КАК ИСКАЛИ КУСЕЛУ, А НАШЛИ КУУСЕЛУ

КАК ИСКАЛИ КУСЕЛУ,  А НАШЛИ КУУСЕЛУ
КАК ИСКАЛИ КУСЕЛУ, А НАШЛИ КУУСЕЛУ КАК ИСКАЛИ КУСЕЛУ, А НАШЛИ КУУСЕЛУ

Эта запутанная история началась с поисков места или местечка, носившего прежде название «Кусела». Авторитетные специалисты – историки, краеведы – считают, что населённого пункта с таким названием на территории современного Выборгского района не было. Тем не менее, поиски надо было продолжать.

Поводом послужило обращение жительницы Краснодарского края Людмилы КУНЕЙКО, разыскивающей место захоронения своего деда Кулябцева Ивана Спиридоновича. Иван погиб 28 июня 1944 года, о чём 1 октября его вдове Анне Дмитриевне в Черкесск Ставропольского края было направлено извещение: «Ваш муж в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб и похоронен с отданием воинских почестей».

Имя гвардии рядового Кулябцева 1908 года рождения фигурирует в ОБД «Мемориал» дважды, и оба раза к сведениям о нем прикреплены похожие документы – паспорта воинского захоронения 

№ 10 в Пятиречье Приозерского района от 1992-го и 2014 годов. Населённого пункта Кусела нет и в Приозерском районе, однако добрых три четверти от увековеченных там двух сотен имен в графе «место первоначального захоронения» имеют именно такой ориентир.

Вопросов больше, чем ответов

Мы позвонили в администрацию Запорожского сельского поселения, на территории которого находится эта братская могила. Специалист военно-учётного стола Инна БОЛОТОВА на вопрос, где же эта «Кусела», посоветовала обратиться к местному краеведу и писателю Борису ШУЙСКОМУ. Борис Андреевич, кстати, хорошо знаком нашим читателям и как герой наших публикаций, и как автор собственных.

Так вот, Шуйский сходу заявил, что те солдаты, у которых местом первоначального упокоения значится Кусела, никогда не были похоронены в Пятиречье, их имена там просто увековечены. Досадная ошибка закралась в документы, когда после окончания боевых действий на Карельском перешейке так называемым похоронным командам необходимо было в кратчайшие сроки произвести погребение собранных на полях боёв убитых. Все происходило, как все мы помним, летом (первая часть Выборгской наступательной операции завершилась 20 июня 1944 года, затем войска продолжили наступать за Выборг в направлении границы), то есть война была в разгаре. До порядка ли в списках захороненных было в то время?

Дата гибели Кулябцева 28 июня, а бои за Запорожское закончились 16-го. К тому же 191 гвардейский стрелковый полк, в составе которого он воевал, в те дни наступал в направлении Тали-Ихантала. Как уточнил Борис Шуйский, это подразделение действовало в составе нашего прославленного 30 гвардейского армейского корпуса. Конечно, один боец не мог покинуть расположения своего полка и оказаться за десятки километров от него. 

Лучше не расстраивать?

На прощанье Борис Андреевич сообщал, что про «Куселу» точно знает главный поисковик Ленинградской области Герман САКС, ещё посоветовал не расстраивать родственников известием о том, что их дед на самом деле лежит в совершенно другой братской могиле, а в Пятиречье всего лишь значится его имя:

– Привозите их сюда, поедем на место, всё покажу и расскажу! Пусть люди поклонятся, возьмут горсть земли…

Главный специалист областного комитета по молодёжной политике Герман Сакс придерживается совершенно противоположной позиции: родственникам надо обязательно знать об ошибке послевоенного времени. Дело в том, пояснил Герман Юрьевич, что уже почти готовы документы, в соответствии с которыми станет возможным установление исторической справедливости; согласно новым указаниям, местным властям, в чьём ведении находятся братские могилы и воинские мемориалы, придётся провести сверку списков имен увековеченных и реально захороненных солдат с ОБД «Мемориал» и другими архивами. В случае с Пятиречьем большая часть работы по сверке уже проделана. 

Списки уточняются

Кстати, «Кусела» – на самом деле Куусела, рассказал Герман Сакс. Хутор с таким названием располагался в паре километров к северо-западу от Портинхойки (нынешний мемориал «Петровка»). Буквально недавно поисковики из отряда «Карельский вал» (командир Вячеслав СКОКОВ) подняли в районе этого несуществующего сегодня хутора двух бойцов, и 12 – ещё раньше, весной. Все они будут перезахоронены на «Петровке».

Что же касается списков, которые продолжают уточняться, то из почти 250 человек в Пятиречье увековечено 192; 35 из них, погибших в 1944 году, уже сверены с ОБД, семеро погибших в 1939-1940-м – сверены по Книгам памяти. Остальную часть работы ещё предстоит проделать. Ещё 51 имя должно появиться из документов о перезахоронении в Пятиречье бойцов, умерших от ран в госпитале – есть информация, что они были сюда собраны из разных мест вблизи Висийоки (или Вийсъйоки – прежнее название Пятиречья).

Много наработок относительно неполноты списков есть и у Бориса Шуйского. В своей книге «Пятиречье. Слава и боль» он приводит 354 имени погибших в 1939-1940 годах, которые он установил по Книгам памяти. Исследователь считает, что к данному списку следует приплюсовать ещё 621 неучтённое имя. Итоговый список выйдет не меньше, чем на полторы-две тысячи. Ну а имя Ивана Кулябцева по логике будет изъято из паспорта захоронения в Пятиречье и переувековечено на «Петровке».

Елена СТЕПАНОВА

P.S. Поиски «Куселы», приведшие нас в Пятиречье Приозерского района и уведшие от «Петровки», показали, что следовать заветам великого Суворова (напомним, он говорил, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат) нам предстоит ещё не один год, пока не будет наведён порядок в списках, паспортах, мемориальных плитах и других носителях памяти о погибших при защите Отечества. 

Ну а продолжение этой судьбоносной истории поиска, надеемся, последует уже скоро, когда на Карельский перешеек приедет внучка гвардейца Кулябцева…

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев