Не забываем ли мы свои корни?

Не забываем ли мы свои корни?
248
Не забываем ли мы свои корни? Не забываем ли мы свои корни?

Размышлениями делится старожил Выборга

Мои родители, Модестов Сергей Константинович и Григорьева Ирина Севериновна, приехали в Выборг сразу после войны, они участвовали в создании театральной самодеятельности в городе, в создании театра Советской Армии в Доме офицеров наряду с такими людьми, как Василий Васильевич Кляузов, Иван Никифорович Устинов.

Долгие годы они собирали архив и библиотеку. Архивом моя мама поделилась с Николаем Кузьминым как с представителем театра. Оставшись один, я решил не продавать книги и подборку журналов «Театр», а передать родному и для меня творческому коллективу безвозмездно, с одной только просьбой – организовать встречу с артистами, чтобы рассказать, как кружок превращался в театр, о моем восприятии всего, что происходило тогда, о моих родителях, о людях того времени. Думаю, для наших театральных коллективов, да и просто для горожан это нужно, хотя бы для того, чтобы не повторять старых ошибок.

Обидно раз за разом читать заметки, путеводители, где «финский» театр получает больше внимания, чем наш советский, российский, хотя с 1948 года драматические коллективы, музыкальная и художественная школы, музыкальные коллективы и театры кукол воспитали не одно поколение, сформировали городской культурный код. А потом и наша «Святая крепость» занялась этим…

Простая арифметика: до 1918 года город шведско-немецко-русско-финской культуры; с 1918 до 1944 (т.е. 26 лет) город – финский, и последние 75 лет – советский «российский город Выборг» с особым, но уже российским менталитетом.

Год Франции, Год уссурийского тигра… А теперь вот Год театра. Мы привыкли к калейдоскопу всяких «годов», иногда даже замечаем то, что связано с каждым из них. Но вот Год театра в нашей стране, да и в городе, будет иметь серьёзные последствия, для кого-то положительные, для кого-то, возможно, совсем иные…

После Гражданской, Отечественной и «Перестроечной» войн происходят схожие процессы в театральной жизни. Каждый раз, преодолевая разруху, государство осознаёт острую потребность в «хлебе и зрелищах» И вот тут театр имеет особую роль. Как писал Томас Манн: «театр делает из толпы народ!».

Граждане, наевшись, начинают сознавать, что в лихие годы подотстали в культурном развитии. Кино, ТВ и пр. никогда не заменят театр. Театр – это мистика соучастия в творчестве, волнение от близости прекрасного и ужасного, от того, что близко – руку протяни – дышит с тобой одним воздухом.,

И вот в такое время и театральная братия, и чиновники рядом с ними оживляются. Появляются новые идеи и новые финансовые потоки. Прояви себя ярко и настойчиво – можно изрядно зачерпнуть.

И после каждой войны находились режиссеры, театралы, которые так размашисто проявили себя, свою тягу к экстремальным экспериментам и деньгам, что властям приходилось усмирять их поначалу, порой, жестко.

Эксперименты театра Мейерхольда сначала высмеяли в «Двенадцати стульях» Ильф и Петров, затем Алексей Толстой в «Золотом ключике» бородой к сосне примотал. Почитали детишкам на ночь сказку о веселом Буратино дяденьки, взяли наганы и поехали за Мейерхольдом и его соратниками.

После Великой Отечественной войны Сталин также чистил театры и театралов – тех, кто перегибал в экспериментах, увлекался политикой на сцене и за кулисами, да и к благам тянулся сверх закона. А подмешалось национальное, и железный каток раздавил театр Михоэлса.

А вот Никита Сергеевич Хрущев, с присущей ему крестьянской лукавинкой, нанес удар по строптивым театралам неожиданной дубинкой: он удовлетворил потребность в увеличении количества и качества театров за счет создания Народных театров и преобразования в Народные театры театров народного творчества.

В первый год около ста коллективов самодеятельности были преобразованы в Народные театры (три из них в Выборге и районе). Конечно, это были лучшие коллективы в Союзе. По стране тут же были сэкономлены сотни миллионов рублей. Но команда Хрущева созданием Народных театров не только удачно решала финансовые проблемы, но и осадила профессионалов театрального мира, указав им на то, что годы профессиональной учебы и работы сами по себе стоят не так уж много, а то и вовсе ничего не стоят, если приезжает в Москву «банда» инженеров, шоферов, рабочих и домохозяек и играет лучше прославленных мастеров сцены. Нетрудно представить, с каким высокомерием стали разговаривать с театралами чиновники: ты, может, и заслуженный режиссер или актер, но с квартирой подождешь, а то, говорят, в Энске есть сантехник – играет не хуже и на квартиру сам заработал… Так или примерно так.

Может быть, с тех пор для многих профессиональных театралов слово «самодеятельность» хуже проклятия.

И до сих пор есть люди, которым кажется, что звание Народного театра – это награда. С одной стороны, это признание высокого уровня. Со всех остальных сторон, это обязанность раз за разом совершать чудеса и соответствовать уровню. В 1959 году С.К. Модестов ставит спектакль «Люди, которых я видел» в гарнизонном Доме офицеров с драматическим кружком. Премьера состоялась в феврале. Весной руководство округа обещает коллективу звание Народного театра.

30 октября 1959 года документы о присвоении звания оформлены. Сергея Константиновича Модестова назначают исполняющим обязанности главного режиссера. Правда, не надолго: вскоре из Ленинграда присылают профессионального режиссера, заслуженного деятеля культуры с такими требованиями и амбициями, что через полтора года от 70 человек в коллективе остается чуть больше десятка, создатель коллектива Василий Кляузов уезжает с другим театром покорять целину.

Всем известно, что профессиональный актер ходит на работу, получает зарплату и обязан… Актер в Народном театре никому и ничем не обязан. Это его свободный выбор любви к театру, веры в своего режиссера, в свой коллектив. И это особый дар, талант увлекать за собой абсолютно свободных людей каждый раз в новый мир, с полным взаимным принятием друг друга.

У нас прошлое и будущее непредсказуемы. Чем для нас, земляки, кончится год Театра, отчасти зависит и от нас.

Степан МОДЕСТОВ

P.S. Кстати, кому интересно: посмотрите Большую Советскую энциклопедию, статью о Народных театрах (том 17 стр. 285): среди более интересных спектаклей там названы «Птицы нашей молодости» Иона Друцэ, поставленные в Выборгском народном театре режиссером Борисом Фурнэ. А теперь скажите, много ли ваших знакомых попало в БСЭ?

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев