ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ШВЕРА

ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ШВЕРА
ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ШВЕРА ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ШВЕРА
В понедельник позвонила Алёна Головач:

- Умер Александр Михайлович Швер.

Александр Михайлович… Мы часто встречались на улице. У него была подкупающая манера - здороваясь, вкладывать свою руку в твои ладони. В мае 2013-го мы беседовали с ним по случаю круглой даты: ему тогда исполнилось 85. Его мучили фантомные боли. Извинившись, он замирал на минуту-другую, крепко зажмурившись - деликатный человек - и продолжал свой рассказ. Говорил о своей большой семье, о голодном детстве. Недавно, в дни снятия блокады, вдруг вспомнилось, как он с улыбкой рассказывал о житье в интернате в деревне Лекарево под Елабугой, куда вывезли его школу из Ленинграда:

- Все наши разговоры и думы были о еде. Часто кто-нибудь начинал вспоминать, как до войны не доел или отказался от какого-то блюда - котлеты или яичницы - тогда все принимались кричать: “Замолчи!”.

Вспоминал счастливые годы в Выборге (с женой Анной Артемьевной довелось им отметить только серебряную свадьбу). Сетовал, что до сих пор нет мемориальных досок на зданиях, построенных Уно Ульбергом. И очень удивил меня, сказав: “Вы посмотрите, какие прекрасные формы у дома Говинга и насколько топорно сработан дом Бутенгофа”. А мне эта архитектурная доминанта Старого города так нравилась...

От нас уходят люди-эпохи, чьи судьбы вместили практически всю новейшую историю нашей страны. Про них говорят - старая когорта. Это значит, как ни выспренно звучит, - стойкость и веру в идеалы. Когда будете проходить по Южному валу, мимо Русалочки Уно Ульберга, остановитесь напротив кафе “Бригантина”. Вглядитесь в очертания, мысленно уберите разномастное остекление и вспомните, что по замыслу архитектора Александра Швера этот дом и есть - бригантина с белоснежными парусами...

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев