Об огнях-­пожарищах, о друзьях-­товарищах…

Об огнях-­пожарищах, о друзьях-­товарищах…
998
Об огнях-­пожарищах, о друзьях-­товарищах…

В феврале будет отмечаться очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана. Сегодня мы беседуем с участником боевых действий в ДРА Евгением МИХАЛЕВЫМ, который недавно презентовал читателям свой очередной поэтический сборник.

– Эта война длилась 9 лет 3 месяца и 19 дней. Через горнило Афгана прошло около шестисот тысяч советских солдат и офицеров. Мы потеряли в той войне 13 865 своих боевых товарищей, около 30 тысяч получили ранения, 888 пропали без вести или попали в плен…

36 лет тому назад…

Он воевал там с середины августа 1985-го по октябрь 1986 года. Это была специальная командировка, в которую Михалев отправился из Забайкальского города Могочи. Она должна была продлиться год, но пришлось задержаться еще не два месяца: вертолётчики, которые должны были сменить их в Афганистане, были переброшены на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

Прежде чем ступить на землю ДРА, вертолётчики прошли двухнедельный курс адаптации в Судаке. Здесь, в похожем на афганский климате, им давали усиленные спортивные нагрузки – бег, плавание, гребля, ночные марш-броски в степь. И только потом – выполнение «интернационального долга».

– Мы работали по всей территории Афганистана, обслуживали народную армию, возили грузы, боеприпасы, личный состав, топливо, продукты. Место дислокации – Кундуз на севере страны.

Старший бортовой техник-инструктор Михалев занимался обучением молодых лейтенантов, сам летал в составе экипажа командира отдельной эскадрильи.

– Перед вылетом мы получали пистолет Макарова и автомат: вдруг в случае аварии покинуть машину. Помню историю, когда душманы заминировали экипаж командира отряда Михаила Трабо… Только Лёша Смирнов сумел тогда выпрыгнуть. А душманы обычно место падения вертолёта окружали тройным кольцом, чтобы взять в плен оставшихся в живых лётчиков либо забрать тела погибших. За это они получали большие деньги.

В той стычке, рассказывает Евгений Михалев, Алексей Смирнов выжил, каким-то чудом, а товарищи его сгорели заживо. С экипажем Трабо Михалев служил в Польше, Забайкалье. Потеря пяти боевых товарищей стала большой трагедией…

Молодые были…

В условиях боевых действий, когда нервы напряжены, как теперь говорят, в режиме 24/7, конечно, вертолётчики придумывали себе способы разрядки. Однажды решили подшутить над одним из товарищей.

– Дело было в Гордезе. …Когда Миша перед сном пошёл умываться, мы положили ему под простынь тонкую нить от стропы, а конец протянули за кроватями ко мне как застрельщику. Он вернулся, лёг, и я начал рассказывать историю: когда работал в аэропорту в Красноводске ещё до армии, там водились скорпионы; они проникали даже в жилые помещения, и один укусил женщину в гостинице. Рассказываю «с картинками» – как скорпион укусил, как женщина кричал , а сам тяну нитку…

Главной задачей заговорщиков было не рассмеяться над нервно ёрзающим товарищем. Когда в кульминационный момент «страшилки» Михаил вскочил с кровати, гогот шутников разбудил дежурного, и тот прибежал с автоматом, решив, что напали «духи».

Когда небо снова стало мирным

Из Афганистана Евгений Михалев вернулся в Забайкалье. Затем в 1987-м командование предложило новое место службы на выбор – Украина, Белоруссия или Россия – Ленинградский военный округ, Прибылово:

– Тогда ещё Союз был един, но я решил, что русский человек должен жить и служить только в России.

Перелистывая армейский альбом, Евгений Алексеевич комментирует: «Это я молодой, это в Судке, а здесь отрастил усы подковой, означающие, что я за Бабрака Кармаля (национальный лидер Афганистана в те годы –ред.), а это мне хвост прострелили (имеет в виду, конечно, вертолет – ред.)». На фото живописные горы, озёра и другие экзотические пейзажи. Оказывается, именно за такими красотами бандиты укрывали свои зенитно-ракетные комплексы.

– Вот памятник погибшим товарищам в Кундузе; сами сделали, поставили вертикально лопасти, а поперек – памятная надпись: «Воинам-авиаторам».

В очках, шлеме и кислородной маске его непросто узнать на фото. Поясняет:

– Статический и динамический потолок вертолёта – 4500 метров, а мы набирали 6200! Брали меньше керосина, грузов и поднимались на высоту, где не так велик риск, что нас достанет «стрела» или «игла». Правда «стингер»-то и там достал бы… На такой высоте жизненно необходимы были кислородные маски.

У каждого служившего там был личный уголок, оформленный фотографиями близких, какими-то неформальными вещицами, напоминающими о доме, родных. В альбоме есть фото и на фоне такого уголка.

Памятны снимки с местными военными, защитниками апрельской революции, сорбозами (солдатами правительственных войск, призывной возраст у которых, между прочим, был от 17 до 55 лет), комсомольцами афганской народной армии.

Контакты с местным населением были категорически запрещены, даже походы в магазин карались выговором вплоть до выдворения в Союз с особой отметкой в личном деле, ставившей крест на военной карьере.

На одном из снимков Михалев запечатлен среди роз:

– Мы выращивали их. А когда прилетала к нам Анне Вески (популярная в те годы эстрадная певица, – ред), я подарил ей огромный букет.

С песней по жизни

Он продолжает активную общественную жизнь: пишет стихи и прозу, возглавляет литературно-художественное объединение при районном Совете ветеранов «Боевой союз», поёт в ансамбле «Гвардия», встречается с товарищами, в том числе в доме инвалидов-участников боевых действий, бывает в школах…

– Ребята слушают внимательно, активно участвуют в беседах, самым бойким я дарю свои книги. Даже малыши из детского сада понимают меня, а ведь непросто объяснить детям, что такое война…

К предстоящему 33-летию вывода советских войск из Афганистана Евгений Михалев приурочил выход в свет своей книги «Шагая по жизни».

– Посвятил я её подвигу наших вертолётчиков в небе Афганистана. В ней три части – «Раскалённое небо Афгана», «Любовь как награда» и «Осень в душе». В первой, как понятно из названия, патриотика, остальное – личное.

На творческий вечер в лекционном зале библиотеки Алвара Аалто собрались давние соратники Евгения Михалева – Анатолий ДЕРИШ, Сергей САВИН, Александр БЕЛОВИЦКИЙ, ансамбль «Дуал» (Сергей МОРАРЬ и Владимир ФЕДОТОВ)… Вспоминали боевое прошлое,  радости и горести той поры, свою молодость. Звучали стихи в исполнении автора, песни на его тексты.

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также