Петр Киселев: Работа в газете снится мне и сегодня

Конец 60-х. Сотрудники редакции "Выборгский коммунист" встречают Новый год.
86
Конец 60-х. Сотрудники редакции "Выборгский коммунист" встречают Новый год. Слева направо (сидят): Виктор Филиппов, Нина Богословская, Алексей Стрыгин, Александра, Ольга Соловьева. Стоят: Анатолий Андреев, Галина Бородатая, Владимир Артемов, Евгений Васильев, Эльвира Городилова. Первый ряд: Петр Киселев и Юрий Козлов

Старейшему сотруднику нашей газеты Петру Дмитриевичу КИСЕЛЕВУ уже перевалило за 90. О том, что запомнилось ему за долгие годы работы в редакции, о том времени, о людях и о себе он рассказал нашему корреспонденту.

Пришел ненадолго, остался навсегда

– В газету я пришел совершенно случайно. Это было 10 сентября 1951 года. Мой двоюродный брат жил в Выборге и работал в морском клубе ДОССАФ. Он попросил меня, пока ищу работу, написать в газету о соревнованиях по шлюпкам, что я и сделал. Редактору моя заметка понравилась, он мне предложил подготовить репортаж о кирпичном заводе в Таммисуо, потом еще куда-то послал, а в итоге и вовсе оставили меня в газете. Конечно, я согласился, но считал, что это временно, хожу, приношу материалы, потом спрашиваю: «Ну, когда же вы меня примете на работу?». Редактор засмеялся: «Завтра у тебя первая получка!». Я, правда, думал, что в газете все получают большие деньги, а тогда оклад сотрудника был всего 70 рублей.

Моим первым редактором был Василий Иванович Сиренин. В 50-х годах его перевели в Керчь, но он держал с нами связь, звонил и писал. Однажды от него пришел пухлый пакет с газетами на украинском языке, над одной статьей рукой Сиренина написано «Слух о вас пошел по всей Руси великой»! – украинская газета дала восторженный отзыв о «Книге резервов пятилетки» (такая рубрика тогда была в нашей газете).

О времени и о себе

Когда я работал, направление газеты было несколько иное, чем сейчас. Я тогда заведовал промышленно-транспортным отделом. В предложенной мной рубрике «Книга резервов пятилетки» публиковались выступления рабочих, бригадиров, инженеров, директоров предприятий. Они рассказывали о резервах своих предприятий, которые можно внедрить, и которые по каким-то причинам внедрить нельзя. Этой рубрикой заинтересовался ленинградский обком партии. Тогда редактором был Алексей Дмитриевич Стрыгин. Он часто бывал в обкоме партии и в Союзе журналистов, где ему дали задание написать книгу по этим материалам страниц на 20, которое и поручили мне как автору идеи. В течение трех дней предоставленного отпуска я дома написал страниц 25. Отвез редактор этот материал в Ленинград, а через некоторое время кладет мне на стол книжку небольшого формата под названием «Книга резервов пятилетки»! За нее мне вручили Почетную грамоту Правления ленинградской организации Союза журналистов СССР.

В год 50-летия Октябрьской революции я подготовил пятнадцать больших очерков под рубрикой «Горизонты времени». Рассказал о собственной жизни, отразившей эпоху, о детстве, о том, как колхозы создавались, о войне, об эвакуации, о том, как мы спасали стадо из 90 элитных коров на Смоленщине. Отец ушел на фронт 7 июля 1941 года, а 17 июля мы отправились со стадом через Смоленскую, Калининскую, Московскую, всю Ивановскую области, дошли до Горьковской и остановились в селе Сергиевы Горки. Потом эти места вошли в состав Владимирской области...

«Выборгский коммунист» – это серьезно…

Я в газете все отделы прошел, и культурой занимался, и сельским хозяйством – работать было очень интересно. Но напряженно: 200 строк ежедневно надо было сдать. Ладно бы, просто сесть и написать, а то ведь требовали, чтобы статьи шли за подписью рабочего, надо было уговорить его на это, причем требовали критические материалы о руководстве предприятия. А какой рабочий будет это делать?

Тогда был настоящий поток писем от читателей, каждый день приходило штук двадцать на разные темы. Потом их на летучке распределяли по отделам, и требовали на них отреагировать, а времени на это не давали. И они, конечно, залеживались в столах. Горком партии раз в три месяца проводил пленум о работе с письмами трудящихся в газете.

Вспоминается смешной случай на День печати, который отмечали раньше 5 мая. Тогда к нам пришел молодой и энергичный редактор Борис Васильевич Зуев. Он предложил собраться в его комнате, которую ему дали на третьем этаже нового дома на проспекте Суворова, правда, там, кроме стола, ничего пока не было. Скинулись, я взял с собой жену, балалайку прихватил, и мы пришли на празднование. Быстро стол в угол отодвинули, я заиграл на балалайке плясовую (играл и на аккордеоне), и началось веселье. Наш сотрудник Володя Верушкин с моей Лизаветой так отплясывали, что только держись! Вдруг в дверь заколотили, хозяин открывает, а там стоит соседка с нижнего этажа: «Что вы творите, у меня вся штукатурка с потолка осыпалась! Я завтра пойду в «Выборгский коммунист» жаловаться!» Зуев серьезно так говорит: «Да, «Выборгский коммунист» – это серьезно»…

Посидели мы немного в тишине, скучно стало – сняли обувь и танцевали босиком. Молодость!

Встреча под часами, Богом данная…

Когда я работал в отделе культуры, решилась моя судьба. В нашем медицинском училище работала директриса по фамилии Грошева, муж которой был рабкором. Однажды пришел он ко мне по просьбе супруги, и рассказал, что учащиеся написали интересные сочинения, может быть, о них напишем. Одно из этих сочинений мне очень понравилось, а ещё больше понравился его автор – девчушка с косичками – Елизавета Богданова. Богом данная…

Я написал ей письмо и пригласил встретиться под часами на Красной площади (старожилы помнят это место встреч). Через год Лиза окончила училище, поступила в Ленинградский мединститут имени Павлова. Иногда приезжала в Перово к сестре, и в 1955 году мы расписались. Но ещё четыре года жил один, пока она училась, а потом по направлению жена вернулась в Выборг. Мы жили вместе почти 60 лет, пять лет назад её не стало…

Как к редакции относилась власть

Вот еще история… В городе тогда ежеквартально подводили итоги социалистического соревнования по группам предприятий. В какой-то год первое место решили присудить Светогорскому целлюлозно-бумажному комбинату, а я в своем отчете перепутал и вместо Светогорского написал Выборгский ЦБК. Звонит в редакцию первый секретарь Николай Попов: кто напутал?! Грозится: пусть виновный пишет объяснительную, мы на пленуме разберем! Я написал, что приношу глубокие извинения, но объяснить свою ошибку психологически не могу. Попов объявил устный выговор от своего имени, ругался («психологи нашлись!») но деться некуда: переходящее красное знамя вручили Выборгскому ЦБК, как в газете и было написано!

Кстати, первый секретарь горкома периодически приглашал меня проехать вместе с ним по строящимся объектам, согласовав предварительно эти поездки с редактором. И критика была – я даже однажды критиковал министра транспорта. А он потом приезжал сюда из-за долгостроя на Лесогорском заводе. А фельетон про кондуктора автобуса не дали опубликовать, сказали, неполиткорректно…

Ольга НАБАТОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев