"КУСОЧЕК КАМНЯ ПОСРЕДИ ВОДИЦЫ"

"КУСОЧЕК КАМНЯ ПОСРЕДИ ВОДИЦЫ" "КУСОЧЕК КАМНЯ ПОСРЕДИ ВОДИЦЫ"
Исследование старшего научного сотрудника музея "Выборгский замок" Зинаиды Новоселовой посвящено жизни русского писателя Владимира Одоевского на даче под Выборгом.

(Начало в № 142)

- В Выборге В. Ф. Одоевский останавливался, как и в первый приезд, в трактире Мотти. Обычно это бывало тогда, когда он поздно приезжал сюда, или, наоборот, когда было необходимо рано выехать из города. Жил он здесь и тогда, когда приезжал в Выборг из Ронгаса на несколько дней по каким-либо делам: нанести визиты друзьям и знакомым, посетить службу в соборе или, как это было в сентябре 1861 года, побывать на ежегодной выборгской ярмарке.

Этот же трактир князь рекомендовал гостям: родственникам, сослуживцам, друзьям.

В Ронгасе Одоевский отдыхал душой и телом. Здесь у него была библиотека, и он много читал, вел обширную переписку, купался, катался на лодке, гулял в саду и парке, лечился. Отсюда вместе с женой, родственниками, друзьями неоднократно отправлялся в путешествия по различным местам Финляндии. Так, в 1852 году, когда Одоев-ских навестили их родственники Ланские, хозяева мызы вместе с ними совершили поездку на Иматру, а затем вдоль русла строящегося Сайменского канала.

Отмечались в Ронгасе и семейные праздники. В 1861 году, 15 июля, в день именин Владимира Федоровича, "кузины (у Одоевских снова гостили Ланские) настроили в саду род триумфальных ворот, украсив их наименованиями всех ронгасских владений князя; вечером устроили стрельбу из ружей и, кажется, переполошили всех птиц". 30 июля, в день рождения, Одоевский сделал в дневнике следующую запись: "Сегодня мне минуло 57 лет; не думал я прожить так долго. Потрудился я на моем веку. А сколько еще недоделанного осталось. Благо-дарю бога, что память еще не слабеет, хоть сила на работу уже не та, а главное, сердце не черствеет; сужу по тому, что доброе меня трогает, гадкое гадит, умное интересует".

В. Ф. Одоевский был хорошо знаком с местными властями: генерал-губернатором Финляндии графом Ф. Ф. Бергом, вы-боргскими губернаторами бароном Казимиром фон Котеном, затем генерал-лейтенантом Бернхардом Индрениусом, с бургомистром (и соседом по имению) Экмарком и его семьей. Барон фон Котен, например, бывал в гостях у Одоевского как в Ронгасе, так и в Петербурге.

Ронгас посещали и зачастую оставались на ночлег гости князя из Выборга. В свою очередь, в городе он навещал друзей и знакомых: с Вехтером Одоевский играл на органе, с ним же и местным фотографом Кирстеном обедал в заведении Франца Эренбурга ("ужасно скверно, - запишет князь, - едва ли не хуже Мотти - а берут дорого"), бывал у последнего и дома. В Выборге Одоевский брал уроки финского языка у нотариуса Мехелина, а владелец книжного магазина коммерческий советник Карл Габриэль Клоу-берг подарил князю собственный экземпляр "Калевалы" на финском языке, "уже не находящийся в торговле".

Одоевский был привязан к "родному" Ронгасу и, будучи человеком весьма общительным и гостеприимным, приглашал к себе в гости друзей, коллег по работе в "Обществе посещения бедных просителей в Петер-бурге". В письме члену-распорядителю Общества Василию Антоновичу Инсарскому от 22 июля 1850 года он звал его "и тех добрых людей, которые обещали посетить мой кусочек камня посреди водицы", в Ронгас. "Я на этот конец, - пишет князь, - сделал даже пристройку в доме. Сделайте милость, господа, сдержите слово: два-три дня никому разницы не сделают, а между тем вы вздохнете здешним чудесным воздухом".

В "Записках" Инсарский вспоминал, что в тот раз из "тех добрых людей", которые обещали князю посетить его нашлось немного охотников. "Но на меня лично поездка эта произвела очаровательное впечатление, которое никогда не забуду. Во-первых, она познакомила меня с оригинальною, сумрачною природою Финляндии, во-вторых, князь принял и проводил нас самым радушным и, можно сказать, великолепным образом. Немногие дни, там нами проведенные, мгновенно пролетели в прогулках по каменным глыбам, которые осыпали Ронгас, в поездках по морю, в купанье, в рыбной ловле и, наконец, в роскошнейших трапезах, на которые князь такой великий мастер.

В письме к тому же Инсарскому, но уже от 6 июня 1852 года, Одоевский повторил приглашение посетить Ронгас: "Бедный мой Ронгас я нашел в большом запущении; много значит долго не побывать на родном пепелище; но теперь он снова ожил и готов принять дорогих гостей, которым, начиная с себя, напомните, если они забыли их обещание". И далее: "пишу к вам среди шума и стука рабочих, которые строят Ронгас почти сызнова".

Для гостей мызы Одоевских, в шутливом тоне, были составлены "Законы ХII-ти таблиц, или Ронгасское Уложение — Code Rongas". Вот некоторые выдержки из него:

"I. Всякий волен делать, что хочет, ничем не стесняясь, кроме тех ограничений, которые постановлены в следующих статьях.

II. Всякая любезность и предупредительность строго запрещаются, но каждый обязян молчать, когда не в расположении говорить, равно не слушать других, когда ему того не хочется, и для таких случаев сунуть нос в книгу или газету. Каждый волен приехать и уехать, когда ему угодно … Ввоз сплина и хандры допускается беспошлинно, но ввоз карт, кроме географических, на всем пространстве Ронгаса запрещен безусловно"… Администрация надеется, что никто не дозволит себе употребление фраков, круглых шляп, белых галстуков и другой тому подобной неблагоприличной одежды.

III. Ронгасская администрация требует от жителей полной откровенности, всякий обязан о своих потребностях чистосердечно относиться: а) по питейной части к гофинтенданту Ефросинье; б) по провиантской к обер-провиантмейстеру - Ивану; с) о всех других, сверх вышеупомянутых, потребностях к генерал-коменданту - Фридриху …

V. Обед назначается в 4 часа пополудни, вечерний чай в 9 часов, но эти часы могут изменяться по общему соглашению; каждый спит, сколько и когда душе его угодно, но, проснувшись, обязан требовать чаю, кофею и проч. и проч. по произволению …

VI. Относительно обедов, полдников, равно общих прогулок и других тому подобных благонамеренных предприятий, постановляется основным правилом, что большинство присутствующих не ждет меньшинства, но меньшинство всегда ожидает большинства …

IX. Благоприличные представления относительно не-устройств в погоде допускаются; … но выходить без калош и зонтика воспрещается, ибо иначе может утвердиться мнение, что в Ронгасе когда-нибудь бывает дождь - слух, распространяемый его врагами. Подсмеиваться над египетско-чухонским стилем ронгасской архитектуры позволяется лишь исподтишка; но благонамеренные суждения о превосходстве сего стиля перед всеми другими допускаются.

X. Утираться рукавом, сморкаться в руку или обсушиваться после купанья, валяясь в песке, строго запрещается; причем по¬ставляется на вид, что в ронгасском цейхгаузе хранится доста¬точное количество простынь, полотенец и носовых платков для желающих …

XII. За несоблюдение какого-либо из сих правил виновный вносит один рубль серебром в пользу квартиры престарелых женщин; за явное же нарушение сего уложения и совершенное ослушание и неповиновение виновный осуждается прочесть, не останавливаясь, две страницы из "Домашней беседы" г. Аскоченского. Князь В.Ф. Одоевский. Rongas. Anno Domini 1861".

В 1861 году Одоевские прожили в Ронгасе четыре месяца: с начала июня до начала октября. В усадьбе продолжались ремонт и строительство, шли работы в парке. И хотя многое говорило о том, что хозяева мызы еще собирались жить здесь, 1861 год, вероятнее всего, стал последним годом их пребывания в Ронгасе. Решался вопрос о переезде В. Ф. Одоевского в Москву, поэтому не случайно основными делами князя в Ронгасе стали: приведение в порядок библиотеки, передача книг в переплет, разбор архива, подготовка тюков и ящиков для от¬правки их в Петербург, в Публичную библиотеку и Румянцевский музей. Отправка грузов осуществлялась на пароходах "Выборг" и "Виктория", частично по почте. В письме к С. И. Лапшину от 2 сентября 1861 года князь уведомлял: "любезнейший Сергей Иванович, сего 6 сентября, в середу, на пароходе "Виктория" из Выборга отправляются в Импер[аторскую]. Публичную], библиотеку семь тюков с разными бумагами, книгами, автографами (даримыми мною в библиотеку); …потрудитесь послать на Васильевский остров к дебаркадеру "Виктории" дельного сторожа ... Скажите сторожу, чтобы он же получил ящик под знаком № 100 и этот ящик оставил бы в музеуме у Зимницкого …Остальные тюки еще штук 14 (но вдвое меньше) пришлю частию по почте … частию на пароходах". И далее: "я нашел у себя вещи преинтересные: …мою переписку с Пушкиным, его письма, Гоголя из Рима, Глинки и много от других, живых и мертвых". Позднее, из Ронгаса в Петербург, кроме посылок и тюков с рукописями и книгами были отправлены также кресла, физикоакустический снаряд, коровье масло.

Очевидно в этом же году В. Ф. Одоевскому поступило предложение о продаже Ронгаса. В ответном письме князь, в частности, отметил, что продавать мызу он "не имел никакого намерения. Но, как человек небогатый, …не откажусь уступить ее, если только мне дана будет такая плата, которая вознаградит меня не только за издержки, но и за неприятность лишиться любимого моего места". Вскоре имение было продано.

Когда Финляндия стала самостоятельным государством, многие населенные пункты поменяли наименования со шведских на финские. Ронгас стал именоваться Ронкаа (Ronkaa). На протяжении многих лет имение меняло своих владельцев. По свидетельству известного выборгского архитектора Отто Ивари Меурмана, последним частным его владельцем был председатель Выборгского городского казначейства Микко Адольф Вилска. В 1925 году он продал это поместье городу. В Ронкаа тогда тогда еще сохранялся "большой одноэтажный деревянный дом с просторной верандой, к которой примыкал сад". Город разместил там детский дом, для которого в 1927 году городской архитектор Пааво Уотила спроектировал специальное здание.

Прошедшие затем десятилетия, войны, прокатившиеся над этим краем, нанесли ему невозвратные потери. Коснулось это и Ронгаса. Усадебный дом князя В. Ф. Одоевского не сохранился, ничего не осталось ни от парка, ни от сада. О былом напоминает лишь небольшой фрагмент каменной ограды на берегу залива... 13 января 1949 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР населенному пункту Ронка было присвоено наименование Отрадное. Сегодня на территории бывшей усадьбы В. Ф. Одоевского располагается республиканский санаторий "Выборг - 7".
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев