ЕЛИСЕЙСКИЙ ПОЛЯ

ЕЛИСЕЙСКИЙ ПОЛЯ
ЕЛИСЕЙСКИЙ ПОЛЯ ЕЛИСЕЙСКИЙ ПОЛЯ
Елисейские поля в Монрепо? Кажется, за этим неизбежно следуют два вопроса: “где?” и “почему”? Ответ на вопрос “где” - самый простой: “Елисейские поля” в Монрепо - это большой луг, тянущийся от центральной поляны до источника “Нарцисс”.

Ответ же на вопрос “почему?” будет и труднее, и длиннее.

Для абсолютного большинства современных людей Елисейские поля связаны с Парижем. И это вполне естественно. Les Champs-Élysées известны, кажется, всем. Даже те, кто ни разу не бывал в Париже и ничего не знает о его топографии, эту центральную парижскую улицу знают - и узнают - по картинам, фотографиям, описаниям в книгах, кинематографу и, наконец, песне.

Парижские Елисейские поля - это блеск, многолюдство, но это и место символическое: именно на Елисейских полях собираются парижане, чтобы отметить крупнейшие национальные праздники и достижения. Однако Елисейские поля были такими не всегда. Н.М. Карамзин, побывавший в Париже в революционном 1790-м году, писал в своих знаменитых “Письмах русского путешественника”: “Через обширный бархатный луг въезжаете в поля Елисейские, недаром названные сим привлекательным именем: лесок, насажденный самими ореадами, с маленькими цветущими лужками, с хижинками, в разных местах рассеянными, из которых в одной найдете кофейный дом, в другой - лавку. Тут по воскресеньям гуляет народ, играет музыка, пляшут веселые мещанки. Бедные люди, изнуренные шестидневною работою, отдыхают на свежей траве, пьют вино и поют водевили. Вы не имеете времени осмотреть всех красот сего лесочка, сих умильных рощиц, как будто бы без всякого намерения разбросанных на правой и на левой стороне дороги…” Согласитесь, довольно неожиданно. Вместо столичной роскоши - “лесок”, “свежая трава”, “умильная рощица”.

Людвиг Генрих Николаи видел парижские Елисейские поля собственными глазами не однажды: сначала за тридцать лет до Карамзина, в 1760-х, когда ездил в Париж общаться с творцами Века Просвещения, позднее - в 1782 году, в ходе большого европейского путешествия великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны. Николаи был в числе наиболее приближенных лиц, сопровождавших августейших особ, путешествовавших под именами “графа и графини Северных”. Более чем вероятно, что Елисейские поля предстали перед Людвигом Генрихом в том же идиллическом виде, в каком спустя десятилетие их застал Карамзин.

Быть может, Николаи назвал свои Елисейские поля в память о своих парижских впечатлениях? Быть может, и так. Но есть и другие варианты ответа. Николаи впервые употребил это название в 1799 году, в письме к своему сыну Паулю: “Я ещё не видел, как получилось поле под Паульштайном. Однако мне пишут, что получилось настолько красиво, особенно дорога вдоль скальной стены, что про себя я называю это “Елисейскими полями”. Мне кажется, что я уже говорил тебе, что с этой стороны надо сильно расширить сад так, чтобы в него вошёл прилегающий луг с красивым источником, вплоть до леса”. Несколько месяцев спустя Л.Г. Николаи добавил в письме к сыну новые подробности: “…поле между этой дорогой и водой, прежде бывшее просто лугом, сейчас разделено на насаждения, дороги, мосты, луга и лес, и через несколько лет будет иметь ещё более привлекательный вид”. Похоже ли это на Париж, пусть и со “свежей травой”? Быть может, нужно искать другие Елисейские поля? Если так, то долго путешествовать не придется - и нужно будет лишь переправиться через Ла-Манш и оказаться в Великобритании, в одном из самых известных пейзажных парков мира - в парке Стоу, центральная часть которого так и называется - “Елисейские поля”. Парк в Стоу был создан в 1730-е гг. великим английским архитектором и паркостроителем Уильямом Кентом. Стоу принадлежит к высшим достижениям английского садового стиля, в котором создан и пейзажный парк Монрепо. Николаи был хорошо наслышан о Стоу, и весьма вероятно, что в 1760-е годы, будучи в Англии, посещал его. К слову сказать, Елисейские поля были и еще в одном знаменитом парке - на сей раз на территории Российской империи. Речь идет о парке “Софиевка”, владении польского магната Станислава Потоцкого. Парк “Софиевка” был заложен позже Монрепо, в 1796 году, и пользовался - наряду с садом баронов Николаи - славой выдающегося скального пейзажного парка. Итак, наш второй вариант ответа: “Елисейские поля” в Монрепо - родственники великого английского парка. Но каков может быть общий “родитель” “Елисейских полей” в Монрепо, Стоу и Софиевке? И это как раз самая легкая часть ответа. Это, конечно, бессмертная античная мифология. “Елисейские поля”, “Элизиум” - это, как верили древние греки, прекрасные поля блаженных душ на берегу реки Океан. После жизни, исполненной тревог, туда попадают любимые богами герои. На Елисейских полях царит вечная весна, там нет ни болезней, ни страданий. Л.Г. Николаи, конечно, знал это замечательно красивое предание и, быть может, назвав часть любимого парка “Элизиумом”, выразил тем свою любовь к Монрепо - месту, где он нашел и покой, и вдохновение и, как оказалось, место упокоения.

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо” Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев