Галина Крылова: «Война нас закалила, но детство отняла»…

Галина Крылова: «Война нас закалила, но детство отняла»…
402
Галина Николаевна Крылова: жизнь продолжается

Дети в годы войны быстро разучились плакать, шалить и капризничать. Они теряли родителей, братьев и сестер, рано начинали трудиться, а учеба для многих была всего лишь мечтой… Их жизнь часто висела на волоске: голод, холод, болезни в любой момент могли ее прервать. Многие прошли и через ад неволи… Галина КРЫЛОВА все это испытала на себе.

«Родом я с Новгородчины»

– До войны наша семья жила на Новгородской земле. Три моих брата (1924, 1926 и 1935 г.р.) по мере сил помогали отцу, ну а я была помощницей у мамы. Мирная жизнь для нашей семьи закончилась в 1939 году: отец погиб на Финской войне , похоронен на Волковском кладбище в Ленинграде…

Старший брат, Борис, уже учился в техникуме, в Новгороде. Жили мы тогда бедно, но дружно, горой стояли друг за друга. А тут война…

Уже в июле 1941 года война пришла на Новгородчину. Старая Русса была захвачена 9 августа, Новгород наши войска оставили 15 августа… Получается, что 18 районов области (а Новгородская область будет образована в июле 1944 года) из 27 были полностью или частично оккупированы; жители многих деревень и сел в качестве дешевой рабочей силы будут насильно вывезены в Европу и Прибалтику. Семья Галины окажется в Латвии…

Везли в вагонах для скота…

Галина Николаевна и сейчас не может спокойно говорить о тех годах: тогда ей было 10 лет, а самому младшему брату, Ване – всего лишь 6…

Из Лиепаи (Либавы) их привезли в волость Дурбе, здесь их разлучили… Маму с Ваней взяла к себе одна хозяйка, Галю – другая. Старший брат попал к прижимистому латышу: Володя питался чуть ли не со свиньями! Впереди всех ждал тяжелый труд на полях.

– Я и гусей, и коров пасла. Изгородей нет, но зато везде посажены розы, шиповник – своего рода ограждение. Спала в коровнике, там у меня был небольшой уголок. Хозяйка на мне тоже экономила: из одежды давала какие-то обноски, а обувь была самодельной: зимой ходила в деревянных колодках, а летом – в постолах – это куски кожи или брезента, собранные на носках и на пятках, чтобы не сваливались с ноги… Летом работы – непочатый край, да и зимой особо не отдыхала: меня брали в лес на заготовку дров. Собирали все до последнего сучка! Да, у них в лесу лучше, чем у нас – в парках…

Наступление наших войск в Прибалтике началось с лета 1944 года; узники чувствовали уже приближение свободы.

Их страдания закончились весной 1945 года: 9 мая советские войска освободили Лиепаю, 12 мая – Дурбе. Семья воссоединилась, впереди их ждал путь домой, но теперь уже в военном товарняке, в теплушке с печкой, а главное – их здесь кормили.

К счастью, их домик уцелел, он стал пристанищем и для них, и для многочисленных родственников. Из Германии вернулись угнанные туда мамина сестра с дочерью: у девушки на руке был выколот номер (с ним она прошла по жизни и умерла с ним…)

– Мама стала часто болеть, в феврале 1947 года умерла. Перед смертью она мне говорила: «Галя, не оставь Ваньку!». Володю взяли в армию, и остались мы вдвоем… За Ваней приехали из детского дома, а он вцепился в мой подол, плачет… А мне самой 15 лет – кто меня послушает?.. Не удалось мне брата отстоять, поместили его в детский дом в Новгороде, а он все домой рвался – два раза даже умудрялся сбежать. Тогда и решили отправить его подальше от нас – в Казахстан…

 Всю жизнь занималась не женской работой

– Ну а меня отправили в Гатчину, в профессионально-техническую школу, проучилась там четыре года. Нас учили слесарному делу, учили работать с металлом: дадут болванку, а тебе надо из нее что-нибудь сделать, например, молоток, и все это – вручную! После окончания школы два года прожила в Луге, работала на заводе «Литейщик»: из крючков и шайб вязала сетки к солдатским кроватям.

В 1951 году приехала в Выборг. Три месяца, до сокращения, поработала на сетевязальной фабрике, а потом устроилась на железную дорогу.

43 года – на железной дороге

Тогда на железной дороге работали в большинстве женщины. Сначала я была проводником, а потом пошла в вагонники, с 12 февраля 1952 года работала слесарем четвертого, а потом уже – пятого разряда. Была еще и осмотрщиком вагонов. Это очень тяжелая работа: из Финляндии, со станции Вайниккала вывозили наши войска, двухосные вагоны загоняли в тупик, чтобы поменять рессоры. Представьте себе картину: две худенькие девчушки несут на своих плечах шестнадцатикилограммовую рессору; я иду впереди, моя напарница – сзади, а кто-то еще тащит домкрат (он по высоте – чуть ли не с нас!), и вот мы с помощью домкрата поднимаем вагон и меняем рессору… Чтобы лишний раз не ходить туда-сюда, мы порой и две рессоры сразу носили!
Пассажирские поезда, которые шли до Элисенваары, состояли из сухотопочных вагонов, надо было их заполнить водой. Воду для туалетов заливали не под вагоном, как сейчас, а сверху – с крыши. Поясов безопасности тогда не было; залезаешь на крышу, а она обледенелая, ноги скользят… Один раз упала!

Бралась за любую работу, даже за такую, от которой мужчины отказывались! Муж – в армии, надо было о себе заботиться, а я еще и беременная была! Никто об этом не знал, поэтому я и на легком труде не была…

В 1974 году Галина Николаевна была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

– 43 года отдано железной дороге, кем только ни была я за это время – и слесарем, и угленосом, и заливальщиком, и монтером, и осмотрщиком… На железной дороге любая работа ответственная: ведь и от твоих действий зависит безопасность пассажиров во время передвижения, безопасность перевозки грузов. Любой состав стоит недолго, надо за это время составить представление о его исправности – по стуку молотка по колесам определяешь, нет ли неисправности в буксовом узле, если надо, то и масла налить… Идешь под перроном увешанная: крючок, молоток, масленка, фонарь с лампой… Работу эту делаешь независимо от времени суток и погодных условий. После осмотра надо справку написать, дескать, даю гарантию, без нее состав не поедет дальше.

За честный труд Галина Николаевна часто получала благодарности, премии, ценные подарки, она ветеран труда.

– Братья мои рано ушли из жизни, так что живу и за них. Воюю со своими болячками, еще и на даче работаю в меру сил. Моя правнучка, первоклассница, не признает слово «бабушка», меня зовет только Галей. Жизнь продолжается…

В этом году участок железной дороги Петербург – Выборг отмечает 150-летие. В том, что «железные дороги надежные, как рельсовая сталь» (слова из песни «Железные дороги» Игоря Саруханова) есть доля труда и Галины Николаевны Крыловой.

Лидия ВОРОНИНА

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев