Удивительная история одной выборгской семьи

Удивительная история одной выборгской семьи
961
Лето 1940 г. Клавдия Бронзова (крайняя справа) с подругами

Несколько лет назад среди толстых архивных дел Наталья Данилова обнаружила одно, совсем тонкое: несколько старых бланков с готическим немецким шрифтом, на чистой стороне которых – полуразмытые, написанные от руки стихи. Тут же машинописные листы с набранным текстом, да ещё газетная вырезка 1997 года. На первый, беглый, взгляд, ничего особенного: черновики стихов. О дружбе, о любви… И вдруг внизу пожелтевшей от времени, исчерканной страницы – год: 1942, 1943…  

Старые бланки сразу обрели другое значение: 43-й год, разгар войны и вдруг стихи... Ничего сверхъестественного для профессиональных поэтов, но здесь явно любительские строчки... Кто их автор? Откуда силы, откуда вдохновение? А вот вверху бланка и адрес: «Ostpr.» – «Восточная Пруссия»! Ну да, та самая, которой с 1945 года больше нет на карте мира!

Все окончательно прояснила короткая газетная статья с фото…

Автор статьи –  кировский журналист Анастасия Киселева. Героиня публикации – Клавдия Ивановна Бронзова (в замужестве – Циунчик). До начала Великой Отечественной войны она жила в пос. Невдубстрой (теперь это г. Кировск), здесь ходила в школу, писала стихи, мечтала и строила планы на будущее. Статья рассказывает о том, как в 1941 году семья девушки оказалась в неволе в Восточной Пруссии, о том, что пережила она за годы плена, о том, что после войны жила в Выборге, но часто приезжала в Кировск на встречи в действовавшем в те времена музее ПТУ-23. Тогда, в           1997-м, ещё были живы друзья её светлой – довоенной – юности.

Что делать с этим тонким архивным делом? Для выставки слишком мало экспонатов, да и фотографий нет. Идея попытаться отыскать родственников или знакомых Клавдии Ивановны пришла не сразу: столько лет прошло…

Старший научный сотрудник музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Павел Апель предоставил рукопись статьи 90-х, из которой удалось узнать год и место рождения К.И. Циунчик. На рукописи был указан выборгский адрес. Письмо наше, понятно, осталось без ответа. Но мир действительно очень тесен: коллега из архивного отдела администрации Выборгского района оказалась практически соседкой внучки Клавдии Ивановны – Натальи Петровны. Она помогла связаться с сыном Клавдии Ивановны, Виктором Валентиновичем Циунчиком, который многое рассказал о своих родителях и о их непростой биографии.

«…Тихий наш городок над Невою, тополя и последний урок…»         

Клавдия Ивановна родилась в 1924 году и была старшим ребенком в семье Бронзовых, Ивана Андреевича и Евдокии Ивановны. Был брат двумя годами младше. Жили они простой крестьянской жизнью в глубине северной России – в деревне Смешково под Вологдой. В 1929 году семья перебралась в Ленинградскую область, в поселок при строящейся электростанции – Невдубстрой. Но не за легкой жизнью погнались из родных мест. Сын Клавдии Ивановны, Виктор, вспоминает рассказ матери:

– В 1919 году в деревню приехали конармейцы и сказали: «Теперь будем жить по-другому: не будет ни помещиков, ни крестьян – все будут равны, потому что революция!» И уехали, отправив в Сибирь одного из деревенских, распахавшего в лесу поле, работавшего на нем с детьми и жившего лучше остальных. Вместе с переменами начались проблемы с продовольствием, из деревень люди стали уезжать. Сестра матери перебралась с мужем в Ленинград, где прожили они всю оставшуюся жизнь. Родители Клавдии Ивановны обосновались в Ленинградской области.

На строительстве Невдубстройской ГРЭС легко можно было найти работу. Иван Андреевич Бронзов устроился десятником – так тогда называли прорабов. Строили бункер, куда засыпали грунт, а сверху вручную (!) устраивалась насыпь для железнодорожных путей. Клавдия Ивановна вспоминала, что возводили эту насыпь долго и трудно.

Жили тогда в районе 1-го городка в круглых, так называемых «волховских» деревянных бараках, крытых толем. Потом начали возводить деревянные домики, и возник 2-й городок. А после и бетонные дома появились, построили школу. В бетонных домах – в одном из таких жили Бронзовы – был длинный коридор, 23 комнаты и одна кухня. Но, по воспоминаниям Клавдии Ивановны, жили очень дружно. Здесь, в пос. Невдубстрой, в семье Бронзовых родилось ещё двое мальчиков, и детей в семье стало четверо.

Рассказывала Клавдия Ивановна детям и о том, что в поселок нередко приезжал С.М. Киров, проверял не только ход строительства ГРЭС, но и условия жизни рабочих. Во время одной из таких проверок он увидел лежащую в бараке за простыней женщину, выяснил, что после неудачной медицинской операции, она, скорее всего, не выживет, и сразу же вызвал профессора из Ленинграда, который поднял её на ноги. Этой женщиной была мама Клавы, Евдокия Ивановна.

Настоящим центром культурной жизни для детей и подростков была школа. Ребята сами готовили и проводили здесь балы, маскарады, тематические вечера, для которых Клава часто писала стихи. Ездили на экскурсии и в театры в Ленинград. Серьёзное внимание уделялось спорту, работало большое количество различных кружков, была даже своя парашютная вышка. Клавдия Ивановна изучала авиационную технику в кружке, организованном ОСОАВИАХИМом, предшественником ДОСААФ. При ГРЭС-8 была очень сильная футбольная команда, никогда не пустовал и хорошо оснащенный спортзал при Дворце культуры.

Ещё один незабываемый след из довоенной юности Клавдии Ивановны – съемки в 1938 году здесь, в Невдубстрое, кинофильма «Комсомольск» о том, как в непроходимой тайге, на суровых берегах Амура возводился город юности, названный в честь своих героических строителей Комсомольском-на-Амуре. На съемки фильма даже пригласили лыжников из поселка, а для пожара в городе Комсомольске подожгли старые бараки Невдубстроя. Овраг (тот, что у стадиона и теперь засыпан) должен был стать рекой Амур. Для этого он был расчищен, по нему пустили воду и сплавляли лес. Все это происходило на глазах ребят, они встречались с режиссером фильма Сергеем Герасимовым, актерами Тамарой Макаровой, Петром Алейниковым.

– Когда мама вспоминала комсомольские годы, в глазах всегда загорались искорки, – рассказывает Виктор Валентинович, – настолько это были яркие, счастливые дни её юности, когда дружили такой крепкой и светлой дружбой, когда молодежь могла вместе заниматься чем-то полезным. Вместе мечтали, вместе строили планы. Все это наполняло жизнь сознанием нужности, необходимости и смыслом.

В июне 1941 года Клавдия Ивановна окончила школу. Известие о начале войны стало для всех полной неожиданностью: настолько была сильна вера в нерушимость наших границ! Первым из школы ушел на войну Алексей Работуев, заводила и весельчак. С войны он не вернулся, как и многие другие…. До прихода в поселок немцев молодежь более старшего возраста занималась рытьем окопов под руководством военных, а сверстники Клавдии Ивановны дежурили на крышах около ящиков с песком и бочек с водой: готовились тушить зажигательные бомбы, которые сбрасывали немецкие самолеты на города и поселки.

Бомбить начали 5 сентября 1941 года. Все горело и рушилось, отключили электричество, воду. Многие жители ушли в лес: надеялись выйти к нашим частям. Уже 7-го пришли финны, но мирных жителей не трогали. Немцы заняли Невдубстрой на следующий день, 8 сентября. Они ловили людей в лесах и приводили в газоубежище, которое было устроено в подвале больницы. Здесь оказалась вся семья Бронзовых: отца в Красную Армию не взяли по болезни, и он оставался в поселке. В газоубежище Клава встретила юношу из своей школы Николая Николаенко, который рассказал, что в больнице много раненых красноармейцев, а лекарств и перевязочного материала нет. Раненые кричат и просят пить (фашисты накормили их селедкой, но воды не дают).

В газоубежище их продержали больше месяца, выходить не разрешали. Потом погнали через Шапки к Новгороду и дальше – в Шимск. По дороге немцы расстреливали пленных без предупреждения за любую оплошность. Когда кто-то падал от бессилия, его тоже расстреливали. Плачущих детей отнимали у матерей и бросали в придорожный бурьян или в попадавшиеся по пути колодцы.

Наступили зимние холода, а за время долгой дороги от одежды остались лишь лохмотья. Наконец, на каком-то полустанке всех погрузили в вагоны для скота, и в феврале 1942-го они оказались на границе с Восточной Пруссией. Тогда в первый раз после начала войны Клава написала стихи:

Ночь тиха, мерцают в небе звезды,

Снег скрипит под полозом саней.

Путь далек. Бегут навстречу версты,

А кругом простор родных полей.

<…>

Эта ночь мне многое открыла,

В эту ночь лишь только поняла,

Как я крепко Родину любила,

Как близка мне Родина была.

<…>

Кто хоть раз, лишь раз, бывал в России,

Тот не в силах будет позабыть

Эти дали, вечно голубые,

Этих рек серебряную нить.

                                         Февраль 1942, г. Сольцы

Валентин Петрович, Клавдия Ивановна, их дети Петр и Виктор. 1954 г.

Публикацию подготовила Наталья ДАНИЛОВА,  начальник архивного отдела администрации Кировского муниципального района Ленинградской области. Продолжение в следующем выпуске.

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев