ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. АННЕНКОВ

ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. АННЕНКОВ
ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. АННЕНКОВ ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. АННЕНКОВ

После поражения  восстания 14 декабря 1825 г.  двадцать семь декабристов содержались в крепостях автономного Великого княжества Финляндского. Первым узником этого края стал Иван Александрович Анненков (1802–1878). Поручику привилегированного  лейб-гвардии Кавалергардского полка было в то время  23 года. Декабрист А.Е.Розен, вспоминая молодого Анненкова, писал, что он «обращал на себя особенное внимание своею стройною и красивою наружностью, силою Геркулеса, одною рукою с легкостью подымал тяжесть до трех пудов, был пловцом неутомимым и отличным ездоком.

Родился Иван Анненков в Москве, в богатой родовитой дворянской семье. Отец -  отставной капитан  лейб-гвардии Александр Никанорович Анненков - умер рано, мать - Анна Ивановна (урожденная Якоби) была женщиной властной, сумасбродной и эгоистичной. Будущий декабрист получил вначале домашнее воспитание, его учителями - по моде тогдашнего времени - были иностранцы, затем слушал лекции в Московском университете. С 1819 г.  Анненков  на военной службе, которую изначально  проходил в Кавалергардском полку. В 1820 г. беспечная жизнь молодого корнета была омрачена  дуэлью, на которой он убил своего приятеля - корнета В.Я. Ланского. До конца своих дней не мог он простить себе этого проступка. 

В начале 1824 г. поручик И. Анненков стал членом  петербургской  управы Южного тайного общества, на заседаниях которой активно участвовал в обсуждении “Русской Правды” - программы общества,  составленной П.И. Пестелем,  а также планов цареубийства. Однако накануне решительных действий, на квартире Оболенского, Анненков, как и прочие его товарищи по полку, заявил, что Кавалергардский полк не готов к выступлению. И 14 декабря 1825 г. Анненков был на Сенатской площади, но в рядах Кавалергардского полка, уже присягнувшего новому императору. 19 декабря он был арестован  и отправлен на гауптвахту, 25-го допрошен самим Николаем I и в этот же день, в сопровождении фельдъегеря,  отправлен в  Выборгскую крепость. Сам он вспоминал впоследствии, что дорогой, мучаясь неизвестностью, он  допытывался у фельдъегеря, куда его везут, но тот “упорно молчал или отвечал сердито: “Вам какое дело? Вот увидите…?”. Только на последней станции перед Выборгом он сознался, что везет меня именно туда. Это меня  немного обрадовало, потому что я знал, что другие крепости  гораздо страшнее, чем  в Выборге”. “По приезде в Выборг, - свидетельствует далее  Анненков, – меня посадили в замок…  В Выборге  сидеть было довольно сносно. Офицеры и солдаты были народ добрый и сговорчивый, большой строгости не соблюдалось, комендант  был человек простой, офицеры  часто собирались в шлосс, как на рауты. Там всегда было вино, потому, что у меня были деньги, я был рад угостить, офицеры были рады выпить и каждый день расходились очень  довольные, а комендант добродушно говорил: “Я полагаюсь на Ваше благоразумие, а Вы моих-то поберегите”. Чувствительные немки, узнав о моей участи, принимали во мне большое участие, присылали выборгские крендели и разную провизию, даже носки своей работы. Однажды  кто-то бросил в окно букет фиалок, который я встретил с глубоким чувством благодарности: цветы эти доставили мне несказанное удовольствие”. (Комендантом  Выборгской крепости в 1819-1838 гг. был генерал  Бурхард Максимович Берг). К сожалению, декабрист не называет место нахождения своей камеры на Замковом острове. Скорее всего,  она находилась  на первом этаже тюрьмы Финляндского гражданского ведомства. На это указывает и то, что 30 сентября 1824 г. вышел правительственный указ “О помещении военных арестантов в тюрьмах гражданскому ведомству принадлежащих”. Правда, с сентября 1825 г. в здании тюрьмы велись ремонтные работы, и  к осени 1826 г. это  двухэтажное каменное здание было расширено “за счет  повышения чердачного помещения и приспособления его под тюремные камеры”. (В настоящее время в здании бывшей тюрьмы располагается администрация  музея-заповедника “Выборгский замок”).

В  Выборге И.А. Анненков находился немногим более месяца: 1 февраля 1826 г. он был доставлен в Санкт-Петербург и помещен  в каземат № 19 Невской куртины Петропавловской крепости. По окончании следствия, Верховный уголовный суд отнес декабриста к государственным преступникам II разряда, поставив ему в вину  принадлежность к тайному обществу и согласие “в умысле на цареубийство”. 10 декабря 1826 г.  И.А. Анненков был отправлен в Сибирь и здесь содержался вначале в Читинском остроге, а затем в тюрьме Петровского завода (ныне город Петровск-Забайкальский). Вслед за декабристом в Сибирь последовала его гражданская жена француженка Полина Гебль, которой пришлось преодолеть множество препятствий, чтобы добиться разрешения на эту поездку и на брак  с осужденным. Их свадьба состоялась в Чите 4 апреля 1828 г.

В 1836 г. Анненков вышел на поселение, местом которого ему было назначено  вначале село Бельское Иркутской губернии, а затем города Туринск и Тобольск. Мать декабриста не оказывала семье сына (у Анненковых было шестеро детей) никакой материальной поддержки.  В своих мемуарах многие декабристы отмечали значительную роль  Прасковьи Егоровны (так в России называли  супругу декабриста)  в судьбе Ивана Александровича, ее беззаветную любовь к мужу, детям, способность при любых обстоятельствах сохранять веселость, жизнерадостность, излучать энергию и доброту.

Осенью 1856 г. новый император Александр II издал манифест о восстановлении декабристов в правах и разрешил декабристам  вернуться из ссылки. Среди возвратившихся была и семья Анненковых. С 1857 г. и до конца своих дней они жили в Нижнем Новгороде. Иван Александрович  успешно служил, “в течение  нескольких трехлетий избирался уездным предводителем дворянства, занимался земскими реформами, содействовал открытию новых школ, проведению в жизнь реформы, освободившей крестьян от крепостной зависимости”. Неоценимой заслугой Полины Егоровны является то, что она оставила  потомкам свои “Воспоминания”. Скончалась она 4 сентября 1876 г. Иван Александрович ненадолго пережил свою супругу, умер 27 января 1878 г. Похоронены они были в Крестовоздвиженском монастыре, в 1953 г. их прах был перенесен на старое городское (Бугровское) кладбище. В этой же могиле покоится их сын Николай (1838-1870). В Нижнем Новгороде сохранился старый каменный двухэтажный дом Анненковых. На его фасаде - мемориальная доска.

Зинаида Новоселова, старший научный сотрудник Выборгского музея-заповедника

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев