ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. ПОЭЗИЯ ВЫБОРГСКОГО ЗАМКА. ЧАСТЬ 2

ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. ПОЭЗИЯ ВЫБОРГСКОГО ЗАМКА. ЧАСТЬ 2
ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. ПОЭЗИЯ ВЫБОРГСКОГО ЗАМКА. ЧАСТЬ 2 ВЫБОРГСКИЙ ЗАМОК ОТ А ДО Я. ПОЭЗИЯ ВЫБОРГСКОГО ЗАМКА. ЧАСТЬ 2

В классической русской поэзии Выборгский замок, как ни странно, не встречается. «Как ни странно» – поскольку ближние и дальние окрестности замка не обойдены вниманием великих русских поэтов. Достаточно вспомнить стихотворение Владимира Соловьева «Монрепо» или шедевр Иннокентия Анненского «То было на Валлен-Коски» («Валлен-Коски» – это знаменитый водопад на Вуоксе). Не найдем мы Выборгского замка и в стихах Осипа Мандельштама, который, как известно, неоднократно бывал в Выборге. Мандельштам упомянет замок лишь единожды – в своей прозе «Шум времени», да и то довольно ядовито, назвав «картонной шведской крепостью».

(Начало в № 120)

Однако этот пробел оказался с лихвой заполнен поэтами нынешними. Мы неслучайно вспомнили в прошлый раз стихотворение Юрия Нестерова: «…Ведь бард не виноват – / Стремится к замку сам собою взгляд». И далее: «Мы первым делом для услады вящей / Куда приезжих родственников тащим? / Известно, к замку: пусть, мол, поглядят».

В конце стихотворения Ю. Нестеров пишет: «Стократ воспет, восславлен, вознесен, / Глядит он мирно в дали вековые – / Последний замок рыцарских времен, / Каких уже не сыщется в России».

Мотив «замка, глядящего вдаль (вглубь) веков» и вообще – один из самых устойчивых. Так, Наталья Федорова, выпустившая в 2013 г. «Сборник стихов о Выборге» (это название, а не подзаголовок), предельно лаконично сформулировала:

«Ты – символ города:

Величественный, статный,

Как богатырь на страже рубежей.

Свидетель и участник подвигов  всех ратных,

А ныне – лучший исторический музей!»

Замок – подобен не только «богатырю», но и «атланту» (как у Адольфа Асаева: «Здесь крепость высится атлантом, / Взвалив на плечи облака, / Волна серебряным накатом / Ласкает тихо берега»). Его даже сравнивали с мамонтом (тот же Юрий Нестеров: «Какая циклопическая мощь / В его осанке мамонтоподобной!»).

В свое время – и совсем не по выборгскому поводу – Виктор Шкловский написал знаменитые слова: «Искусство всегда было вольно от жизни, и на цвете его никогда не отражался цвет флага над крепостью города». (К слову сказать, Шкловский ушел из Советской России в марте 1922 г. по льду Финского залива, был в карантине в Келломяки, а потом жил некоторое время в Райволе-Рощино.) Однако для современных выборгских поэтов «цвет флага над крепостью» не является второстепенной деталью. Здесь, как нетрудно догадаться, представлены три точки зрения: русская, шведская и «абстрактно-вневременная».

Первую исключительно ясно выразил Иван Удовик в стихотворении «У Выборгского замка»: 

«У древних скал, у этих берегов / Кто мне ответит коротко, спроси я: / Где силы ты брала, моя Россия, / Как одолела всех твоих врагов? / Здесь шведские прямые паруса / Как призраки, белели над водою, / И веяло от Балтики бедою, / Чужие раздавались голоса. / Здесь ставили на якорь корабли / Непрошеные гости славянина, / На смертный бой благословляя сына, / Мать голову склоняла до земли. / Левонский хлыст, немецкая узда / И шведские оковы – все неволя… / Чернело незасеянное поле, / Пустели и нищали города. / Но тень неукротимого Петра / Мне видится на палубе фрегата. / И пушечные ядра, как расплата, / Ударили по крепости с утра».

«Шведский взгляд» представил в стихотворении «Выборгский Замок» (2001) поэт Торгельс (Torgels): 

«… С вершины птичьего полета, / Ты город свято сберегал / И на набеги чужеземцев / Не раз достойно отвечал. / Прошли века. А стены тихо, / Великую печаль хранят. / Они все помнят, эти стены, / Они все помнят, но молчат. / Как тебе хочется вернуться, / В былые времена, назад. / Как тебе хочется очнуться, / Вновь слышать пушек голоса… / …Увы, прошли года сражений, / Но ты по прежнему велик. / Несокрушимый шведский рыцарь, / Хранитель выборгской земли!»

Есть и некие «компромиссные» варианты, как, например, у Александра Клюквина в стихотворении «Мой город» (книга стихов «По ту сторону амальгамы», 2015): «… И Торгильс Кнудсон в гордой позе, / В Европу устремивши взор, / Дает отпор любой угрозе, / Потомкам шлет немой укор. / Святого Олафа обитель / Тревожат свежие ветра. / Их силу знает каждый житель, / Но дух имеет от Петра».

Председатель литературного объединения «Выборг» Светлана НЕМЫКИНА предложила свои «вариации на тему» стихотворения Я. Прокопе «Стражу Выборгского замка». На вопрос, что видит «почтенный страж»», он отвечает: «Как прежде, зрю все тот же вид, / Но только мир иной, / Он о бесправье говорит. / Насилье предо мной… / …Своей страны я страж один, / Востока крайняя краса».

Этот разговор со стражем показывает и еще одну возможность – придумать свой сюжет, связанный с Выборгским замком. Примером такого решения может стать, например, стихотворение Ирины АНТОНОВОЙ «Ночь в замке» (2007), в котором главные действующие лица – привидения Выборгского замка:

«… Поплывут над потертым паркетом / Тени рыцарей древних времен, / Не касаясь уснувших портретов, / Старых ружей, монет и знамен. / Не за тем они вышли из тени, / Чтобы время былое вернуть, / Не за тем по скрипучим ступеням / В свой ночной отправляются путь. / Через маленький мост деревянный, / Где не слышно звона подков, / Где сегодня звучат неустанно / Гул моторов и стук каблуков. / <…> Вдалеке ото всех, осторожно / Будут призраки тихо стоять / И пытаться, насколько возможно, / Этот век двадцать первый понять. / Возвратятся назад на рассвете. / Будут долго вздыхать в тишине. / И качнет неожиданный ветер / Занавеску на узком окне».

Нетрудно заметить, что общим для многих стихотворений является высокая лексика, частые попытки ее архаизации и набор определенных слов-«сигналов» и их производных («древность», «рыцарь», «твердыня», «страж» и т.д.) с часто предсказуемыми (и неточными) рифмами. Сказать о Выборгском замке оригинальное поэтическое слово – занятие не из легких. 

Есть еще одна особенность в стихах иных местных поэтов о Выборгском замке. Часто «общее место» (то, что называется «поэтическим штампом») заслоняет собой сам Выборгский замок. Сквозь патетику трудно увидеть именно этот, Выборгский, а не любой другой средневековый замок. Потому всегда ценны неброские детали, обнаруживающие пристальный взгляд. Например, Лола ТИУНОВА сравнила в своей «Прогулке по Выборгу» (книга стихов «Провинциальная лирика», 2007) крышу башни св. Олафа с «зеленым шлемом». Казалось бы, что в этом особенного? Но любой посетитель Выборгского замка знает, что в экспозиции представлен копийный фрагмент памятника Торгильсу Кнутссону (работы Вилли Вальгрена), установленного на Ратушной площади. И голова Кнутссона увенчана именно зеленым шлемом. Так, башня св. Олафа удачной метонимией связывается с изображением легендарного основателя Выборгского замка.

Если всех, кто интересуется историей своей земли, традиционно называют краеведами, то поэтов, пишущих о своем городе и его достопримечательностях, можно было бы назвать краелюбами или (поскольку Выборг знаменит своим бардовским движением) краепевцами. Одно не только не мешает другому, но и, будем надеяться, взаимно обогащает. 

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник,

Юлия МОШНИК, учёный секретарь Выборгского музея-заповедника

Фото Алёны Головач

P.S. Благодарим Л.Г. Волкову (научная библиотека Выборгского музея-заповедника) и Ю.А. Жванько (отдел краеведения библиотеки Алвара Аалто) за помощь при подготовке статьи.

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев