Я МАЛАМУТ. НЕ ПУТАТЬ С ХАСКИ!

Я МАЛАМУТ.  НЕ ПУТАТЬ С ХАСКИ!
Я МАЛАМУТ. НЕ ПУТАТЬ С ХАСКИ! Я МАЛАМУТ. НЕ ПУТАТЬ С ХАСКИ!

Конкурс “Фотопёс” продолжается. Свои фотографии, а также истории можно принести в редакцию или прислать по почте (Выборг, ул. Мира, 9), по электронной почте (gazeta.vyborg@yandex.ru) или разместить в группе нашей газеты ВКонтакте (альбом “Фотопёс”). Ирина БЕСПАЛОВА из посёлка Вещево переслала нам письмо от Юкона. 

Привет, люди! Я - аляскинский маламут Юкон. Постарайтесь запомнить: не хаски, а маламут. Хаски мельче и быстрее, а мы, маламуты, сильнее и серьёзнее. Мои предки на Аляске грузы возили, а сейчас некоторые мои сородичи ездовой спорт олицетворяют. Я тоже одно время (под давлением Мамы и Папы) лыжников-скиджеров на соревнованиях возил, даже первое место среди маламутов России занял, но не люблю я почём зря бежать куда-то, нет во мне спортивного азарта, да и зачем он? Другое дело - бежать по своему пути, с той скоростью, которую сам выбрал…

Появился я в семье Мамы и Папы семь лет назад, а потом Мама завела зачем-то человеческого щенка, голого и медленно растущего, и я всё недоумевал: зачем им кто-то ещё, когда есть такой хороший, умный и красивый я? И играть с человеческим щенком нельзя: лежит и лежит, и игрушки его лизать и нюхать не дают… Потом, правда, детёныш ползать стал, меня находил даже под столом, но с ним было по-прежнему неинтересно: мячик он не грыз, палки под половичок не зарывал… А потом человеческий щенок ходить научился, как все люди ходят, с ним стало немного интереснее, но намного опаснее: на меня цепляли прищепки, резинки, заколки, надевали шапки и повязывали платки, заглядывали в пасть (“Это где у тебя такой звук живёт?”), а я даже почти не рычал… Я был Коньком-горбунком и Серым волком, учил буквы и слушал сказки, и всё безропотно: ангел, а не собака!

Мама и Папа, а теперь уже и Детёныш, по-прежнему занимаются ездовым спортом, у них нарты и целая стая лысых ушастых собак, а я переехал в Вещево к Деду и Бабире. Здесь мне нравится! Можно бегать по лесу, рыть яму, в жару лежать в озере. Никто не кричит про старт и финиш. С Дедом гулять интереснее, чем с Бабирой: он меня спускает с поводка и часто угощает вкусной человеческой едой под названием “колбаса”, за что Бабира его ругает: вредно для собаки. Вот почему у людей всегда так: если вкусно - значит вредно? Правда морковка и вкусная, и невредная. Ради неё я готов изображать Зайчика: стоять на задних лапах, передние на животе сложив, и подпрыгивать. Почему людям так нравится, когда я это делаю? А лаять нельзя: зайчики не лают. А мороженое, интересно, вредное?..

Все Бабирины школьники - мои друзья. Когда мы с ней по посёлку идём, меня, наверно, двадцать пар рук потреплет за всю прогулку. Я разрешаю: человеческим щенкам, конечно, приятно гладить собачью спину, дёргать мохнатые уши. Я даже лапу даю, когда хочу. 

Мама и Папа приезжают в гости, я терплю их новых собак, даже люблю их по-своему: всё равно я главный, потому что первый! Очень люблю развалиться в ногах у Мамы. Или Папе морду на колени положить. А человеческий щенок уже меня не мучит играми, только водит на поводке на прогулке, иногда тренирует, и я делаю вид, что тренируюсь.

Но последний раз Мама приехала ещё с одним человеческим детёнышем, совсем маленьким, лысеньким, тёпленьким. Совсем беззащитным и безобидным. Я его нюхал: пахнет молоком и домом. Он лежит и ни во что пока не играет. Человеческие щенки долго растут. Значит, пока можно не прятать от него прищепки…

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев