Уникальный экспонат передан музею «Выборг – город воинской славы»

Уникальный экспонат передан музею «Выборг – город воинской славы»
Уникальный экспонат передан музею «Выборг – город воинской славы» Уникальный экспонат передан музею «Выборг – город воинской славы»

О существовании жетонов у военнопленных в 40-х годах знают многие поисковики. Но ни одна поисковая экспедиция до сих пор их не находила. И вот недавно в выставочный зал «Выборг – город воинской славы» был передан поистине уникальный экспонат – жетон за номером 201. Появлению этого предмета в музее предшествовала большая и кропотливая работа по сверке списков солдат на всех захоронениях Выборгского района с электронными базами данных. Заведующий выставочным залом Владимир БЫКАЧЕВ уточняет: эту работу начали три года назад, в преддверии 70-летия Победы.

Меня удивило, что в списках захоронения «Петровка» встретилось более 300 имён солдат, погибших в конце 1941- начале 1943 года. Ведь боевых действий здесь в этот период фактически не было. Если бы имен было одно-два, можно было бы подумать, что это сбитые лётчики или наши диверсанты. Но и на других воинских захоронениях Выборгского района встречаются даты гибели солдат, не совпадающие со временем боевых действий. Особенно удивила запись о Фёдоре Кузьмиче Творогове, похороненного в 2007 году в Гаврилово. Напротив его имени значится «погиб в плену».

Дело в том, что запись «погиб в плену» не сопровождает больше ни одно из 27 тысяч увековеченных имен. Напомним, что основные бои на территории Выборгского района шли в июле-августе 1941 года, вплоть до эвакуации отступавших частей морским путем из Койвисто (Приморск), и в июне-июле 1944-го.

Сотрудница выставочного зала Ольга БОГДАНОВА нашла упоминание о гавриловском перезахоронении 2007 года в книге погибших в плену нижегородцах. В ней же говорится, что Творогова удалось установить по жетону военнопленного.

Теперь жетон Фёдора Творогова с номером 201 вместе с переводом учётной карточки военнопленного занимает особое место в музее. Этот без преувеличения бесценный подарок сделал старейший поисковик Выборгского района, бывший командир отряда «Поиск» Геннадий МИХАЙЛОВ. Именно он обнаружил останки Фёдора Творогова.

Я сам присутствовал в Гаврилово на перезахоронении солдат, поднятых отрядом «Поиск». Но тема военнопленных в то время вообще не звучала вспоминает Владимир Быкачев

Бывалые поисковики говорят, что всегда знали о наличии жетонов у пленных, но никогда их не видели. Вероятно, после смерти военнопленного жетон с него снимался. Так что сохранённый Геннадием Михайловым экземпляр поистине бесценен.

Дальнейшее расследование

Откуда же на «Петровке» эти 315 имён, с «несовпадающими» датами? Как выяснил Владимир Быкачев, они имеют единичные совпадения с так называемым списком Тиенхаары. В ходе поисков в ОБД Мемориал встретился документ наркомата внутренних дел от 6 декабря 1945 года «Список-справочник советских военнопленных, погибших в лагере …». В нём 376 человек. В том числе и 315 с «Петровки».

Год назад Светлана КРАСНОЦВЕТОВА передала Быкачеву копии документов, имеющихся в ЛОГАВ по лагерю № 6. В том числе список на 18 тысяч пленных, содержавшихся в этом лагере. В другом фонде хранения обнаружился «Список умерших и расстрелянных русских военнопленных»; на небольших листочках врач госпиталя писал: «военнопленный 4 барака Конев Павел Васильевич, умер 2 мая 1942 в 23.30 в больнице», дальше его лагерный номер и диагноз по-фински.

жетон военнопленного в музее Выборга

Я выписал фамилии с этих листочков; их всего 59. Не 315! Но они совпадают со списком на 376 имён. Эти списки были сверены и с документом на 18 тысяч. Там встретились неточности в написании, которые пришлось исправить (например, Бобров на Бодров, Неродовский на Недоровский). В ряде случаев дополнили существующую информацию. Аверьянов Алексей Павлович значился как «Аверьянов А.П.», теперь мы знаем, что он рядовой, год его рождения; ещё предстоит найти в финских архивах номер части. В графе «место первоначального захоронения» указано «кладбище лазарета лагеря № 6». Владимир Быкачев

Ещё одна загадка

Где же находилось это кладбище? Есть лишь топонимические ориентиры Тиенхаара и Раутакорпи. Это район нынешнего Калининского микрорайона, местечек Малиновка и Лесной кордон. Всякий раз, когда кажется, что поисковики в шаге от разгадки этой тайны, она не даётся им. Последнее обследование тех мест проводилось минувшим летом; в ближайшее время поисковики намерены продолжить экспедицию.

В финских документах указано: на могилах военнопленных, похороненных на кладбище, установлены доски с номером и фамилией военнопленного. Видимо, это всё же было кладбище, не ров, и стояли таблички. Например, моему дедушке, погибшему в финском плену в Карелии, был поставлен крест.

В ходе подготовки списков для мемориала при въезде в Выборг, в них включили всех, до сей поры не увековеченных ни на одном воинском захоронении. Тех, чьё имя уже где-то значится, было решено не дублировать.

Самый известный военнопленный из списка Тиенхаары - Смунёв Андрей Иосифович - увековечен на Южном кладбище.

На языке корректоров это – «искать блох»

В электронный паспорт воинского захоронения «Петровка» будут внесены дополнения,  появившиеся в ходе работы с документами военнопленных. Помимо этого, Владимир Быкачев планирует дополнить и списки погибших в бою:

Смотришь списки безвозвратных потерь какой-либо дивизии; например, 120 человек убито, только 50 из них увековечены. А остальные где? ..

Мы договорились с Германом САКСОМ (главный специалист областного комитета по молодёжной политике), Анатолием СМОЛЬЯНИНОВЫМ (директор районного информационного центра) провести тотальную ревизию списков. Вот написано «погиб 6 июня 1941 года». Как он мог погибнуть, если война ещё не началась? Конечно, опечатка. И их много. Большую роль играет дата рождения, потому что Ивановых Иванов Ивановичей огромное количество, и их в списке можно различить только по дате. И так постепенно мы выправим все списки. Эта работа уже проделана на захоронении № 1 по дороге на Каменку, в Меркках и Заполье.

жетон военнопленного в музее Выборга

Сколько ещё таких букв и цифр предстоит исправить? Не миновал ревизии и мемориал при въезде в Выборг; на старой его части «не поместились» около 160 имён, которые увековечили на недавно открытой новой.

За каждой надписью – судьба

В деле сохранения памяти нет мелочей. Красноречиво свидетельствует об этом пример, приведённый Владимиром Быкачевым. К нему обратился с письмом полковник в отставке, искавший могилу деда, погибшего под Выборгом в 1940 году, которому отовсюду приходили ответы «в списках не значится».

жетон военнопленного в музее Выборга

Я ему написал, что имя его деда Груздова Григория Антоновича 1903 года рождения, уроженца Смоленской области, погибшего 6 марта 1940 под Выборгом, будет увековечено в Черкасово. Почитай, что он мне ответил – ради этого стоит работать! «Огромное вам спасибо за ваш труд по восстановлению памяти народа, погибшего при защите интересов Отечества. Эта весть утешит мою 88-летнюю мать на склоне лет знанием, что у её отца теперь есть могила. Ребёнком она встретила войну и пережила её в оккупации под Любавичами в Смоленской области. Война до сих пор живёт в памяти нашей семьи не по книгам, а в свидетельствах очевидцев. Ещё раз спасибо. С уважением, полковник Михаил Савченков».

Елена СТЕПАНОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев