ВОРОТА

ВОРОТА
ВОРОТА ВОРОТА
Входные ворота в парк принадлежат к числу самых узнаваемых и запоминающихся “эмблем” Монрепо. Нет, кажется, ни одного посетителя, который бы не остановился перед воротами и не начал их фотографировать.

А между тем, вероятно, далеко не все из посетителей знают, что ворота, подобные тем, что украшают вход в Монрепо, есть и в других местах. Достаточно назвать подмосковную усадьбу Дубровицы или усадьбу Тайцы недалеко от Петербурга. У них есть одна общая черта: они выполнены в так называемом неоготическом стиле, который процветал в Европе на протяжении XIX века и воспринимался его создателями как творческое продолжение традиций великой средневековой готики. Ворота в парке Монрепо также принадлежат к неоготике, и их сооружение относится к середине 1830-х годов. Но у них есть и существенное отличие от усадебных ворот в окрестностях обеих столиц. Наши ворота - деревянные, а “деревянная неоготика” - это не слишком обычное явление, тем более что камня и в парке, и вокруг него предостаточно.

До сих пор мы точно не знаем, как выглядели въездные ворота при Людвиге Генрихе Николаи. Только обозначенные на картах конца XVIII в. пилоны (квадратные в сечении) на входе в парк показывают, что какое-то сооружение всё же имелось. Однако сохранилось очень интересное описание старых ворот, относящееся к 1829 году. Оно принадлежит Оресту Михайловичу Сомову (1793-1833), писателю пушкинского круга, соиздателю (совместно с А.А. Дельвигом) знаменитых альманахов “Северные цветы” и редактору “Литературной газеты”. Сомов писал: “Был уже десятый час вечера, когда мы пришли к ограде, сложенной из булыжника, и к белым, ложчатым воротам незавидной архитектуры. За сими воротами, по обе стороны идет деревянная решетка до самого дома, который тоже деревянный, обнесен террасами, от коих идут вниз какие-то узорчатые лесенки. Сказать ли тебе откровенно? Увидя то, что было впереди, я невольно подосадовал на этот дом и на эти садовые ворота. Воображение мое мигом их пересоздало. Я мечтал, будто бы вхожу в сад сквозь какое-то ущелие, в высокой, каменистой горе, сквозь нечто вроде Царско-сельского большого каприза; передо мною с визгом отворяются тяжелые железные ворота; на место деревянного дома, будто бы вижу огромное, высокое здание в готическом вкусе, подобие древних рыцарских замков, с толстыми, небелеными стенами, с пробоинами для пушек, с круглыми, зубчатыми башнями по углам”.

Неожиданным образом Сомов будто угадал замысел тогдашнего владельца Монрепо, барона Пауля Николаи. Новые входные ворота были построены именно при нем. И при Пауле Николае в Монрепо появится еще одно замечательное неоготическое сооружение - капелла Людвигсбург на острове-некрополе.

Новые въездные ворота, вероятно, понравились бы Оресту Михайловичу. Деревянное строение с башнями, накладной резьбой как нельзя лучше соответствовало парковому ландшафту. Над широким порталом было помещено изображение фамильного герба баронов Николаи с латинским девизом Sustine et abstine, что значит - “Выдерживай и воздерживайся”.

Существует предположение (временами ошибочно представляемое как установленный факт), что автором проекта неоготических ворот в Монрепо был великий архитектор Карл Людвиг Энгель (1778-1840). Именно Энгелю исторический центр Хельсинки обязан своим знаменитым на весь мир обликом. По проектам Энгеля были построены здание университета, нынешний президентский дворец и великолепный Нико-лаевский собор. Энгель строил не только в Хельсинки (тогдашнем Гельсингфорсе), но и, например, в Хамине (лютеранская кирха Святой Марии). В 1844 году в поселке Суйстамо, входившем тогда в состав Выборгской губернии, по проекту Энгеля была построена деревянная Никольская церковь. Впрочем, и она, и церковь в Хамине нисколько не напоминают по стилю неоготику. В нашем же распоряжении есть только смутное предание о причастности Энгеля к сооружению ворот в Монрепо, но - никаких фактов.

В 1835 году в известном журнале “Библиотека для чтения” были опубликованы путевые заметки В. Михайлова, рассказавшего в них и о посещении Монрепо. Как раз во время поездки Михайлов и наблюдал строительство новых ворот: “мы приблизились к высоким деревянным воротам, еще не достроенным. Они привели нас к длинной липовой аллее, которая оканчивается у входа в сад”. Дальнейшая судьба входных ворот пока известна фрагментарно. В 1954 году ворота всё еще были на своем месте, после чего их заменили непритязательной металлической конструкцией. Лишь в 1980-х годах по проекту выборгского архитектора и историка архитектуры В.В. Дмитриева ворота были воссозданы в максимально приближенном к оригиналу виде. Именно они и радуют глаз всех нынешних посетителей парка Монрепо.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев