МОНРЕПО ОТ А ДО Я. ЛАФРЕМЬЕР

МОНРЕПО ОТ А ДО Я. ЛАФРЕМЬЕР
МОНРЕПО ОТ А ДО Я. ЛАФРЕМЬЕР МОНРЕПО ОТ А ДО Я. ЛАФРЕМЬЕР
Рассказ о жизни владельца Монрепо, Людвига Генриха Николаи едва ли может обойтись без упоминания имени Франца Германа Лафермьера. О нём мы уже рассказывали в статье, посвящённой библиотеке имения. Между тем, многим посетителям Монрепо это имя до сих пор не слишком знакомо.

Францу Герману Лафермьеру (1737-1796) было суждено стать ближайшим другом Людвига Генриха. Швейцарец по происхождению, Лафермьер родился в Страсбурге, поступил там же в университет, где и познакомился с Николаи, своим ровесником. Уже в старости Николаи назовет Лафермьера своим “закадычным другом с шестнадцати лет”. Окончив университет, Николаи и Лафермьер совершили совместную поездку в Париж. В парижских салонах они встречались и общались с выдающими деятелями эпохи Просвещения - Вольтером, Ф. Гриммом, Ж.-Л. Д’Аламбером, Д. Дидро. Именно по предложению последнего, в 1761 г., Николаи и Лафермьер перевели для него пьесу Г.Э. Лессинга “Мисс Сара Сэмпсон”. Сам же Дидро написал в одном письме, что не видывал ничего трогательнее, чем дружба юных Людвига Генриха и Франца Германа.

Около 1762 г. Лафермьер по-знакомился с семейством графов Воронцовых, что навсегда определило его дальнейшую судьбу. В Вене Лафермьер часто встречался с С.Р. Воронцовым, который писал о Лафермьере: “Я в два года от него более узнал, нежели доселева, учась у разных людей и в разных книгах читая”. Скорее всего, именно Семён Романович познакомил Лафермьера со своим дядей, графом Михаилом Илларионовичем, который и взял Лафермьера к себе на службу. При посредничестве гр. Никиты Ивановича Панина Лафермьер был приглашён в Санкт-Петербург для преподавания французской литературы наследнику престола великому князю Павлу Петровичу, а также на должность его библиотекаря. Когда в 1769 г. в Россию, в качестве одного из будущих наставников цесаревича Павла, приедет Л.Г. Николаи, он будем обязан этим назначением никому иному, как своему другу Лафермьеру.

Это стало возможным благодаря доброжелательным отношениям Лафермьера с цесаревичем. Впоследствии Лафермьер стал пользоваться и особым доверием второй супруги наследника, Марии Федоровны. “Малый двор” Павла и Марии, Павловск и Гатчина, надолго стали местом жительства и деятельности Лафермьера. Широко образованный человек, занимательный собеседник, Лафермьер оставил след и в культурной жизни “Малого двора”. Так, в годы придворной службы он написал либретто для двух опер великого русского композитора Дмитрия Бортнянского: “Сокол” (1786) и “Сын-соперник” (1787). Бортнянский и Лафермьер подготовили совместно также “Сборник романсов и песен”, опубликованный в 1793 г.

Однако идиллия внезапно оборвалась. Начинавшийся фавор фрейлины Е.И. Нелидовой привел к разладу в великокняжеской семье. Вероятно, желание досадить супруге заставило наследника престола в 1793 г. выслать Лафермьера - верного друга и советника Марии Федоровны. После вынужденной отставки Лафермьер переехал к своему другу и покровителю, дипломату Александру Романовичу Воронцову, в село Андреевское Покровского уезда Влади-мирской губернии. Здесь он ставил спектакли в домашнем театре, много общался с сестрой Александра и Семена Воронцовых, президентом Российской Академии наук Е.Р. Дашковой.

Когда в 1795 г. стало известно, что Лафермьер неизлечимо болен, Л.Г. Николаи написал в одном письме: “К счастью, он ничего не подозревает о своей опасности. Это лучше всего для его покоя. Это неведение лучше для его спокойствия, чем вся возможная философия. Это самый старый из моих друзей, которых я теряю, и во многих отношениях единственный. В пятьдесят девять лет я становлюсь сиротой в дружбе”. Лафермьер был погребен возле домовой церкви Андрея Первозванного в Андреевском. На его могиле А.Р. Воронцов распорядился поставить памятник из белого мрамора.

Тяжело переживавший кончину друга, Николаи решил почтить его память у себя в Монрепо. В парке была установлена мраморная урна, т.н. кенотаф. Идею установки урны Николаи обсуждал с Марией Федоровной, тогда уже императрицей. Людвиг Генрих хотел написать в основании памятника: “Памятник Уважения к Дружбе от Марии”. Императрица, однако, вычеркнула два последних слова и добавила в письме к Николаи: “Нет, друг мой, достаточно и того, что об этом знаем мы двое”. Имя Лафермьера было столь дорого для Людвига Генриха, что и идея собственного захоронения в Монрепо была напрямую связана с кенотафом Лафермьера. Как писал Николаи С.Р. Воронцову: “…я собираюсь устроить свой склеп рядом со склепом Лафермьера”.

Остается лишь добавить, что, как отметил крупнейший в России историк рода Воронцовых и их окружения, В.Н. Алексеев, “единственным известным изображением Лафермьера является миниатюра неизвестного художника, воспроизведенная в “Русских портретах”, где указано, что это произведение принадлежало барону Николаи и находилось в его имении Монрепо”.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо”
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев