Алексей Учитель: Маститый кинорежиссёр вспомнил много любопытного

Алексей Учитель: Маститый кинорежиссёр вспомнил много любопытного
554
Алексей Учитель: Маститый кинорежиссёр вспомнил много любопытного

Народный артист России, кинорежиссёр и продюсер Алексей УЧИТЕЛЬ – человек, безусловно, интересный. В этом убедились поклонники творчества Алексея Ефимовича, до отказа заполнившие лекционный зал библиотеки Алвара Аалто. Кинематографист рассказал о себе, о творчестве, о кино.

«Край»

Этот фильм кинорежиссёр считает своей первой масштабной работой.

- Очень сложные съёмки, иногда в кадре присутствовало четыре-пять паровозов. Мы нашли под Питером недействующий бетонный завод с брошенными подъездными путями, где построили декорацию посёлка в Сибири. Я первый раз работал с Владимиром МАШКОВЫМ. Он уникальный актёр! На время съёмок отказался от всех других проектов, целый год провёл с нами, освоил вождение паровоза, учился два месяца, получил удостоверение, сам управлял, хотя, конечно, на трюковых съёмках его подстраховывал профессионал. Всё время ходил в гимнастёрке, даже на выходные не уезжал в Москву. Заранее постригся, ходил бритый, входил в образ, хотя до начала съёмок оставалось ещё несколько месяцев. У него какая-то уникальная одержимость, ему в фильме веришь от начала до конца!

В качестве противоположного примера Алексей Учитель привёл актёра Данилу КОЗЛОВСКОГО. Данила одновременно снимался у Алексея Ефимовича в «Матильде», у Николая ЛЕБЕДЕВА в ремейке «Экипажа» и в «Викинге» Андрея КРАВЧУКА. Перемещался с одной съёмочной площадки на другую, спал в самолётах, где, наверное, и входил в образ.

А теперь – о чувствах к прекрасному. На съёмках рискованной сцены с горящей баней потребовалась женщина из массовки, которая, по сценарию, выбегала из охваченного огнём строения. Конечно, все меры безопасности соблюли но, во-первых, риск всё же оставался, во-вторых, естественно, женщина должна была выбегать обнажённой. Алексей Ефимович обратился к актёрам массовых сцен, и все тридцать женщин-статистов, занятых в съёмках, выразили готовность. Режиссёра впечатлила такая любовь к искусству. Но ещё больше он поразился, когда узнал, что за скромный гонорар участники массовки покупают себе медицинские справки: снимали, в основном, по ночам, а утром идти на работу не хотелось.   

Про Новгород и Колпакову

Начинал Алексей Учитель как кинодокументалист. Его отец – один из лучших ленинградских мастеров этого жанра Ефим Учитель. Он посоветовал сыну поступать на операторский факультет ВГИКа. Первая попытка оказалась неудачной, хотя абитуриент на вступительных экзаменах получил семь «пятёрок». Но не хватило одного балла, и пришлось устраиваться на работу ассистентом оператора. И Алексей Ефимович об этом не жалеет, потому что работа ассистентом стала настоящей профессиональной школой для молодого человека.

- После института пришёл на студию. Первым моим фильмом как режиссёра-оператора была видовая лента из серии «Десять минут по СССР». Снимали в Великом Новгороде. Сказали, что нужно сдавать фильм в Ленинградском обкоме партии. Я удивился, ведь снимали в Новгороде. После пришлось сдавать фильм еще и в Новгородском обкоме. Я подумал: уж если такую безобидную картину нужно так утверждать…И решил перейти чисто на операторскую работу, которой занимался два года.

Как оператор, снимал фильм про балерину Кировского театра, народную артистку СССР Ирину КОЛПАКОВУ. Она никак не соглашалась на съёмки в гримёрке после спектакля: усталая, потная, не хочу… Пришлось пойти на хитрость. Вместе с ассистентом и огромной бесшумной камерой залез в шкаф, в котором проделали дырку для объектива. А над гримировальным столиком ввернули фотолампочку. Балерина пришла после спектакля, мы снимаем, потрясающие кадры, и вдруг эта лампочка взрывается прямо над Колпаковой. Она закричала, шурум-бурум… После Ирина Александровна долго со мной не разговаривала, но я уговорил её посмотреть снятые кадры на экране. Она зашла, посмотрела, расплакалась, и всё стало хорошо, мы помирились.

Операторская профессия – удивительная, сталкивает с большим количеством потрясающих людей!      

«Рок»

В 1987 году Алексей Учитель снял документальный фильм о ленинградском рок-клубе. Возможно, лучшее киноисследование о феномене советской рок-музыки.

- Я всегда пытался и в игровых, и в документальных картинах выбирать «сумасшедших» людей. Я не был в рок-тусовке. Немножко знал Бориса ГРЕБЕНЩИКОВА, но не более того. О рокерах ходило много баек, не всегда хороших, и я решил снять картину не о том, какие они замечательные композиторы и поэты, а какие они в быту, в жизни. Они  меня не знали, возможно, боялись какой-то провокации. Я понял, что нужно что-то придумать. Выбрал самого молчаливого и неприступного из них – Виктора Цоя, который тогда действительно работал в кочегарке. Предложил: «Придём к тебе туда втроём – я, оператор и звукооператор – поставим камеру, ни одного вопроса не зададим, и будем снимать. Потом придёшь на студию, посмотришь, если не понравится – разойдёмся. На моё счастье, Виктор согласился.

Снимали двое суток, было безумно интересно. Цой пришёл со всей группой «Кино» на студию, все в чёрном, угрюмые. Посмотрели, я показал весь материал. Виктор сказал одно слово - «нормально». И это «нормально» послужило для меня пропуском в рок-клуб. Я там мог говорить с кем угодно. Потом даже ездили с Цоем на гастроли в Литву. Жена Виктора, Марьяна, работала на фильме «Рок» администратором. После гибели Цоя по её просьбе сняли документальную картину «Последний герой» в память о нём. Использовали материалы, не вошедшие в «Рок».

Лента «Рок» во многом стала знаковой для Алексея Учителя. Не удивительно, что и свою киностудию, созданную в 1991 году, кинематографист назвал так же.

«Цой»

- Это моя последняя игровая картина. Фильм не именно о Цое. Думаю, что «Цой» - это уже некий символ. В 1991 году я был в Юрмале, недалеко от которой и погиб Виктор. Видел водителя «Икаруса», который столкнулся с автомобилем рок-музыканта. Почему-то это сидело во мне много лет. Совсем недавно сняли картину. Это притча о гении, который погибает молодым. Путешествие автобуса с гробом Цоя, как и происходило в действительности.

Были сложности с картиной, только недавно закончились последние суды. Сын Виктора Цоя, Александр, которого я снимал ещё мальчиком, дал разрешение на съёмки, хотя мне это было и не нужно, но я хотел, чтобы всё оставалось по-человечески. Я показывал ему сценарий, Александру не нравилось, что Цой весь фильм лежит в гробу, но я объяснил, что это символика, не нужно воспринимать в буквальном смысле.

А после премьеры Саша резко восстал и даже написал письмо Президенту России с требованием о запрете ленты. Это абсурд! Ничего оскорбительного в картине, наоборот, всё очень уважительно. Но это проблема родственников, которые почему-то хотят быть режиссёрами. У них в голове есть своя картина, возможно, идеальная. Однако нельзя лишать художника права посмотреть на героя своими глазами.

В планах – Шостакович

- Готовим проект о Дмитрии Шостаковиче. Это не байопик (биографический фильм – С.К.) в чистом виде, а притчевая история. Поразительно, что до сих пор не было ни одной игровой ленты о Дмитрии Дмитриевиче. Его жизнь поразительна! Это гений, который всё время боялся, у него было много страхов. Но когда он выражал что-то в музыке, это было потрясающе! Я общаюсь с вдовой композитора, Ириной Антоновной, с его сыном Максимом, известным дирижёром. Открываются удивительные факты. Например, знаменитую тему из «Седьмой симфонии» Шостакович написал ещё до войны. Но всех секретов открывать не буду.

Сергей КАРСАКОВ

Читайте также