ЖАКОТТЕ

ЖАКОТТЕ
ЖАКОТТЕ ЖАКОТТЕ
Давайте попробуем представить себе парк Монрепо таким, каким он был сто лет назад. Это не-трудно – на многочисленных видовых открытках и фотографиях можно увидеть любой уголок парка, рассмотреть почти любую деталь. Лучшие из них, конечно, фотографии работы Сигне Брандер, одной из первых в Финляндии женщин, занявшихся фотографией профессионально. Брандер запечатлела Монрепо в 1912 году, когда готовила альбом, посвященный усадьбам Финляндии. А до нее были фотографии Я. Индурского, М. Зейферта и многих других, чьи имена история не сохранила. Но что же было до изобретения фотографии и до того, как видовые открытки стали популярны в качестве сувениров? Ведь картины художников, изображавших Монрепо, уникальны, а среди гостей парка было немало тех, кто хотел получить на память вид сада баронов Николаи.

Проблема решалась довольно просто. До почтовой открытки самым распространенным способом тиражирования изображений была литография. Литография - это особый способ плоской печати, при котором краска под давлением переходит на бумагу с гладкой поверхности типографского камня. При этом, каждая литография, как и гравюра, - авторское художественное произведение, хотя оно имеет определенный тираж нумерованных экземпляров. Изобретенное в конце XVIII века, литографирование переживает расцвет в 1820–1840-е гг. Именно в этот период работают самые известные мастера-литографы. В их числе был наш сегодняшний герой - Луи Жюльен Жакотте.

Литографии Жакотте с видами Монрепо, вероятно, были самыми известными изображениями парка до эпохи фотографии. История их создания связана со вторым бароном Николаи, Паулем, который в 1840 году решил переиздать поэму своего отца, Людвига Генриха Николаи, “Имение Монрепо в Финляндии. 1804”. Первое, еще прижизненное, издание поэмы сопровождалось только гравированной картой имения. Пауль Николаи хотел, чтобы читатели могли себе представить различные достопримечательности парка, о которых шла речь в поэме. В его распоряжении были акварели, выполненные в 1830 году датским художником К.Ф. Кристенсеном и, вероятно, не только они. Оставалось только найти художника, который сделал бы на их основе литографские листы.

Литографа Николаи нашел в Париже. Заказ взялся выполнить художник, уже хорошо известный и весьма опытный - Жакотте. Родился он в 1806 году в Эшалене, в швейцарском кантоне Во, но в юности переехал в Париж. Ранние работы Жакотте, хранящиеся сейчас в Кабинете эстампов Лувра, относятся еще к 1825 г. Шесть лет спустя он уже выставлялся в парижском Салоне и имел свою мастерскую. Уже в эти годы Жакотте приобрел известность как мастер пейзажной литографии. В конце 1820-х он работает над серией “Живописный маршрут по реке Гудзон и побережью Северной Америки” Ж.К. Мильбера, создает виды Пиренеев, Альп и старинных городов Франции. В России Жакотте известен прежде всего по своему сотрудничеству с фирмой Джузеппе (Иосифа) Дациаро. Переехавший в Россию из Италии купец Дациаро основал торгово-издательский дом, имевший магазины в Москве и Петербурге. Именно Дациаро мы обязаны многочисленными видами этих городов. Самым продолжительным было сотрудничество Дациаро с замечательным художником Иосифом Иосифовичем Шарлеманем, по оригиналам которого создавались многочисленные литографские оттиски. Работал с акварелями Шарлеманя и Жакотте. Происходило это так: Дациаро отправлял оригинальные работы во Францию, в литографскую мастерскую Лемерсье, и уже там с ней работали художники-литографы. Каждый эстамп, особенно цветной, мог подправляться акварелью, лаком, белилами. Помимо работ Шарлеманя Жакотте часто использовал как основу для литографий акварели известных французских художников Огюста Бри и Виктора Адама.

К числу самых известных работ Жакотте относятся панорама Казани, вид Бородинского поля, перспектива Александровского сада, Красной, Театральной и Страстной площадей в Москве - всего не перечесть. Литографские виды Монрепо могут показаться довольно скромными на фоне этих раскрашенных и богато оформленных работ. Но есть в них и то, чего нет в типографских листах дома Дациаро: они не парадные, в них атмосфера уединенного парка для тихих прогулок передана удивительно точно.

Из одиннадцати литографий, сопровождавших подготовленное Паулем Николаи издание поэмы “Имение Монрепо в Финляндии. 1804”, лишь на двух Жакотте изобразил людей. На одной - сам Пауль Николаи и три его маленьких сына, поднимающиеся по Левкадской скале к обелиску братьев Броглио. Вторая изображает Храм Нептуна, окруженный молодыми деревьями, а к берегу пристает крестьянская лодка.

Когда рассматриваешь литографии Жакотте, можно понять те преимущества, которые давала литография. И близкие, и удаленные от глаза павильоны - “в фокусе”, их можно детально рассмотреть. Ни на одной старой фотографии не увидишь так ясно мраморное изваяние источника Нарцисс, маленького летящего дракона на шпиле павильона Мариентурм, оплетенные вьющимися растениями берсо под Паульштайном. Даже портал входа в Библиотечный флигель виден таким, каким он был до перестройки здания в 1840-х гг.

Видел ли когда-нибудь Монрепо сам Жакотте, мы не знаем. Возможно, нет. Но его литографии до сих пор знает каждый, кто интересуется и любит Монрепо.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо”
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев