Пусть звучат и гитара, и кантеле …

Пусть звучат и гитара, и кантеле …

На днях в нашем городе побывали гости из Лаппеенранты: пастор Ману РЮЁСЁ и пастор-миссионер церкви Ингрии Арво СУРВО, который провел мастер-класс по песнопению для любительского Агрикольского хора. Автор этих строк поспешил в собор свв. Петра и Павла, чтобы встретиться с гостями.

Сейчас мы живем в сложное для людей время, потому что какие-то силы стараются сталкивать народы, а христианская миссия заключается в том, чтобы предотвратить эти столкновения. Политика политикой, но люди всегда должны оставаться людьми, так считает Арво Сурво:

- Я вырос в Мариенбурге под Гатчиной, в среде, где соседями были русские, молдавские, цыганские семьи, тверская карелка, ингрофинны, и я начал изучать языки и культуру разных народов. На сегодняшний день могу общаться на финском, русском, эстонском, цыганском, эрзянском, мокшанском, водском, ижорском языках и немного на мордовском. Симбиоз разных культур – это настоящее богатство! Когда года два назад младший сын оканчивал институт, где учился музыке, то его преподаватели отметили, что впервые за 20 лет у них был такой одаренный ученик. Мне как отцу это было приятно слышать, но я объяснил сыну, что одаренных детей очень много, а основная причина успеха в том, что он вырос в симбиозе и перекрестье разных музыкальных культур, впитал в себя это музыкальное окружение.

Отметим, что сам пастор играет на гитаре и кантеле, сочиняет духовные песни на разных языках, переводит духовные гимны. Он уже почти 20 лет проживает в Финляндии, но не забывает и ценит годы, проведенные в России.

- Когда я служил катехетом, а потом пастырем в Пушкине, то вел службы на русском и на немецком языке для малочисленных немцев, которые тогда жили в Ленинграде. Посещаемость в Пушкинском приходе, а позже и в других представителями разных народов была на высоком уровне. Мы здесь миссионерство начинали, потом в Мордовии, в других регионах, и везде представители власти задавались вопросом: не приведет ли это к столкновениям? На одной из официальных встреч я сказал: в лютеранской церкви первостепенно стоит вопрос веры и спасения души, но параллельно этому идет и сохранение родного языка через богослужения…

Но если у кого-то появляются ненужные тенденции в понимании национальности и языка, то церковь разъясняет и тормозит такие процессы. И когда некоторые народности настаивают на сохранении своей самостийности, то это не совсем правильно.

Когда мы плотно закрываем все двери и окна, не проветриваем здание нашего Храма, то воздух становится затхлым. И здесь очень важно сохранять уровень, чтобы, с одной стороны, не было сквозняка, ни духовного, ни культурологического, а с другой - чтобы всем было уютно и по-домашнему тепло.

И я очень рад тому, что на сегодняшний день в России это общение и взаимовлияние разных культур, в частности, в духовном плане, имеет место быть.

Какие прекрасные песни христианские пишут и лютеране, и православные! Они иногда берут и наши гимны, а мы заимствуем что-то из православных песнопений. В этом богатство!

«В нашей жизни самое прекрасное не ценою денег покупается», - я написал по-фински.    

 С будущей женой Кристой они познакомились в советской Эстонии, где Арво Сурво учился богословию. В 28 лет женился, вырастили троих сыновей. В этой интернациональной семье уважают народные традиции, хотя многие, к сожалению, уже утрачены.

Например, в Ингрии до войны была почти повсеместно традиция: на праздник по лютеранскому календарю из соседних православных деревень все идут к лютеранам, потом через две недели тот же праздник отмечают православные, и уже лютеране идут к ним в гости. А мужчинам это в радость: домашнее пиво варят! 

А вот еще интересная особенность, касающаяся национального костюма: изначально узоры на нем предназначались для того, чтобы охранить женственность, грудь кормящей матери, позванивающие подвески тоже служили оберегами.

- Когда остро встал вопрос о языческих мотивах в национальных костюмах, прихожанка собора св.Марии в Петербурге, культуролог, профессор математики Татьяна БЫКОВА (по маме Сойту), после службы вышла к алтарю, как мы договорились, и я благословил все национальные костюмы Ингрии, снимая с них всякое язычество, оставляя только красоту и умение мастериц.

Еще пример от Арво Сурво: языческий обычай еловыми ветками на похоронах заметать следы к дому, изначально преследовал вполне конкретную цель - чтобы душа покойника не нашла обратную дорогу, не являлась и не мешала жить. Сейчас, конечно, никто не думает об этом,  а традиция живет…

Ольга НАБАТОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев