ЖИЗНЬ РАДИ ЖИЗНИ, МИРА, ЛЮБВИ...

ЖИЗНЬ РАДИ ЖИЗНИ, МИРА, ЛЮБВИ...
ЖИЗНЬ РАДИ ЖИЗНИ, МИРА, ЛЮБВИ... ЖИЗНЬ РАДИ ЖИЗНИ, МИРА, ЛЮБВИ...
ПРИБЛИЖАЕТСЯ 70-ЛЕТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ВЫБОРГА

В июне 1944 года тысячи жизней советских солдат были положены на алтарь Выборгской наступательной операции. До наших дней дожили немногие свидетели и участники тех событий. Один из них - Леонид Андреевич ВАСИЛЬЕВ, бывший топограф-вычислитель 70-го Гвардейского минометного Выборгского Краснознаменного ордена Богдана Хмель- ницкого полка, а ныне – житель хутора, расположенного в нескольких километрах от центра посёлка Маслово.

Перебирая пожелтевшие снимки, Леонид Андреевич комментирует:

- Это Коля Чирков, мой дружок из Норильска, это Лёня Васильев. В Венгрии или Польше, - теперь уже не помню хорошо… Это мой капитан Шаврин.

Затем, отвлекаясь от альбома, глядя в окно на весенний лес, продолжает:

- Мне до сих пор жалко того финна. Его звали Петри, он показал нам с Генкой Вилковым фотографию, на которой пятеро детей и пожилые родители. Его доставили в Выборг в штаб 23-й армии и - в расход. Он ничем не провинился, но была война…

И глаза застилает пелена слёз…

…А за четыре года до этих событий семья Васильевых переехала со псковщины по вербовке в южную Карелию. Поселились в Куркийоки, Леонид устроился работать в кузницу. Там его начальником оказался земляк по фамилии Золотаренко, знакомый парню ещё с малых лет: тот был культмассовиком с гармошкой в детском лагере, где Лёня проводил лето.

Вечером 21 июня 1941 года в клубе шло кино "Щорс". Леонид после сеанса решил не топать по темноте домой, а заночевать в кузнице. Утром 22-го небо над станцией Элисенваара уже барражировали незнакомые самолёты. Дома полным ходом шли сборы в дорогу. В суматохе эвакуации семья оказалась разрозненной. По пути Лёня оказался в колхозе с необычным названием "Безбожник", где его задействовали на аэродроме в строительстве укрытий - котлованов, закрытых вровень с землёй накатом из жердей, куда можно было закатывать лёгкие самолёты.

В августе войска продолжали отступать, а мирное население - эвакуироваться пешим порядком, идя рядом с телегами, гружёными скарбом. Так к концу осени будущий освободитель Выборга оказался в Кировской области в должности завхоза Опаринского детского дома № 1. Однажды приехала комиссия и за разбросанный ребятишками песок из противопожарного ящика вкатила юному завхозу выговор. Это обстоятельство добавило только что вступившему в комсомол Лёне Васильеву решимости пойти на фронт. Он с досадой перечитал последний ответ из военкомата со словами "подрасти пока" и написал новое заявление. Ответ пришел в виде повестки и застал его в лесу за заготовкой дров с детдомовскими ребятишками 8 августа 1942 года.

Сначала в Горьком приступил к освоению специальности радиста, потом отобрали в группу будущих танкистов и перебросили в Москву. Там распределили в бронетанковую бригаду и отправили подо Ржев, но к моменту прибытия пополнения немцы уже разбили это подразделение. Снова Москва. Там как раз после больших потерь на Дону под Старым Осколом переформировывался 70-й Гвардейский миномётный дивизион, и красноармеец Васильев попал в него на пополнение.

Центральный Фронт - взятие Калинина, затем Рамушевский коридор под Демянском. Леонид Андреевич пересказывает свои впечатления так, будто жуткие подробности до сих пор стоят у него перед глазами: чтобы технике взобраться на крутой берег реки Ловать, солдаты делали гать из тел погибших… Операция "Искра" по освобождению Ленинграда от вражеской блокады, бои в Прибалтике и, наконец, Выборгская наступательная операция.

В июне 1944-го при подготовке штурма Выборга на реке Сестре были сосредоточены серьёзные силы, вспоминает Леонид Андреевич, - концентрация достигала 400 орудий на квадратный километр, не считая "катюш". Противник оказывал упорнейшее сопротивление, наши войска несли большие потери. Но город был взят, а 70-й Гвардейский минометный полк получил почётное наименование "Выборгский".

Как-то раз, уже после взятия Выборга, Леонида послали строить блиндаж для командира полка. Надо было переправиться на плоту, который тащил на буксире катер, на левый берег Вуоксы. На самой середине реки началась бомбёжка с налетевших внезапно самолётов противника. Утлая конструкция чудом не пошла ко дну… с берега пристань тут же была обстреляна из миномёта. К счастью, наш воин остался жив. Несколькими часами позже, когда котлован для командирского блиндажа уже был вырыт, пуля финского снайпера просвистела в считанных миллиметрах от левого уха. Дёрнул головой на звук - и вторая пуля угодила как раз в то место, где секунду назад было его правое ухо. Сообразительный товарищ ударил Леонида по ногам, чтоб тот упал на дно траншеи, и спас его от третьей пули, которая могла стать роковой.

Ещё случай: пошли они с Геннадием Вилковым за трофеями (добровольно, подмигнув поясняет ветеран, то есть "в самоход"). На поляне у большого сарая увидели что-то грузивших на телегу людей в форме противника. Финнов пятеро, наших ребят двое - решили тихо ретироваться за подкреплением. Повернули обратно; под ёлкой Леонид увидел хорошие сапоги, решил подобрать. Только взялся за сапог - вскакивает здоровенный финн, хватает Васильева за грудки… в пылу борьбы даже сорвал с красноармейца медаль "За отвагу". "Так и лежит где-то под ёлкой моя медаль", - качая головой, до сих пор горюет Леонид Андреевич. Это и был тот самый Петри, который достал из синего плохонького бумажника фотографию своей семьи с пятью детьми.

Кстати, ещё одной из боевых наград Васильев лишился уже в послевоенные годы: однажды супруга, чтоб занять трёх малышей, дала им поиграть отцовскими медалями, одну из которых они благополучно и затолкали в щель между досками пола.

Но вернёмся к военному времени. С конца 1944-го полк был переброшен на 1-й Украинский фронт, участвовал в боях за Вислой, в освобождении Кракова. За это полк был награжден орденом Красного знамени, а за освобождение Домбровского угольного бассейна - орденом Богдана Хмельницкого. 9 мая 1945 года красно- армеец Васильев встретил в городке Ческа-Липа неподалёку от Праги.

Ощущение было, вспоминает фронтовик, будто остались без работы. Ещё год полк стоял в Венгрии, был расформирован лишь к началу 1947-го. Леонид Васильев вернулся на полюбившуюся ему выборгскую землю. Возможно, его тянуло одно очень светлое воспоминание: как-то еще до начала войны в 1941 году он один-единственный раз видел железнодорожный вокзал в Выборге. Юноша лишь постоял рядом с невероятной красоты сооружением, даже не заходил внутрь… к его возвращению от вокзала осталась только фотохроника.

Местом для мирного подвига бывшего бравого топографа снова стала кузница в колхозе "Слава героям" в посёлке Янтула (теперь это посёлок Маслово). Боевые товарищи собирались в послевоенные годы несколько раз, готовили к этим встречам своеобразные плакаты, которые Леонид Андреевич бережно хранит. Правда, ни на одну из этих встреч он не попал - дома держала семья с тремя детишками, работа, но однополчане регулярно присылали ему свои стенгазеты.

15 мая Леониду Андреевичу Васильеву исполнится ровно 90 лет! 67 из них идёт с ним рука об руку любимая супруга Таисья Петровна. Они познакомились ещё до войны, а семья родилась, конечно, уже после. "Живу ради неё, - говорит Леонид Андреевич, - уже не ходит, не видит… Как я её брошу?.."

У нашего героя есть свой секрет долголетия: жизнь на свежем воздухе, с чистой родниковой водой и никаких вредных привычек! Зато масса полезных: ежедневный физический труд и большая дружная семья – трое детей, шестеро внуков и семеро правнуков!
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев