Выборгские поисковики ликвидировали еще одно белое пятно в истории войны

Выборгские поисковики ликвидировали еще одно белое пятно в истории войны
928
Так выглядит мемориал сегодня

Более четырёх лет назад на развилке дорог Выборг-Светогорск и Комсомольское-Приозерск по народной инициативе появился памятный знак. Это силуэт танка Т-34 с бортовым номером 450, как бы уходящего в небо вслед за погибшим экипажем…

Неравный бой

Тогда историю последнего боя легендарной «тридцатьчетвёрки» решили увековечить в граните рабочие одного из предприятий посёлка Возрождение. Они посчитали несправедливым, что в соседнем государстве участников битвы при Тали-Ихантала считают героями, а у нас мало что известно об этой странице военной истории.

На момент создания мемориала реально существовало только описание боя, приведенное в книге Баира ИРИНЧЕЕВА «Прорыв Карельского вала. Четвёртый сталинский удар»: «Танки и самоходки выдвинулись колонной по шоссе и проскочили мост. Все финские сапёры, которые должны были взорвать мост, погибли в ходе советской артподготовки. ...«Тридцатьчетвёрка» с бортовым номером 450 проскочила деревню и направилась по шоссе в сторону Энсо (Светогорск). Проехав около 2 км в направлении Кальпеенйоки (Комсомольское), танк повернул обратно в Иханталу. В это время к шоссе подтянулись два немецких орудия из 330-й бригады. С противоположной стороны засела финская пехота с панцерфаустами.

Первый выстрел немецкого сержанта попал в правый борт танка, и «тридцатьчетвёрка» встала. Второе попадание панцерфауста в левый борт уничтожило танк. Боеприпасы сдетонировали, и машина сгорела»...

Имена погибших бойцов 2-го батальона 30-й гвардейской танковой бригады не были известны, хотя пятеро из них были представлены к званию Героя Советского Союза. Но поскольку сражение не стало успешным, командование наградило их орденами Отечественной войны II степени…

«Живыми не сдадимся... И мертвыми – тоже!»

Выборгским поисковикам удалось отыскать информацию о составе экипажа легендарной машины № 450. Командир танка – гвардии младший лейтенант, ростовчанин Николай Трофимович Жирнов, 1919 года рождения, призванный в армию в 1939-м, воевавший с самого начала Великой Отечественной. Командир башни – гвардии сержант Иван Дмитриевич Карелин. Он родился в Саратове на год позже своего командира, на фронте тоже с 1941-го, был награждён за оборону Ленинграда.

Радисту, гвардии сержанту Василию Михайловичу Кочергину, в 1944-м было всего лишь двадцать, уроженец Кировской области, он успел повоевать лишь год. Его ровесник, механик-водитель Михаил Георгиевич Кузнецов, на фронт ушёл годом раньше из Углича Ярославской области.

Замполит 30-й гвардейской отдельной танковой бригады Фёдор Румянцев вспоминал позднее, что экипаж был дружный: «Как-то зашел в роту Багрова, когда солдаты обедали. Четверо танкистов с котелками устроились рядышком на гусенице, что-то веселое рассказывая друг другу. Багров кивнул в их сторону, заметил с улыбкой:

– Видели? Это про них, наверное, песня сложена: «Три танкиста, три веселых друга, экипаж машины боевой»... – Так их же четыре, – заметил я шутя.

– Верно, четыре... но четыре в песню не вмещаются...».

…Их жизнь оборвал роковой выстрел, которому предшествовал дерзкий прорыв через укреплённые позиции противника. Первый залп, угодивший в лобовую броню, остановил машину. Танкисты превратили обездвиженную «тридцатьчетвёрку» в крепость, успев положить до сотни солдат неприятеля, уничтожить два противотанковых орудия, три противотанковых расчёта, четыре станковых пулемёта, два расчёта с фаустгранатами. Согласно архивным документам, их танк проутюжил два дзота с пулемётной установкой.

Румянцев цитирует и прощальное послание экипажа – «неровно и наспех написанные карандашом полустертые строчки на почти сгоревшем обрывке газеты:

«Дорогие товарищи. Не знаю, успею ли дописать... Пишу на всякий случай. Не знаю, сколько осталось жить: полминуты или полчаса. Мы окружены. Танк подбит и не может двигаться. Дым застилает глаза. Нечем дышать. Враг угрожает сжечь нас живьем, если не сдадимся. Но мы, комсомольцы, живыми не сдадимся. И мертвыми тоже не сдадимся. Пусть подавятся, сволочи, нашим танком...».

Имена героически погибших танкистов увековечены на воинском захоронении в Петровке.

Связь поддерживают внуки и правнуки

– Несколько лет назад я участвовал в форуме, на котором обсуждались различные достопримечательности нашей страны – военные, исторические... Увидел информацию об этом мемориале, фотографию, заинтересовался, решил обязательно там побывать. И вот нынешним летом приехал в гости мой друг с семьёй – мы вместе начинали заниматься поисковой работой, в одной палатке жили, из одного котелка ели. Так вместе мы впервые и оказались у памятника 450-му экипажу, – рассказывает заместитель командира поискового отряда «Космос» Михаил ЧИПЕНКО.

Через короткое время другой поисковик, замкомандира отряда «Северный рубеж» Александр АНДРУШКО в одном из зарубежных источников наткнулся на имя командира танка. В статье говорилось, что Николай Жирнов успел выскочить из машины и убить несколько солдат противника. А затем и сам погиб…

– Имена членов экипажа оставались неизвестными. Многие пытались их установить, эта история обсуждалась даже на англоязычных форумах.

В конце концов описание боя и другая подтверждающая информация была обнаружена на сайте «Память народа».

– Есть в ВК группа памяти 30-й гвардейской Выборгской отдельной танковой бригады, её ведёт Тамара АРЗУМАНЬЯНЦ, внучка Богдана Артемьевича Богдасарова, командира роты управления, который был награждён в том числе и за освобождение Выборга, принимал участие в боях при Ихантала. 

Тамара поддерживает связь со многими внуками и правнуками воинов 30-й бригады, они делятся с ней воспоминаниями, фотографиями. Сама она живёт в США.

Поисковики подготовили доклад по данной теме, который представят на одной из ближайших встреч в выставочном зале «Выборг - город воинской славы». В помощь они привлёкли автора проекта «Трёхмерная летопись» Артёма ПАСТУХОВА (командир поискового отряда «Университет ИТМО»), посвятившего небольшой видеоролик эпизоду рокового для танкистов боя.

– К сожалению, у нас нет ни одной фотографии членов экипажа, даже Николая Жирнова. В личном деле офицера имеется учётно-послужная карточка, но и в ней, увы, фото отсутствует. Попробуем сделать запрос в Московский архив социально-политической истории (Жирнов был членом ВКП(б) с 1943 года).

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также