О чем молчит дом Сутгофов в Выборге

О чем молчит дом Сутгофов в Выборге
1510
1890 г. Дом Хакмана (бывший дом Сутгофов). На его месте в 1907-1909 гг построен Гранитный дворец

Гуляя по улицам старого Выборга, невозможно пройти мимо дома Хакмана. Двухэтажное здание, расположенное на углу Подгорной улицы и Северного вала, построенное в стиле северного модерна, выглядит как настоящий дворец и даже у людей, равнодушных к памятникам архитектуры, вызыват восхищение. Его красно-серые гранитные фасады, обращённые к замку и северной гавани, выглядят поистине величественно и приковывают к себе взгляды туристов.

С правой стороны «Гранитный дворец» вплотную примыкает к скромному двухэтажному зданию, в котором сейчас располагается офис Ленэнерго. Это все, что осталось от дома Сутгофов, левое крыло которого было снесено в 1907 году во время строительства дома Хакмана.

Ещё в 1650-х годах вдова советника Мартина Лехусена Карин построила на этом месте каменный дом. Мартин был внуком голландского врача и писателя Левина Лемниуса. Сборники его лечебных рецептов и магических формул, написанные на латыни, переводились на разные языки и переиздавались много раз. Эти труды, в той или иной форме, просуществовали четыре столетия.

В начале 1700-х годов домом владел купец Матиас Вишман, дочь которого Анна Катарина вышла замуж за Антона Йохана Бойсмана, сына выборгского сенатора Рейнхольда Йохана Бойсмана. До того, как переехать в Выборг, Рейнхольд вместе с братьями и сёстрами учился в немецкой школе и жил в городе Ниене, на территории которого сейчас расположен Санкт-Петербург.

В середине того же века дом назывался «Ludwigska huset» в честь Юстуса Иоганна фон Людвига. Он был мужем Хелены Кристиан Сутгоф, дочери Йокима и Хелены Сутгофов.

Прадед Йокима, Хенрик Сутгоф, в конце 16 века переехал из Любека в Выборг и женился на дочери выборгского купца Иокима Фрезе, занимавшегося внешней торговлей. В 1637 году он вместе с братом Петром арендовал подвал ратуши и открыл там таверну. В 1639 году он стал капитаном городского корабля и через год владел его частью.

Во второй половине 18 века, после смерти Юстуса, дом стал принадлежать брату Хелены Кристиан, купцу Мартину Сутгофу. В 1807 году после смерти Мартина его жена Софи Сутгоф продала дом семье Хакманов, которые спустя сто лет построили на этом месте новый дом.

Неизвестно, каким образом вплоть до последней продажи дом менял своих хозяев, но чёткая родственная связь между его владельцами прослеживается достаточно хорошо. Документов и упоминаний, говорящих о его продаже, нет. Возможно, все эти годы он передавался по наследству.

Северный Вал, 5. Уцелело только левое крыло здания

Так мать Хелены Кристиан и Мартина Сутгофа, Хелена Бойсман, по материнской линии была праправнучкой Мартина Лехусена, жена которого упоминается в качестве его первого владельца.

По отцу Хелена принадлежала к старинному немецкому роду.

В начале 1600-х годов ее прадед Рейнхольд Тенниссон Бойсман переехал в Выборге из Ревеля, а уже в 1618 году стал мэром города и был представителем Выборга в риксдагах 1642 и 1647 годов. В 1650 году он подал в отставку, получил дом и 300 талеров пенсии.

Дед Хелен, Якоб Бойсман, не пошёл по стопам своего отца Рейнхольда. В Выборге он был известен как купец и контрабандист. В 1652 году он обвинялся в незаконной торговле табаком. А ещё через год был приговорён к штрафу за то, что назвал представителей табачной монополии «шведскими собаками». Он активно занимался внешней торговлей, владел магазином и имел монополию на продажу пивного уксуса в Выборге.

В 1667 году он был снова оштрафован. На этот раз за то, что под видом сливочного масла продавал соль доверчивым жителям Ведерлакса (Виролахти).

В семье Сутгофов, кроме Мартина и Хелены Кристиан, о которых мы уже упоминали, было ещё четверо детей. Среди них стоит остановиться на Гансе Сутгофе, который был женат на Анне Катарине.

В их семье воспитывалось 9 детей, одного из них звали Николай.

В возрасте 20 лет Николай Иванович Сутгоф был принят в батальон Финляндского егерского полка. В 1788-1790 гг. за отличие в Русско-шведской войне он был переведён в Лейб-Гвардейский полк. С 1808 по 1812 гг. принимал участие в сражениях Турецкой компании. За проявленную храбрость был награждён орденом Святого Георгия, золотой шпагой и другими высокими военными наградами.

В 1812 году в битве при Лейпциге был ранен и попал в плен. После взятия Парижа освобождён и в январе 1815 года произведён в генерал-майоры.

После войны был комендантом Киева, а с октября 1826 года – комендантом Гельсингфорса.

Николай был женат на Анастасии Васильевне Михайловой. В семье было двое детей: Александр и Анна. Есть дневники дочери пленного шведского генерала, возвращавшейся вместе с отцом домой через Выборг. Она пишет, что была хорошо принята генеральшей Сутгоф и осталась очень довольна ее двумя замечательными и образованными детьми. К сожалению, данных о том, где происходила встреча, у нас нет. Можно только предположить, что это происходило в доме Сутгофов.

Будущий декабрист Александр Сутгоф, сын Николая Сутгофа, воспитывался в московском университетском пансионе. В 1807 году поступил юнкером в 7-й Егерский полк. В 1823 году в звании поручика переведён в Лейб-Гвардии Гренадерский полк.

Утром 14 декабря 1825 года он вместе со своими лейб-гренадёрами вышел из казарм и миновав Зимний дворец направился на площадь к Сенату. Первые атаки конногвардейцев пришлись на лейб-гренадёров и московцев, которые с большим успехом отражали их холостыми зарядами, пугая лошадей.

В этот же вечер Сутгоф был арестован на своей квартире, находившейся недалеко от Сенатской площади, где он переодевался в парадную форму, чтобы явиться в Зимний дворец. Когда на следствии Сутгофа спросили, какие причины побудили его вступить в тайное общество, он не колеблясь ответил: «Цель общества – есть благо общее. Я тоже желал содействовать сему».

Он был приговорён к смертной казни, но по указу от 10 июля 1826 года навечно сослан на каторжные работы. В Сибири Сутгоф принимал активное участие в работе «каторжной академии» и создании кооперативной артели. В 1836 году, находясь на каторге, вступил в брак с дочерью штаб-лекаря Анной Янчуковской. Супругов определили в Веленскую слободу близ Иркутска.

В 1848 году по ходатайству матери и сестры Анны Нарышкиной (жены Кирилла Нарышкина – старшего брата декабриста Михаила Нарышкина), Сутгоф был отправлен рядовым на Кавказ.

«Мы живем порядочно. Жена иногда бранит Кавказ, но от этого ни ей, ни Кавказу не хуже», – писал он в марте 1849 года Трубецкому в Иркутск.

Спустя год, он был произведён в офицеры с возвращением потомственного дворянства.

Его служба продлилась 8 лет, после чего Сутгоф был прикомандирован к Управлению Минеральными Водами в Кисловодске и Боржоми. Скончался в августе 1872 года в Боржоми. Похоронен в ограде церкви Иоанна Крестители. Прибыв последним из декабристов на Кавказ, он последним его и покинул.

Ещё один праправнук Хелены Бойсман, Василий Арсеньевич Бойсман, был капитаном 1-го ранга, участвовавшим в обороне Порт-Артура, в качестве командира броненосца «Пересвет».

В 1904 году во время сражения он был тяжело ранен и при сдаче города отказался от эвакуации, сказав, что останется вместе с матросами. Умер в японском плену от ран. На похоронах Бойсману были отданы воинские почести, назначен почётный караул японских моряков. Проститься с ним пришли военный комендант Мацуямы полковник Коно и генерал Окабэ.

Василий Бойсман известен ещё и как исследователь дальневосточных морей. Он занимался гидрографическими работами у берегов Кореи и в морях Тихого океана. Его именем названы банка и бухта в заливе Петра Великого.

Денис ГИЛЬМАНОВ

Читать все статьи автора Денис Гильманов

Читайте также