единственное, что им было известно: погиб где-то под Выборгом. 

В наших списках мы этого имени не нашли. Тогда обратились к одному из лучших архивистов (у него имеется большая база данных по Советско-финляндской войне) и по совместительству командиру поискового отряда «Карельский вал» Вячеславу СКОКОВУ. Буквально через пять минут он нам перезвонил и переслал документ, в котором всё совпало.

Теперь родственники знают, что Тимофей Петрович Бойко служил в 65-м стрелковом полку 43-й стрелковой дивизии и погиб он не в 1939-м, а 4 марта 1940-го, похоронен в городе Трогсунд (по всей видимости, это Высоцк). Неподалёку единственное воинское захоронение «Пихтовое». Оно, поясняет Быкачев, хоть и датируется 1941-44-м, но это не совсем верно: в списках есть и бойцы, погибшие в 1939-40-м. Вероятность того, что прах Бойко перенесен из ближайших небольших захоронений именно туда, очень велика. По данным на 2012-й год в «Пихтовом» похоронено 1422 человека, увековечено 1529 имён (1401 – известно, 128 – неизвестные солдаты).

Маленький мемориал в Раппатилах

Когда мы стали сверять имена погибших бойцов 314-й стрелковой дивизии, обнаружили в ОБД-Мемориал целый список, в котором 215 человек. Сравнили со списком, который прислал из Москвы Самотаев. Самой большой неожиданностью оказалось то, что достаточно много фамилий числятся увековеченными на Южном кладбище. Вот страница из списка безвозвратных потерь дивизии; из десяти имён двое увековечены на 36-м. Это захоронение формировалось в конце 40-х, когда из двадцати разбросанных по всему Выборгу могил собирали останки бойцов в одно место, поэтому сейчас деталей не узнать.

Ещё одно открытие этого списка: Смирнов Николай Дмитриевич, погиб 29 июня 1944, похоронен – Лавола, Иванов Дмитрий Григорьевич – там же, и так 55 имён, погибших в те дни, когда шла вторая часть Выборгской наступательной операции, и наши войска форсировали Сайменский канал.

Ориентир места захоронения – 0,5 км северо-восточнее деревни Лавола. Там сейчас стоит красная пирамидка со звездой. По данным военкомата, количество захороненных неизвестно, но судя по очертаниям самой могилы, в ней вполне могут лежать все 55 воинов.

Решение совместно с военкоматом во главе с Игорем ЯКУБОМ и Районным информационным центром под руководством Анатолия СМОЛЬЯНИНОВА выработано следующее: военкомат готовит документы на увековечение этих людей на воинском захоронении в Раппатилах (№ 71). После этого данные будут внесены в электронный паспорт воинского захоронения, и могила перестанет быть безымянной. А дальше, возможно, последуют предложения, чтобы переделать этот памятник полностью (как на улице Дальней).

55 человек – это не пять… ведь родные их ищут, как Тимофея Бойко, как многих других…

Елена СТЕПАНОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев