«Я БЫЛ ФАНАТ «ФАВОРИТА» ДО КРАЙНОСТИ. Я И СЕЙЧАС ЕГО ФАНАТ»

«Я БЫЛ ФАНАТ «ФАВОРИТА» ДО КРАЙНОСТИ. Я И СЕЙЧАС ЕГО ФАНАТ»
«Я БЫЛ ФАНАТ «ФАВОРИТА» ДО КРАЙНОСТИ. Я И СЕЙЧАС ЕГО ФАНАТ» «Я БЫЛ ФАНАТ «ФАВОРИТА» ДО КРАЙНОСТИ. Я И СЕЙЧАС ЕГО ФАНАТ»

Феномен Алексея Редакова

Однажды к молодому велотренеру «Локомотива» Алексею Редакову пришел за помощью отец одного из воспитанников, а по совместительству председатель профкома Выборгского приборостроительного завода Юрий Петрович Баранов. Он рассказал, что по распоряжению горкома партии при ЖКО ВПСЗ нужно организовать внешкольную работу с детьми. «Ты как считаешь – какая это должна быть работа?» «А какие задачи ставятся?» «Массовость». «Конечно, футбол! На футбол придут все – и отличники, и хулиганы. Дайте мне помещение, купите десять мячей, и я вам все организую». Было это в 1981 году.

– Это было время «подснежников»: меня устроили в ЖКО контролером-учетчиком теплопунктов 5 разряда, а фактически я работал тренером. Причем обычный тренер тогда начинал со ставки 85-90 рублей, а я получал сразу 160! При этом был «сам себе режиссер», мне дали хорошее помещение на Московском, 2 – пять комнат, душ. Конечно, это был авантюрный шаг, потому что я не был тренером по футболу, но передо мной никто и не ставил задачу делать олимпийских игроков, была задача отвлечь детей от улицы. А в футбол играть я любил…

Весь день я рисовал плакатными перьями на ватманских листах объявления, а ночью развесил их по городу. На первую встречу на стадионе «Локомотив» пришло около 70 пацанов. Разделил я их на две команды по возрастам и сказал: ребята, тренировки каждый день! Я был молодой, сам с ними тренировался, играл и бегал кроссы, это им нравилось и дало среди подростков Выборга бешеный резонанс. 

Как родился «Фаворит»

- Через 2-3 недели после начала занятий я собрал ребят и предложил им придумать название для нашего клуба. Мы мелом стали писать на старой школьной доске, которая почему-то была у нас в клубе, все варианты, которые в голову приходили. Какие тогда были названия? «Спартак», «Динамо», «Красный октябрь». А я извлек из памяти название чешской велосипедной фирмы – «Фаворит» и тоже написал. Потом мы взяли тряпку и, советуясь и споря, стали стирать ненужные варианты. В результате осталось название «Фаворит». В этом «историческом» моменте участвовало около 20 человек, самая первая моя команда. Эти люди и сейчас на виду – офицер в отставке Юрий НАЗАРОВ, бизнесмен Игорь САВКО, таможенник Андрей ПРОКАШЕВ... 

Советский футбольный мяч с «пипеткой» стоил тогда 9 рублей, индийский кожаный мяч с ниппелем – от 22 рублей. Я запомнил эти цифры потому, что с каждой зарплаты покупал по мячу. Я очень хотел, чтобы у каждого занимающегося ребенка был мяч, и ему не нужно было стоять в очередь, чтобы выполнить упражнение. Я был фанат до крайности. Я и сейчас фанат.

Клуб наш сразу стал греметь, мы выиграли первенство Ленобласти по футболу. И почти сразу я обнаружил истинного энтузиаста, у которого была своя дворовая команда. Он ни о чем не думал – ни об отвлечении детей от улицы, ни о горкоме партии. Он у себя во дворе в понедельник-среду-пятницу играл с мальчишками в футбол. Это был 17-летний учащийся ПТУ Андрей КОВАЛЕВ (впоследствии он одно время был председателем спорткомитета Выборга, а сейчас во Всеволожске, занимается спортивной карьерой сына).

Я договорился с приборостроителями, и Андрея по моей просьбе тоже привлекли к работе в клубе. Под его непосредственным руководством в 1991 году команда «Фаворит» стала последним чемпионом Советского Союза по «Кожаному мячу». А надо понимать, что в этих престижных соревнованиях всегда выигрывали только или Ленинград, или кавказские республики. В финал выходило всего 14 команд (сейчас 70). Конечно, ни о каких дворовых командах речь не шла. И Ленобласти попасть в финал было невозможно – не тот климат, не тот уровень развития футбола. О какой победе могла идти речь, если в команды Ленинграда попадали дети, «отбракованные» в школах олимпийского резерва! А мы выиграли зону Россию, а потом и СССР! В той команде были ребята 1974 года рождения, среди них и нынешний меценат спорта, тренер «Фаворита» Александр ДОЛГИН, и тренер «Фаворита» Алексей ТАСКАЕВ, футболисты-«долгожители» Василий ЦАРЕВ, Андрей БОЛЬШУХИН, Юрий АРЕФЬЕВ, Александр ХОХУЛИН и другие. 

А тогда, в начале 1980-х, мы с Московского, 2 отправлялись играть на площадку дома № 7 на проспекте Суворова. Оказалось, что мы тренируемся под окнами еще одного энтузиаста. 

Однажды ко мне подошел Александр Петров, мой ровесник. «А хочешь с моей командой сыграть?» «У меня ребята «сырые», но давай сыграем». У Александра была дворовая команда, его пацаны были постарше моих, и они у нас выиграли. Петров начал помогать нам в клубе, а потом тоже стал тренером…

Это Спарта, детки!

- Каждое лето мы выезжали в «Спутник». Жизнь в лагере – она особенная. У пацанов четыре тренировки в день! А тренеры встают до подъема, бегут кросс, плавают, работают на износ. Просто голливудский фильм про настоящих парней. Помните, тогда была модна военная игра «Зарница»? Мы были сорвиголовами и решили ее немножко видоизменить. Лагерь был в нескольких километрах от границы. Это был 1984 или 1985 год. Иногда к нам приезжал какой-нибудь офицер-пограничник, строили весь лагерь и объявляли: будьте внимательны – перебежчик. Мы взяли этот сюжет за основу, тщательно подготовились. Объявили заранее, что в районе бродит нарушитель границы. А потом Петров, одетый и замаскированный под шпиона, «похитил» с помощниками двух дежурных по лагерю. Они оттащили пацанов на 500 метров за территорию и привязали к дереву. На тихом часе я объявил построение: дежурные пропали! Со старшими ребятами мы бросились на поиски. По дороге нас встретил мой отец, одетый грибником, и рассказал, что в лесу он слышал крики. Прибегаем, развязываем дежурных. Парни были серьезно напуганы: «Он туда побежал!» Мы продолжили преследовать «шпиона». У нас было все тщательно подготовлено и очень здорово получилось. Где-то сразу за нами во время преследования с треском рухнула заранее подпиленная сосна, через километр бега мы увидели на дереве страшного человека в маске, а он увидел нас и убежал в чащу… Все было настолько достоверно, что когда мы наконец окружили «перебежчика», подростки готовы были его растерзать (мы тогда еще культивировали регби – драку за мяч). Петров потом рассказывал, что в тот момент он по-настоящему испугался. Это, конечно, была ужасная педагогическая ошибка, мы рисковали психикой детей. Но я же говорю, это был спартанский лагерь, сугубо мужские игры. Да нам и самим тогда было по двадцать с небольшим, какие уж тогда мы были педагоги… 

Записала Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев