ВЕЛИКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОТКРЫТИЕ

ВЕЛИКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОТКРЫТИЕ
ВЕЛИКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕЛИКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОТКРЫТИЕ

275 лет назад,  10 октября (21 октября по н. ст.) 1741 года  в Авачинскую губу, в Петропавловскую гавань вошел и встал на якорь пакетбот «Св. Павел», завершив 128 суточное  непрерывное  плавание без уборки  парусов в Тихом океане к неизведанным берегам... 

4 июня ( далее все даты  по старому  стилю) 1741 года из Авачинской губы для поиска берегов Америки вышли пакетботы «Св. Петр» (командир капитан-командор Витус Йонассен Беринг) и «Св. Павел» (командир капитан флота Алексей Ильич Чириков).

20 июня в тумане  корабли потеряли друг друга, и дальше  каждый  следовал самостоятельно, никогда больше не встретившись друг с другом.

Первым 15 июля к берегам северо-западной Америки в районе мыса Бартоломе острова Бейкер архипелага Александра в широте 55 градусов 21 минута северной широты  подошел экипаж пакетбота «Св. Павел». Великое географической открытие Северо-Западной Америки русскими моряками было совершено.

Следуя в северном направлении вдоль берега,  17 и 24 июля Чириков в районе пролива Лисянского и бухты Таханыс отправил единственные имеемые на корабле лангбот( под командованием старшего мастера Дементьева) и малую лодку (под командованием боцмана Сидора Савельева) для обследования виднеющегося на побережье  залива с целью выяснения возможности встать пакетботу на якорь. Оба плавсредства отошли от корабля, и дальнейшая судьба ушедших на них 15 членов экипажа  неизвестна до сих пор.  

Пройдя  к северу  вдоль берега 400 верст, Чириков 27 июля повернул к берегам Камчатки,  к Авачинской губе. Обратный путь пролегал севернее, и это дало возможность открыть острова Умнак, Адах, Агатту и Атту Алеутской гряды. Туман, ветры,  шторма, недостаток воды,  навалившаяся цинга изматывали экипаж. Плавание с каждым днем становилось всё тяжелее. О состоянии экипажа мы читаем в вахтенном журнале пакетбота   «Св.  Павел» за 16 сентября: «Господин капитан Чириков, лейтенант Чихачев очень больны, также и все служители от недовольного с воды пропитания и от долговременного на море труда изнемогают, однако ж ещё трудятся».

Вскоре  лейтенант Чихачев и штурман Плаутин нести вахту уже не могли. Позже в своем рапорте Чириков написал: «В то же время и я весьма от цинги изнемог и находился в отчаянии жизни и уже по обычаю был приготовлен к смерти, а наверх не мог выходить сентября с 21-го числа и по самый возврат наш в гавань.  А во управление судна остался один штурман Иван Елагин, да и тот был весьма болен, но по крайней возможности, преодолевая свою немощь, почти несходно был для управления наверху, которому от меня только споможения было… что, смотря счисления по журналу пути нашего, приказывал ему, какой иметь курс».

7 октября умер лейтенант Иван Чихачев. 8 октября «лейтенант Михайло Плаутин жестокою цинготную болезнию умре», а утром увидели берега Камчатки – открылся мыс Шипунский. 10 октября вошли в Авачинскую губу и стали на якорь. Астроном Делиль де ла Кройер, собираясь сойти на берег, вышел из каюты на палубу, упал и умер. «Капитан господин Чириков отбыл на шлюпке на берег в жестокой цинготной болезни», - читаем на последней странице вахтенного журнала пакетбота «Св. Павел».

Беринг практически подошел к берегам северной Америки у острова св. Илии (ныне Каяк) 20 июля и, не набрав даже полностью воды, через 10 часов 21 июля снялся с якоря и пошел в обратный путь к Камчатке. 10 октября, когда Чириков уже встал на якорь в Петропавловской гавани Авачинской губы, Берингу оставалось ещё до Камчатки более 2 тысяч километров, практически он был всего на полпути от Америки к Авачинской губе,  куда он так пакетботом «Св. Петр» и не дошел. Потеряв местоположение корабля и увидев 4 ноября 1741 года землю,  приняли её за побережье Камчатки, высадились. Как оказалось, это необитаемый остров, где в конечном итоге сам Беринг умер.  Всего с умершими в море и на берегу  общая потеря  34 человека. 28 ноября пакетбот «Св. Петр» штормом выкинуло на песчаный берег бухты Командор острова,  получившего имя  Беринга. Оставшиеся в живых 46 человек членов экипажа под командованием  лейтенанта Свена Вакселя построили из остатков пакетбота гукор «Св. Петр»,  на котором 27 августа 1742 года дошли до  Авачинской  губы. 

Алексей Ильич Чириков свой рапорт в Адмиралтейств–коллегию об итогах экспедиции, датированный 7 декабря 1741 года, с приложением вахтенного журнала пакетбота «Св. Павел» и карты плавания, составленной И. Ф. Елагиным,  отправил с морским солдатом Семеном Плотниковым. Рапорт имеет особое значение в истории второй Камчатской экспедиции: это первое по времени официальное сообщение об открытии американского берега. 

Оценивая  плавание А. И. Чирикова, флотский историк А. П. Соколов писал, что это «по времени истинное торжество морскаго искусства».

Уверенность в правоте своего дела, правильная оценка карт и сведений русских землепроходцев и мореходов, научное представление соотношения материков Азии и Америки, железная воля исследователя, сознание долга перед Отечеством, превосходное знание  и искусство кораблевождения позволили командиру пакетбота «Св. Павел» капитану флота Алексею Ильичу Чирикову первым достичь северо-западного  побережья Америки, свершив великое географическое открытие.

Константин ШОПОТОВ, президент Санкт-Петербургской общественной организации «Память Балтики»

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев