ВЯЙНЕМЁЙНЕН

Едва ли возможно представить себе парк Монрепо без скульптуры Вяйнемёйнена. Эта достопримечательность заслуженно пользуется популярностью у всех посетителей, да и не только у них. Скульптура Вяйнемёнена в Монрепо давно стала одним из символов Выборга. Показательно, что когда в Финляндии в 1942 г. был опубликован альбом Олави Пааволайнена “Карелия - земля воспоминаний”, его открывала как раз большая фотография скульптуры Вяйнемёйнена в Монрепо.

Для жителей Выборга - и финских, и российских - в самом имени карело-финского божества, героя эпоса “Калевала”, нет ничего нового и сложного. Меж-ду тем, для гостей Мон-репо, прибывающих издалека, и сама “Калевала” часто известна лишь понаслышке, и имя рунопевца выговорить нелегко. (К слову сказать, устоявшейся русскоязычной транскрипции нет до сих пор. Часто приходится встречать форму “Вяйнямейнен”, раньше существовало и употребление “Вайнамойнен”). Да и облик “вековечного заклинателя” порой вызывает у иногородних гостей неожиданные ассоциации: от Аристотеля до Григория Распутина. Иной раз доводится слышать, как один приезжий объясняет другому про “Садко”, явно принимая карело-финский инст-румент кантеле за русские гусли (впрочем, они и впрямь похожи - и по строению, и по звуку).

Мы уже рассказывали о первой статуе Вяйнемёнена, созданной датским скульптором Готтхельфом Борупом; рассказ о второй, работы Йоханнеса Таканена, нас ждет впереди. Однако все сегодняшние посетители встречаются с работой не Борупа и не Таканена, а с работой нашего современника - петербургского скульптора Константина Николаевича Бобкова.

Родившийся в Смоленске в 1930 году, К.Н. Бобков оказался после войны в Ленинграде, где и закончил в 1960 году Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина. Работы Бобкова многочисленны и разнообразны, но, пожалуй, к числу самых известных относится воссоздание им утраченных скульптур на здании петербургского Адмиралтейства. Именно с таким предложением к Бобкову обратились в свое время скульптор М.К. Аникушин и тогдашний глава ленинградской инспекции по охране памятников (ГИОП) И.П. Саутов.

В работе по воссозданию скульптур Адмиралтейства Бобков применял искусственный камень, который впервые использовал еще в 1979-м, воссоздав вазу в саду Лесотехнической академии. Искусственный камень стал и материалом для скульптуры “Вяйнемёйнен, играющий на кантеле” в Монрепо.

История появления уже третьей по счету скульптуры рунопевца в парке однажды еще будет написана в деталях. Однако даже в коротком рассказе нельзя не упомянуть энтузиазм и подвижничество жительницы Петербурга Татьяны Александровны Галютиной, загоревшейся в свое время мечтой вернуть Вяйнямёйнена в Монрепо. Именно благодаря самоотверженной и абсолютно бескорыстной помощи Татьяны Александровны произошло знакомство К.Н. Бобкова и с парком Монрепо, и с ущельем Св. Николая, в котором на гигантском валуне в свое время поочередно стояли скульптуры Борупа и Таканена.

Статуя работы Константина Николае-вича была открыта 2 июня 2007 года в торжественной обстановке. Событие это было знаменательным еще и по той причине, что воссоздание утраченной ранее достопримечательности было целиком осуществлено российскими силами. До этого музей-заповедник “Парк Монрепо” занимался восстановительными работами совместно с финскими партнерами - ассоциацией Pro Monrepos.

Нужно сказать и еще об одном обстоятельстве. Радость выборжцев, гостей парка и сотрудников музея-заповедника вскоре после открытия новой скульптуры Вяйнемёйнена была омрачена актами вандализма. Пострадала сначала левая рука рунопевца, обращенная к небу, а потом и правая, которой старик Вяйнё играет на кантеле. Едва ли утешением или извинением может служить то, что еще статуя работы Й. Таканена подвергалась в свое время атакам хулиганов, которые неоднократно “калечили” руки Вяйнемейнена.

Скульптура уязвима, и искусственный камень оказался не столь прочен, как это представлялось. И дело тут, конечно, не только в хрупкости материала или же удаленности скульптуры от центральной части парка. Речь о том, что открытая всем стихиям - в том числе и стихии человеческого разрушения - статуя взывает о бережном и чутком к себе отношении. И снова как никогда актуальны слова академика Д.С. Лихачева, сказанные им о сохранении Монрепо: “Это нужно нам и потомкам”.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдел
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев