ТРИ ОТКРЫТКИ

Открытка третья
Третью открытку никто не купил в тех далёких 1900-х годах. Не понравилась. Уж слишком невзрачный и унылый пейзаж на ней изображён. Он и сейчас незавиден, даже можно сказать и не пейзаж совсем. Так, объект для созерцания. Да и послевоенная история этого места далеко не парадная.
Низкий топкий берег озера Кирккоярви. Заросли ивняка на нём и камыш, который через полтора месяца вырастет в рост человека. Ранняя весна, и нет ещё ни листьев, ни травы, ни иголок на ветвях лиственницы. Только что растаял на озере лёд, и при одном из первых выездов на лодке и сделан этот снимок. Две лиственницы - это самые высокие деревья на снимке - были завезены сюда в царствование Елизаветы Петровны, и как-то разом такие же "сибиряки" появились чуть ли не во всех богатых дачных и личных владениях. И в парке капеллана Уусикирккской церкви тоже.
Это его, капеллана, светлый и просторный дом стоит на вершине холма, и молодые ещё деревья его парка спускаются по склону к озеру. Ещё более богатая усадьба настоятеля приходской Уусикирккской церкви находится в километре от этого места, левее, за рекой. Вытекает река из озера Кирккоярви. Мы её звали Фоминкой, финны - Линкка-Йоки. Капелланов было несколько, ещё одна подобная усадьба находилась у самой кирхи, слева от нынешнего поворота к лагерю "Свердловец". При финнах там располагался стадион. К 70-м годам парк весь погиб и засох, и все деревья спилили. Ель и две лиственницы, как самые жаркие дрова, мама купила, и мне пришлось их колоть. Дров хватило на две зимы, потому что толщиной те чурбаки были чуть не в метр и без клина не кололись. Зато печка нагревалась добела.
Капеллан жил в своём доме, видимо, до самой войны, до декаб-ря 1939-го года. А в первые дни зимы дом сожгли как и большинство домов в Уусикиркко. Первые переселенцы, появившиеся в Полянах после Великой Отечественной войны, употребляли на дрова недогоревшие брёвна срубов, расчищая заодно и места будущей застройки. Из окон этого богатого дома вид на озеро и усадьбу настоятеля открывался прекрасный. Особенно летом. Но не клуб и не жилой дом построили на фундаменте капелланского дома. В 1950-м году там открыли совхозную конюшню. Ещё больше не повезло "Паппиле", то есть поместью настоятеля. Там, в самом красивом месте округи, воздвигли скотный двор и назвали его "Красная ферма". "Красная", - это ещё и красивая, как Главная площадь страны. Но тогда не эстетические ценности были в приоритете…
Видимо, по мнению тогдашних идеологов, всё было правильно: так им, священникам, и надо. Тем более, лютеранским. Вот и строили в самых живописных и значимых местах вместо учреждений культурного направления объекты по производству молока и навоза как попутного, но необходимого в полеводстве продукта. Вскоре и на полях и развалинах поместий Лысой Горы и Холмов, там, где в начале века были красивейшие и богатейшие дачи, замычали коровы и не очень трезвые пастухи.
В Холмах, к примеру (если смотреть по направлению от наблюдателя к усадьбе и далее), в трёх километрах севернее, была дача Веры фон Дервиз. Её покойный муж был самым успешным и богатым строителем железных дорог России (при сметной стоимости 30000 руб. за версту он укладывался в 19000). Можете себе представить, каковы были его доходы, если длина путей только Транссибирской магистрали составляла более 10000 вёрст. Большинство русских хозяев этих хором сгинуло в пламени двух революций и двух гражданских войн. Кто-то подался в Европу, кто-то упокоился на православном или лютеранском кладбищах Уусикиркко. А их дома и наделы постигла разная, не всегда завидная, участь.
Усадьба капеллана не явилась счастливым исключением. Лошади принялись осваивать прилегающую территорию и гуляли в тенистых аллеях парка, усердно их удобряя. А вскоре в прибрежной полосе построили ферму для уток. Это как раз тот берег, что мы видим на снимке. Объединёнными усилиями людей и животные здесь все быстро пришло в упадок. Тогда-то и выпилили парк.
С мысочка, что в левом углу снимка, я любил в детстве ловить рыбу. Лещи за килограмм весом ловились там во времена утиные, как в садке. Лови сколько червей хватит. Утки, заглатывая комбикорм и запивая его озёрной водой, прикармливали крупную рыбу. Но было это уже в начале 60-х, а потом я из Полян уехал учиться в Ленинград и рыбу там больше не ловил.
Птичник перевели в 1964-м году на Красную ферму, а на его месте возникли огороды работников совхоза "Поляны". Первым от воды картофельным наделом был участок механика, а, позднее директора совхоза А.М. Глущенко, а за ним - наш, то есть зоотехника Шуйской Валентины Павловны.
Правее нашей картошки, за группой ближних деревьев, был надел М. Фесенко. А там, где на старом снимке видны лиственницы, были грядки нашего огорода с кабачками, огурцами и морковкой. Могучие же пни мы так и не смогли выкорчевать, и они, возможно, стоят на своём месте и до сих пор. Лиственница гниёт плохо, не зря её на корабельные наборы использовали. В Рощино вон, целую рощу Линдуловскую с этой целью посадили. Растут до сих пор, а корабли уже не делают. И из лиственницы тоже, но это так, к слову.
За тем лесочком, что виден справа от дома капеллана, пока ещё стоит мой дом, № 64. В него, только что построенный, мы и въехали в 1959-м году. Сейчас в нём живёт племянница моего старинного друга Володьки Ивашнёва - Ирина. В начале века, когда сделана эта фотография, его, этого невзрачного шлакоблочного здания, понятно ещё не было, но совсем рядом, по одной из финских схем, расположено было строение Ольги Сумма.
Вокруг холма Кокоринмяки шла кольцевая дорога. Она начиналась от Выборгского шоссе, примерно напротив правого угла капелланского дома, в 200-х метрах позади, и напротив теперешнего нового магазина "Стройудача". Потом она шла между домом, что на фото, и леском направо, проходила мимо Уездного суда, огибала возвышенность и выходила опять на Выборгское шоссе у первого Уусикиркского почтового отделения.
Неподалёку от почты в горку ведут каменные ступени, они сохранились до сего времени. А в том месте, где эта древняя Кольцевая дорога выходит на Выборгскую трассу, справа стояло здание ткацкой мастерской. Там теперь за высоким забором чей-то хлев, понятно, со свиньями и курами. Не для еды, скорее для колорита… А напротив сарая будет развилка Семиозерской дороги и точка, с которой сделана была предыдущая фотография. Когда процесс сближения города и деревни пошёл невиданными темпами, конюшню, в которую перебрались ещё и телята, как портящую городской пейзаж, снесли и на её место определили детсад. Целый комплекс дошкольных учреждений и даже начальную школу. В ней работали профессионалы, любящие своё дело люди. Там действовали различные кружки, и дети постигали премудрость базовых знаний, общения с окружающей природой и искали своё место в ней. Хорошая была школа, нужная.
Но вид из её окна понравился, видимо, не только капеллану, мне и коллективу начальной школы. Поэтому её под благовидным предлогом улучшения народного образования в стране, а в Полянах особенно, прикрыли. В нашем образовании вообще за последнее время много чего хорошего прикрыли, а вредного, наоборот, открыли. Прицельная планка сбилась, в комплекте с образованием, но это к трём застывшим мгновениям Истории не имеет отношения. А дети теперь учатся в средней школе, потеснив старшеклассников и даже, вроде, переведя кое-кого во вторую смену? Вот и всё, что хотел я рассказать вам про эти три снимка.
Время идёт. Всё меняется, меняемся и мы, попутно не в лучшую сторону изменяя всё вокруг себя. Ещё раз смотрю на фотографии столетней давности. От них веет каким-то покоем и гармонией. Видно, хорошо там жилось людям, раз не видно грязи, мусора, демонстраций, борцов, лидеров и лозунгов куда-то зовущих, но не туда ведущих. Может и вправду "хорошо там, где нас нет"?..
Но мы уже на подходе. Уже все берега Церковного озера присмот-рены "достойными людьми" и застроены в самых удобных местах теми, кто сидел в нужное время у рычажков власти разных калибров и ветвей. В том числе и коттеджики у Русского кладбища разрослись в большом количестве. К воде попасть проблема. Вокруг озера не проехать, мешают шлагбаумы. Не всегда уже снимешь на фото в расцвет демократии то, что в разгул монархии было свободно. Не подпустят. Возьмите в руки эти снимки, доберитесь до Полян и попытайтесь увидеть то, что увидели фотографы 110 лет тому назад. А потом сравните увиденное с написанным выше и выскажите своё мнение. Я своё уже сказал.

Приобрести последнюю книгу Бориса Шуйского можно в музее Военной истории Карельского перешейка на Прогонной, 7.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев