Белое пятно в истории ещё одной семьи помогли стереть поисковики

Ольга Богданова, Ирина и Олег Баркины, Михаил Чипенко
775
Ольга Богданова, Ирина и Олег Баркины, Михаил Чипенко - там, где была война...

В работе поисковиков нередко бывает так, что всё происходит как будто бы случайно, само собой: вдруг вам улыбается удача и находятся имена, люди, нужная информация…

 Поиск был долгим

Правнук красноармейца Павла Щенникова Олег БАРКИН рассказывает:

Совершенно случайно пять лет назад от одного из знакомых я услышал, что поисковики помогли ему найти могилу деда, погибшего в Советско-финляндскую войну. Он дал координаты для запроса и мне. В итоге я получил ответ, в котором был указан номер дивизии – 136, которая была единственной, формировавшейся в то время в Горьком.

Зная только дату гибели прадеда – 12 февраля 1940-го (сама похоронка не сохранилась), Олег выяснил, что дивизия в эти дни вела бои в районе Кююрёля (так прежде назывался посёлок Красносельское). Позвонил в администрацию, вел переговоры со специалистом по воинскому учёту, отвечающим за работу с воинскими захоронениями. Тот и подсказал телефон командира поискового отряда «Советский патриот» и руководителя историко-просветительской общественной организации «Память земли нашей» Ольги БОГДАНОВОЙ.

Переписывались они несколько лет. В основном, в формате «Есть ли новости? – Пока нет»… Год назад в архиве военно-медицинских документов поисковикам встретился-таки список безвозвратных потерь 541-го полка 136-й дивизии. В нем было имя и Павла Щенникова, и ещё около шестисот (!) его боевых товарищей, в том числе и односельчан…

Олег Баркин руководит в Павловске Нижегородской области районной телекомпанией «Телеока-Инфо». Он оцифровал присланные поисковиками списки, подготовил несколько телесюжетов, рассказывающих землякам из своего и соседних районов о том, где сложили головы их деды и прадеды.

 Ориентир весьма условный…

В книге выбытия личного состава 541-го полка указано место так называемого санитарного захоронения, где после боя погибшие бойцы были преданы земле. Это район местечка Олккала в Красносельском поселении: «600 метров юго-восточнее посёлка, 100 метров от дороги».

Как только в деле появилась конкретика, Олег с женой приехали в Выборгский район, чтобы побывать на земле, где погиб Павел Щенников. Многочисленным внукам и правнукам солдата они с Ириной привезли из поездки памятные фото и видеозаписи.

Павел и Евдокия Щенниковы

Конечно, Баркины вместе с Ольгой Богдановой и замкомандира поискового отряда «Космос» Михаилом ЧИПЕНКО предприняли попытку отыскать место захоронения по тем самым, скажем прямо, довольно скупым ориентирам. Увы, безрезультатно. Но гости относятся к этому философски.

– Мы даже не могли до сих пор увековечить имя Павла Ивановича, – поясняет Ольга Богданова, – его не было в списках, возможно, по банальной оплошности писарей Российского государственного военного архива. К счастью, нашли имя Щенникова в Военно-медицинском архиве.

 Наши героические деды и прадеды

Потом состоялась церемония на родине красноармейца: горсть земли с мест боёв, присланную поисковиками, освятил на могиле его вдовы Евдокии Ивановны местный священник.

 – Мы пригласили батюшку, он отслужил панихиду. Спустя 80 лет после того, как прадед пропал без вести, мы поставили им с женой общий памятник…

День рождения Павла Щенникова пришлось устанавливать с помощью Нижегородского областного архива, где, к счастью, сохранилась метрическая книга. Запись в ней гласит: «родился 26 января (по старому стилю) 1910 года, крещён 27 января». Этого ответа из архива ещё не было на момент изготовления надгробия, но место для даты было предусмотрительно оставлено на граните. Так что Баркины вскоре окончательно восстановят и это пробел в истории своей семьи.

Примечательно, что и в прошлом семьи Ирины Баркиной есть героические страницы. Её дед, Валерий Рыбаков, был главврачом санитарного эшелона. Однажды, уже на исходе войны, эшелон был захвачен неприятелем, военврач попал в плен, затем был освобождён союзниками-англичанами. Освободители предлагали талантливому хирургу карьерный рост и высокие гонорары. Но на родине ждала семья, двое детей. И лагеря…

 Как будто чувствовали, что прощаются навек

Но вернёмся к истории Павла Щенникова. До призыва на сборы он работал в слесарной артели, изготавливал полотна для пил – надо было из листа металла вырубить по кромке зубья, чтобы получить заготовку для ручной пилы. Жена занималась полировкой и заточкой этих полотен.

– Моя бабушка Фаина, недавно отметившая 90-летний юбилей, – старшая дочь Павла Ивановича. Ей было 9 лет, когда отца забирали на сборы. Она хорошо помнит тот день и не раз рассказывала нам, как они с мамой пошли провожать отца. От их деревни Леухово до райцентра Сосново, где находился военкомат, километров 20. Шли через лес, поле, овраг, всю дорогу плакали. Примерно на середине пути остановились около ручья, умылись, попрощались. Дальше отец пошёл один…

Евдокия осталась с двумя детишками, Фаиной и Алипием, в ожидании третьего. Это было летом 1939-го, военные сборы проходили в артиллерийском учебном лагере под Гороховцом Владимирской области. После учений, длившихся несколько месяцев, глава семьи должен был вернуться домой. Но грянули события конца ноября 1939-го, Павел и многие его земляки попали в 136-ю стрелковую дивизию, красноармейца Щенникова зачислили в 541-й стрелковый полк.

– Я изучил историю дивизии, которая перед переброской на Карельский перешеек дислоцировалась в Прибалтике, а затем участвовала во втором, февральском штурме линии Маннергейма. 11 февраля начался штурм, 12-го – прадед погиб… Похоронка пришла 3-го марта; в этот же день у вдовы солдата родился третий ребёнок, сын. Прабабушка назвала его Павлом… Всю жизнь ждала, отказывалась верить, считала похоронку ошибкой. Одна поднимала детей в тяжёлое военное и послевоенное время.

Когда Евдокия пришла в собес оформлять пенсию по утрате кормильца, ей сказали, что нужны данные на детей – от первого до последнего. А деревенской женщине послышалось «на первого и последнего». То, что она имела право на большие выплаты, выяснилось намного позже.

 Спи спокойно, солдат…

Именно здесь в 1939-40-м Красная Армия училась воевать, именно здесь появились грамотные командиры, благодаря чему была одержана победа в мае 1945-го, – анализирует вехи военной истории Михаил Чипенко у недавно выявленного воинского захоронения № 135 на окраине посёлка Грибное. С большой долей вероятности, считает он, можно утверждать, что Павел Щенников лежит именно здесь.

Знак у дороги указывает направление к братской могиле

Участники этой немногочисленной экспедиции – Олег и Ирина Баркины, Ольга Богданова и Михаил Чипенко зажгли свечи, положили цветы, прочитали стихи… Правнук красноармейца долго стоял, склонив голову, у невысокого холма, поросшего брусничником, и молчал. Потом сказал: – «Словно камень с души упал»

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также