«БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ. АНРИ ФРАНСУА ВИОЛЬЕ

«БЛИЖНИЙ КРУГ»  ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ. АНРИ ФРАНСУА ВИОЛЬЕ
«БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ. АНРИ ФРАНСУА ВИОЛЬЕ «БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ. АНРИ ФРАНСУА ВИОЛЬЕ

(Начало в №№ 14, 20)

Медальон в четырёхугольной раме

Более 30 портретов высокопоставленных придворных и членов императорской семьи написал Анри Франсуа Виолье. Круг «моделей» художника – члены семьи Вюртембергских, семья великого князя, а затем императора Павла I, и лица, составляющие «малый двор». Причем предпочтение Виолье отдавал миниатюрным портретам. Живописный почерк художника, по оценке искусствоведов, отличает отточенность деталей и некоторая «сухость»; излюбленная гамма - холодные голубые и зеленовато-серые тона. 

Само собой разумеется, что Франсуа Виолье на мог обойти вниманием своего близкого друга и сослуживца Людвига Генриха Николаи. Так появляется первый портрет барона, предположительно, в 1785 г. В энциклопедическом издании Д.А.Ровинского «Подробный словарь русских гравированных портретов» приводится описание выполненной с этого портрета гравюры: «Николаи Генрих Людвиг. Медальон в четырехугольной раме, гравирован резцом, ¾ вправо. 5,8 х 3,7. Художник Виолье. Гравер К.Гуттенберг». (По сведениям искусствоведа Д.Роша, в чьей коллекции ранее находился портрет Л.-Г.Николаи, с начала XX в. и по настоящее время эта миниатюра находится в кабинете эстампов в Париже, а гравированный портрет до революции находился в коллекции князя В.Н.Аргутинского-Долгорукова).

Тем не менее, в коллекции усадьбы Монрепо подобный портрет все же был, и после перемещения ценностей имения в 1940 году хранится в Эрмитаже. В описании говорится: «Картина неизвестного скандинавского художника 2-ой половины XVIII века». Здесь же комментарий искусствоведа: «Картина традиционно приписывается кисти неизвестного шведского художника, хотя нет никаких оснований связывать её с традициями именно шведской живописи. Портрет обнаруживает некоторое сходство с гравюрой Карла Гуттенберга по рисунку Франсуа Виолье, на которой Николаи изображен более молодым и в обратную сторону». И далее: «Можно предположить, что картина Эрмитажа является измененной копией с оригинала более раннего времени». 

Письмо к сыну

Из письма И.М. Николаи к сыну Паулю от 31 января 1816 г. 

«Если вы так настаиваете, мой дорогой, то вы будете иметь мой портрет, но не столь скоро. Надо вам сказать, что папа заказал копию в миниатюре со своего портрета, выполненного Лампи, которой он достаточно доволен и которая предназначается вам. Но до этого она совершит путешествие в Вену с условием, что будет оттуда возвращена, а затем будет отправлена вам. За это время будет исполнен мой портрет в пару к папиному. Это будет копия портрета, знакомого вам, выполненного Вуалем и отретушированного Лампи. Это желание папы, и по правде сказать, я сама предпочитаю послать вам свое изображение того времени, чем сегодняшнего. Кстати, о портрете, я по-прежнему рассчитываю на любезность г-на Гуттенберга и на обещание, которое вы мне дали. А пока передайте ему мой поклон и попросите его не слишком долго заставлять меня ждать».

Первая фамилия, которая упоминается в этом письме – Лампи - это Иоганн Баптист Лампи-старший - знаменитый и обласканный европейскими монархами австрийский живописец, мастер парадного портрета, с 1783 года – любимый портретист венского двора, выполнивший большой парадный портрет императора Иосифа II. Затем Иоганн Лампи на три года был приглашен в Варшаву, где исполнил портреты польского государя Станислава Понятовского, а также самых видных аристократов польского и литовского дворов. Звезда Лампи восходила всё выше, и в 1892 году (по протекции Григория Потемкина) в Санкт-Петербурге он уже пишет портрет Екатерины II в натуральную величину и во весь рост, за что получает немыслимый по тем временам гонорар в 12000 рублей и ежегодное содержание в 7000 руб., вследствие чего задерживается в России на 6 лет и пишет за это время портреты всех особ царской фамилии и многих русских сановников и придворных (кн. П. А. Зубова, гр. А. И. Мусина-Пушкина, А. Б. Куракина, Н. Б. Юсупова и многих других).

Манеру живописи Иоганна Лампи отличает умение эффектно «поставить натуру» и приукрасить её, гармоничный колорит, свободный прием письма, особенно искусный в воспроизведении драпировок. И то, что именно Лампи, которого считали одним из лучших портретистов своего времени и который писал только самых высокопоставленных сановников, пишет портрет Людвига Генриха Николаи, да и еще и переделывает (ретуширует) парный портрет его супруги, говорит о многом: о высоком статусе барона при дворе и, скорее всего, зная человеческие качества Людвига Генриха, о добросердечных дружеских отношениях между ними.  

Вуаль или Виолье? Вот в чём вопрос!

Далее в письме Иоганны Маргареты мы находим упоминание о том, что её портрет ранее выполнен «Вуалем». И здесь можно было бы предположить, что так в данном случае звучит в переводе имя Анри Франсуа Виолье, но дело в том, что в это же самое время при русском дворе работал еще один живописец – Жан Луи Вуаль, и стили живописи двух этих художников были настолько схожи, что до сих пор среди искусствоведов бытует мнение, что Вуаль и Виолье - одно и то же лицо. Чтобы обнаружить достоверные данные о художнике Вуале, предположительно, французе по происхождению, еще в начале XX века искусствовед Владимир Врангель (очерк Вл. Врангеля,  журнал «Старые годы», октябрь 1909 года, отдел редкой книги ГИАПМЗ «Парк Монрепо» – прим.авт.) провел значительные исследования по документам Королевской академии живописи в Париже. Действительно, были обнаружены сведения о художнике, начиная со свидетельства о рождении: Жан Луи Вуаль родился в Париже в мае 1744 года в семье ювелира, учился ремеслу у живописца Друэ-сына, проживал у стекольщика. Кроме того, самые известные свои произведения он создал вне Франции, при русском дворе (вероятно, с 1780 года), вследствие чего был мало известен на родине. Особая же его неудача состояла в том, что его путали как с Анри Виолье, так и с одним французским актером со схожей фамилией (существовал в то время также гравёр Вилле), что и повлекло за собой массу ошибок и ложных выводов, которые с течением времени всё умножались. На самом деле живописец Вуаль известен только портретами масляной живописи и никогда не был миниатюристом. Влияние Друэ очевидно в его творчестве: преобладание светлых и белых тонов, тонкая лепка и отчетливый рисунок лиц, и портрет баронессы с высокой прической, без ленты в волосах явно принадлежит кисти этого художника. А уже отретушированный и подправленный, где Иоганна Николаи выглядит более зрелой, по праву подписан – Иоганн Батист Лампи, 1790. (Парные портреты супругов Николаи художника Лампи сейчас находятся в Национальном музее Финляндии).

Одно «но», и опять неудача, - в отличие от женевца Виолье Жан Луи Вуаль был французом, а после Великой французской революции 1789 года в России к ним относились очень настороженно, а даже был издан указ, в котором от них требовалось клятвенное обещание «неприязненно относиться к революции», под угрозой изгнания. В отпечатанных в «С.-Петербургских ведомостях» списках лиц, давших такое обещание, имени Вуаля не встречается, из чего можно заключить, что он в то время уже покинул Петербург или собирался уехать. Во всяком случае, в 1795 г.  Вуаль проживал в Париже на улице Св.Августина и даже выставлял несколько портретов в Салоне, но после этого прожил всего несколько лет.

Надежда РАССАХАТСКАЯ,  старший научный сотрудник ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев