ВОЕННЫЙ ИСТОРИК О НАСЛЕДИИ ЗИМНЕЙ ВОЙНЫ

Неоднозначной и многосложной темой Зимней или Финской войны занимаются немногие специалисты; из соображений политкорректности она не пропагандируется и, соответственно, в воспитательно-патриотических проектах практически не фигурирует. Однако, считает военный историк Баир ИРИНЧЕЕВ, знать эту страницу истории надо обязательно, особенно выборжцам, да и всем жителям Карельского перешейка.

ЗНАКОМСТВО

Родился я 29 мая 1977 года в Ленинграде, окончил школу и факультет менеджмента в "большом" Университете, трижды в студенческие годы бывал по обмену: в Голландии, Швеции, Финляндии. Конечно, я сразу после школы хотел изучать историю, но времена были тяжёлые, и на семейном совете было принято решение в пользу перспективной в те годы управленческой специальности.

Откуда у вас интерес к военной истории?

- У бабушки и дедушки была дача в Кирилловском. Сами они, как и многие представители послевоенного поколения, много ходили в походы, за грибами-ягодами по окрестным лесам, общались с местными жителями. С раннего детства я слышал разговоры о войне и расположенных в округе объектах линии Маннергейма. В 7 лет дед показал мне один из таких объектов, и это показалось захватывающе интересно. Потом, когда подрос, я сам стал ходить по лесам и ездить на велосипеде. Всё больше находилось таких сооружений, всё больше накапливалось информации. Стало понятно, что тема эта малоисследованна, потом я побывал в Российском Государственном военном архиве, в военном архиве Хельсинки, и пошло-поехало…

Во время моего пребывания по студенческому обмену в Швеции выучил шведский язык. Это очень помогало мне в изучении архивных документов, потому что в финской армии служили и шведские офицеры, и часть документации велась на шведском языке. Затем во время пребывания в Финляндии занялся с 2000 года изучением финского. Знание языков позволило мне составить более полную картину о Зимней войне, поскольку изучение только российских архивов давало бы однобокое представление.

О ПРЕДМЕТЕ, ПЛАНАХ И ПЕРСПЕКТИВЕ

Насколько развито в Выборгском районе краеведение в контексте этой войны?

- Если говорить о наследии Финской войны в Выборгском районе, то надо помнить, что ключевое, решающее сражение было именно здесь: 11 февраля 1940 года была прорвана линия Маннергейма, и это решило исход войны. Немногие это понимают, потому что если посмотреть на события до 11 февраля, то создавалось впечатление, что Финляндия нормально держится и отбивается от Советского Союза на севере – сражение при Суомуссалми и Рааттской дороге, которые Красная армия проиграла, с 1 по 6 января 1940 года финны одерживают убедительную победу. Ещё раньше они отбили декабрьский штурм линии Маннергейма, в середине января окружают наши войска в районе Питкяранты в Приладожье, и вообще на всех фронтах всё у них выглядит радужно: только на Карельском перешейке позиционная война, на других - финны перешли в наступление. Используя местность, лучшую подготовку, они начинают брать верх над Красной Армией.

11 февраля всё меняется радикально: становится понятно, что Карельский перешеек – это ключевой театр военных действий. Когда линия Маннергейма оказалась прорванной, стало очевидно, что Финляндии не продержаться до весны.

В Приозерском районе тоже есть сооружения линии Маннергейма, там тоже были тяжелейшие бои: на плацдарме Тайпале, попытка форсирования Кивиниеми, форсирование Вуоксы под Барышево. Но основные события развернулись именно в Выборгском районе; потенциал в плане исторического туризма здесь огромный.

Часть вашей деятельности связана с Финляндией?

- У меня была в Финляндии турфирма, но три года назад я её продал. В настоящее время занимаюсь организацией экскурсий для российских туристов по Карельскому перешейку, Карелии и Финляндии – экскурсионная деятельность на 99% ориентирована на россиян. Много приезжает москвичей, им проще добраться до Питера, летом приезжают гости издалека, например, из Екатеринбурга.

А как финны относятся к этой вехе истории?

- У моей жены (она финка) оба деда с Карельского перешейка – один из Оллила (сейчас это посёлок Солнечное под Зеленогорском), другой - из Хумалйоки (Ермилово). Дедушка Пентти очень интересовался историей, и когда появилась в 1991 году возможность, он приехал на родину. Оказалось, что в родовом доме их семьи живёт наш ветеран по имени Борис. В 1944 году они воевали чуть ли не в одном бою друг против друга. Но когда познакомились, не было никаких обид, они сидели за одним столом, и всё было хорошо.

Конечно, война – печальная тема. Но вся наша история – это борьба: кто-то у кого-то что-то всё время отвоевывал, Карельский перешеек неоднократно переходил из рук в руки между Швецией, Новгородским княжеством, Финляндией, Россией, много раз происходила пересменка населения. Просто надо это знать, делать выводы и стараться, чтобы такое не повторялось.

Для наших соседей советско-финская война так же важна, как для России – Великая Отечественная. Это часть их национальной истории, культуры, идентичности. Об этом нужно помнить.

Как обстоят дела с проектом Ихантала?

- Там надо заниматься оформлением участка, на что пока не хватает времени. Музей, в котором размещена экспозиция сейчас, это предтеча, показывающая, что есть коллекция, есть потенциал для развития. Но здесь в Выборге места немного. В Ихантале (это местечко Петровка у развилки дорог на Светогорск и Каменногорск) можно будет воссоздать окопы, блиндажи. В настоящее время ожидается, что заработают областные программы поддержки и финансирования; через некоторое время у нас будет зарегистрировано некоммерческое партнёрство, и к концу года можно будет подавать заявки на какие-то гранты.

Какова перспектива военно-исторического туризма в Выборгском районе?

- Мне кажется, что здесь хорошо бы разработать экскурсии на тему Выборг в войнах, показывать, что было разрушено и как это было восстановлено после войны. Уже два года этому замыслу, но пока нет времени заняться. Конечно, большинству туристов более интересно средневековье, 30-е годы, досоветский Выборг, когда он был вторым по величине городом Финляндии, столицей озёрного края, развивались круизы, туризм, а финская война с развлекательной точки зрения менее зрелищна.

У вас основной предмет изучения финская война или Великая Отечественная тоже?

- Конечно, и Великая Отечественная война. Ко Дню Победы планируется открытие выставки.

Расскажите об издательской деятельности.

- Готовится к выходу сборник документов о блокаде, пара книг о битве за Ленинград, в разработке путеводитель по военным достопримечательностям не только Выборгского района, но и региона в целом, но из-за задержки финансирования из правительства Ленинградской области его издание откладывается.

А ваша коллекция?

- Собирал и собираю её по крупицам 14 лет. Помогают поисковики, передают свои находки, которые становятся экспонатами. То, что могу себе позволить, продолжаю покупать на финских Интернет-аукционах. Вот, к примеру, раздел коллекции, в котором представлены поделки финских солдат. Я долгое время не решался приступить к этой бесконечной теме. Все вещи очень красивые, ручной работы. Финны занимались их изготовлением для души и из коммерческих соображений: понятно, что надо помогать семье; заказчиками на изготовление ларчиков, зеркал в оправе в виде конского дышла и других поделок выступали сослуживцы, которые хотели послать, например, такой подарок любимой девушке. Этих поделок – огромное количество, экспозиция у нас будет постоянно пополняться.

Самое ценное – ножи и настольные лампы. Стоят они дорого. Поделок с надписями "Карельский перешеек 1942" - не очень много; больше продается поделок, изготовленных на Свири – там, видимо, финским солдатам совсем нечего было делать.

Поделитесь ближайшими планами…

- Работа выставки о финской войне в искусстве, организация экспозиции, как уже говорил, к Дню Победы, работа над книгами. И продолжается совершенствование уже существующих проектов. Например, на блокадной выставке побывало очень много школьников. Но чтобы сделать её для них ещё более интересной, хотелось, к примеру, раздобыть щипцы, которыми в войну хватали зажигательные снаряды, накупить фаеров, которые болельщики используют на стадионах, и на площадке перед музеем предлагать экскурсантам попытаться затушить зажженный фаер в ящике с песком – устроить некий интерактив. Детям и подросткам интересно не строем стоять и слушать экскурсовода – им хочется взять в руки экспонаты, макеты оружия, участвовать в каком-то действии, и такую возможность им даёт наш музей
.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев