Память народа. В списках не значились

Память народа. В списках не значились
525
На фото: Геннадий Михайлович Дамм в селе Карлин (Чехословакия). 1979 г.

На территории Чехии захоронено более 50 тысяч бойцов Красной армии, погибших при освобождении страны.

В представительстве Министерства обороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Чешской Республике уточнили данные бойцов, захороненных в ­Брно и Оржехове.

В результате архивных исследований удалось установить имена 1715 воинов, ранее значившихся неизвестными, которые похоронены на мемориальном комплексе в городе Брно. Всего там погребено 3668 советских солдат и офицеров, отдавших жизнь при освобождении Чехословакии. В Оржехове захоронено 1467 воинов, в ходе работы установлены и уточнены имена 1126 бойцов.

Среди них есть военнослужащие, призванные из Ленинграда и Ленинградской области. Мы просим читателей внимательно изучить списки. Возможно, найдутся ваши близкие. В таком случае сообщите, пожалуйста, в редакцию газеты.

Официальную информацию о месте захоронения и порядке посещения родственники могут получить в представительстве Минобороны — https://newczech.mid.ru/ru/voenno_memorialnaya_rabota/

Увековечены на мемориальных плитах в г. Брно, Югоморавский край, Чешская Республика

  1. Андреев Василий Александрович, сержант, 1910 г., Ленинградская область
  2. Астайкин Николай Терентьевич, рядовой, 1920 г., г. Ленинград
  3. Баскаев Василий Петрович, рядовой, 1926 г., Ленинградская область, Лодейнопольский район, с. Кандуж
  4. Борисов Василий Васильевич, рядовой, 1924 г., Ленинградская область
  5. Бузмаков Николай Петрович, гв. старшина, 1924 г., Ленинградская область, г. Лодейное Поле
  6. Гузнев Василий Иванович, сержант, 1922 г., Ленинградская область, Лужский район, станция Смычково
  7. Дамм Михаил Федорович, гв. ст. лейтенант, 1920 г., г. Ленинград
  8. Иванов Александр Михайлович, рядовой, 1925 г., г. Ленинград
  9. Иванов Андрей Михайлович, рядовой, 1924 г., г. Ленинград, Расстаная ул., 2б
  10. Игнатенко Николай Дмитриевич, рядовой, 1912 г., г. Ленинград
  11. Кириллов Алексей Максимович, лейтенант, 1915 г., г. Ленинград, Сьезжинская ул., 1/9 — 10.
  12. Кондратьев Николай Дмитриевич, гв. рядовой, 1921 г., Ленинградская область, Оредежский район (ныне — Лужский)
  13. Крутиков Николай Егорович, гв. рядовой, 1918 г., Ленинградская область, Осьминский район (ныне — Лужский район), д. Соколок
  14. Михайлов Иван Михайлович, рядовой, 1923 г., г. Ленинград, 3-я линия 1-й половины, 7-4
  15. Муратов Григорий Васильевич, гв. рядовой, 1903 г., Ленинградская область, Всеволожский район, ст. Мельничный Ручей, ул. Застройщика, 1

Окончание списка читайте в следующем номере.

Весточка из 45-го

Гвардии старший лейтенант Михаил Дамм погиб в апреле 1945 года в боях за Чехословакию. Спустя 75 лет его внук и невестка получили весточку издалека.

Это было так неожиданно.

— Здравствуйте! Михаил ­Федорович Дамм, 1920 года рождения, случайно не ваш родственник?

— Это мой дедушка. Он погиб на войне. А что случилось?

— Представительство российского Министерства обороны в Чехии разыскивает родственников воинов Красной армии, погребенных на территории страны. Ваш дед покоится на мемориальном кладбище в Брно.

— Знаете, у меня сегодня день рождения и это самый лучший подарок! Жаль, отец не дожил…

Информацию о бойцах, призванных в Великую Отечественную из Ленинградской области и похороненных в Чехословакии, я закинула в социальные сети нескольких городов и райцентров. Данные, присланные представительством по военно-мемориальной работе, нужно досконально изучать и проверять — есть явные ошибки в написании районов и населенных пунктов, территориальное деление области с тех пор изменилось, какие-то районы вошли в состав других субъектов Российской Федерации. Сведения по некоторым фамилиям весьма скудные. И все же надежда, что найдутся родственники солдат, теплится. Наверняка остались люди, которые хранят память о павших в войну. Редкая удача — диалог в соцсети помог связать 1945 и 2020 годы, деда и внука, названного в его честь.

Через несколько дней, будучи в гостях в уютном доме семьи ­Дамма в деревне Пустошке, что под Гатчиной, я не переставала удивляться — в этом мире нет ничего случайного. Конечно, редкая фамилия моих новых знакомых поиски упростила. Но и будь Михаил Федорович ­ Петровым или Ивановым, это бы сути не изменило. Его сын, ­ Геннадий Михайлович, отца не видевший, приложил невероятные усилия по увековечиванию его памяти.

Зоя Николаевна, вдова Геннадия Михайловича Дамма, раскладывает на столе фотографии и бумаги. Документов кипа — запросы, извещения, фронтовые треугольники, распечатки с сайта «Память народа».

С фотографии смотрит бравый краснофлотец. На обороте подпись — Севастополь, 1940 год. Семья жила в городке Чудово, а он в 1939-м поступил в училище в Ленинграде, поэтому в военных документах указаны разные места призыва — Чудовский РБК или Приморский район Ленинграда. Неразберихи в документах бойца ­Михаила Дамма немало, что, впрочем, для того времени характерно. Фамилия помогает восстановить ратный путь.

Первым местом службы стал Черноморский флот, 7-я бригада морской пехоты. С началом войны черные бушлаты защищали Крым. Там, если верить учетной картотеке, краснофлотец ­Михаил Дамм в октябре 41-го пропал без вести. Судя по всему, оказался в окружении. Выжил!

Следующий год Михаил партизанил, был политруком Евпаторийского партизанского отряда. Воевал достойно. Совершил более десяти диверсионных налетов на позиции врага, неоднократно ходил в разведку в глубокий тыл. Действовал смело, решительно, беспощадно уничтожал фашистов и повышал боевой дух товарищей. Об этом сказано в наградных документах. Осенью 1942 года ­Михаила представили к ордену Красной Звезды. Потом был тяжелый рейд из Крыма в Краснодарский край. Много лет спустя его сын узнал об этих фактах биографии из книги о крымских партизанах. Вот она, потрепанная, лежит на столе, а Зоя ­Николаевна ведет рассказ дальше.

В Краснодарском крае на хуторе Северим Михаил Дамм встретил свою будущую жену — Раису Иванову. Поженились, в 44-м родился сын.

«Свекровь моя была человеком с непростым характером. Суровая, о войне говорить отказывалась напрочь. Она тоже имела какое-то отношение к политотделу армии. Вроде даже была знакома с Леонидом Ильичом Брежневым. Почему от молодой жены и только что родившегося сына он вновь ушел на фронт? Теперь некому рассказать», — говорит Зоя Николаевна.

Весной 1945 года Михаил был командиром стрелковой роты 313-го гвардейского стрелкового полка 10-й гвардейской стрелковой дивизии, звание — старший лейтенант. До конца войны оставалось 20 дней. 17 апреля шел бой за высоту 282 в близ местечка Карлин. Рота первой ворвалась в траншеи противника, выбила врага, закрепилась, отразила две контратаки. На следующий день в населенном пункте Наседловичи рота Михаила Дамма отважно вела уличные бои, уничтожив около 250 фашистов, подавила две пулеметные точки. В этом бою Михаил Дамм погиб. Похоронили его здесь же. Посмертно наградили орденом Отечественной войны 2-й степени.

«Мой муж, Геннадий Михайлович, память об отце берег. Для него была важна каждая деталь. Окончив школу, он решил уехать из Керчи, вернуться на родину отца. Родня по отцовской линии помогла устроиться в Ленинградской области. Отслужил в армии, стал работать на Гатчинском домостроительном комбинате и всю жизнь мечтал съездить на могилу отца», — вспоминает Зоя Николаевна.

Она показывает новенькое удостоверение к ордену Отечественной войны. Геннадий Михайлович добился его получения. А сколько запросов он отправил, выясняя, где похоронен отец! Разночтения в написании чешских названий заводили поиски в тупик. В визе для поездки за границу ему отказывали. Советовали купить туристическую путевку по линии профсоюза.

В 1979 году Геннадий Михайлович все-таки поехал в Чехословакию. Рассказал гиду о своей проблеме. Тот оказался человеком отзывчивым, отвез его в село Карлин, к обелиску у могилы советских воинов. Местные жители встречали сына бойца с цветами.

Могилы воинов Красной армии разбросаны по всей Чехии. В Польше, например, не так. Там во второй половине прошлого века захоронения объединяли в крупные мемориальные комплексы. В Чехии с 1999 года, когда был подписан с Россией договор «О взаимной охране военных захоронений», тоже взялись за такую работу.

Летом этого года в Оржехове торжественно открыли десять мемориальных плит с именами бойцов, погибших при его освобождении. В Брно, где находится крупнейшее захоронение советских солдат, 18 новых надгробий установили четыре года назад. На этот комплекс был перенесен прах Михаила Дамма.

«Папа умер в прошлом году. Он был бы счастлив знать, что на мемориальной плите в Брно высечена фамилия отца. Наверняка бы поехал… Попробуем написать в Чехию. Может быть, выясним что-то о последних днях жизни деда», — говорит Михаил Дамм, внук героя.

Людмила Кондрашова

Фото из семейного архива

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев