МОНРЕПО ОТ А ДО Я. КРИСТЕНСЕН

МОНРЕПО ОТ А ДО Я. КРИСТЕНСЕН
МОНРЕПО ОТ А ДО Я. КРИСТЕНСЕН МОНРЕПО ОТ А ДО Я. КРИСТЕНСЕН
Единственный сын Людвига Генриха Николаи, Пауль, значительную часть своей жизни провел в Копенгагене, где он служил чрезвычайным посланником и полномочным министром Российской империи при датском королевском дворе. Мы уже рассказывали о датских сюжетах в истории Монрепо. Сегодня же наш рассказ о датчанине, которого Пауль Николаи летом 1830 года пригласил в Монрепо в качестве учителя рисования для своих детей.

Рано овдовевший, Пауль был вынужден в одиночку заботиться о том, чтобы его дети - три сына и четыре дочери - получили хорошее образование. Умение рисовать, музицировать и танцевать для дворянских детей того времени было обязательным. Конечно, Пауль Николаи не предполагал, что кто-нибудь из его детей станет художником. Речь шла скорее об эстетическом воспитании, о формировании художественного вкуса. Для такой цели как нельзя лучше подходил бы начинающий художник: чтобы нанять его, не требовалось больших денег, и в то же время можно было рассчитывать на профессионализм учителя. Таким молодым и вполне успешным был Кристиан Кристенсен, который получил приглашение от Николаи.

Кристиан Фердинанд Кристенсен (1805-1883) не был по рождению “человеком искусства”. Его отец, обычный чиновник, рано умер. Мать решила дать сыну профессию, которая могла бы ему обеспечить скромное, но безбедное существование. Мальчик стал обучаться игре на валторне. Однако оказалось, что у него аллергия на натуральные мундштуки, и о музыке пришлось забыть. Тогда Кристенсен обратился к живописи и был принят в Королевскую академию изящных искусств в Копенгагене. Его учителем стал знаменитый в Дании Кристиан Август Лоренцен, работы которого украшают многие художественные галереи. Лорен-цен был прекрасным портретистом, писал жанровые и батальные сцены, превосходно копировал работы старых мастеров. Годы обучения Кристенсена совпали с периодом стремительного развития датской культуры, в которой большую роль стал играть музыкальный театр. Новые постановки Королевского Датского театра требовали оформления, и юный живописец, которому едва исполнилось 19 лет, сумел получить первые театральные заказы. Лучше всего художнику удавались пейзажи, и его стараниями сценическое пространство легко превращалось в лесную поляну, берег моря или цветущий сад. Но, как бы то ни было, в 1830 г. Кристенсен еще не был широко известен и предложение Пауля Николаи приехать в Монрепо воспринял с благодарностью.

Вероятно, учительство не отнимало у него много времени, поскольку он успевал работать на натуре. Все главные достопримечательности сада баронов Николаи запечатлены на акварелях Кристенсена. Именно на этих графических листах мы видим веерные мостики Монрепо в их первоначальных цветах: золотом, красном и зеленом. Именно акварель Кристенсена сохранила для нас облик “Китайского зонтика” на высоком камне: этот павильон просуществовал недолго и не успел попасть в объектив фотокамеры. На одной из работ представлен усадебный дом с его сложной многомаршевой лестницей, ведущей от террасы перед портиком в сад. Лестница эта была разобрана в середине XIX в. Между тем, она была сконструирована замечательно: между лестничными маршами располагался цветник, в центре которого была установлена парковая скульптура. На этой же акварели мы видим выставленные рядами перед домом кадки с апельсиновыми или померанцевыми деревьями. А на рисунке, где запечатлена капелла Людвигштайн, хорошо видно, что на флаге, поднятом над башней, изображен голубой герб баронов Николаи с короной и серебряными звездами. Все эти детали создают мир того, старого Монрепо - прославленного европейского парка, о котором в те же 1830-е гг. один путешественник воскликнул: “здесь - оазис, но оазис поэтов, с розами, родниками и зелеными беседками”.

Пребывание в Монрепо было коротким эпизодом в жизни художника. Вернувшись в датскую столицу, он продолжал работать в театре. Впереди его ждала слава ведущего декоратора Королевского датского театра, автора сценического оформления “Сильфиды” и многих других балетов великого хореографа Августа Бурнонвиля. Нередко сразу после того, как взвивался занавес, публика устраивала овацию - так великолепны были написанные Кристенсеном декорации. В ноябре 1841 г. он стал членом Датской королевской академии изящных искусств, а в конце жизни был ее профессором и старейшиной. Когда в 1883 г. художник скончался, в некрологах он был назван “одним из той блистательной группы поэтов, актеров, музыкантов и художников, прославивших Данию в период ее интеллектуального расцвета”.

Любой парк эпохи Просвещения - в какой-то мере театр. Аллеи образуют его зеленые кулисы, отдаленные острова - театральный задник, а украшенные цветниками партеры - это сцена. Пейзажный парк воздействует на чувства и эмоции зрителя подобно хорошей пьесе, в которой есть место грусти, шутке и неожиданным поворотам сюжета. Может быть, поэтому виды Монрепо так удались Кристенсену, тонко чувствующему театральность среды. В наши дни акварели Кристенсена с видами Монрепо хранятся в Национальном музее Финляндии и в Государственном Эрмитаже.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо”
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев