ШКОЛА РУССКИХ БОМБИСТОВ В ФИНЛЯНДИИ

ШКОЛА РУССКИХ БОМБИСТОВ В ФИНЛЯНДИИ
ШКОЛА РУССКИХ БОМБИСТОВ В ФИНЛЯНДИИ ШКОЛА РУССКИХ БОМБИСТОВ В ФИНЛЯНДИИ
(Начало в № 167)

Хозяин дома Пимия тем временем стал подозревать что-то неладное. Ему показалось странным, что занятия молодых мужчин проходили исключительно по вечерам и ночам, что в одной из занимаемых ими комнат находился какой-то стеклянный шкаф, соединенный железной трубой с дымовой. Пугал хозяина дома и густой, черный дым, поднимавшийся из трубы, и то, что в комнате, окна которой и днём и ночью были занавешены, вспыхивало какое-то странное пламя. Тем более что “мужчины, выходившие из занимаемого ими помещения, казались ему таинственными и боязливыми”. На основании всех этих подозрений Пимия пришел к выводу, что проживающие у него “дачники” занимаются изготовлением бомб.

Не желая пострадать от случайного взрыва, 14 мая Пимия отправился в полицейский участок Райволовского округа и рассказал обо всем увиденном. Финляндские власти быстро отреагировали на донос. Уже на следующий день для задержания обитателей дома в деревню Хаапала из Выборгского городского полицейского управления было направлено два вооруженных отряда под командованием подпоручика Эдуарда Пийронена. 36 полицейских окружили дом, схватили двух вооруженных караульных революционеров и потребовали от остальных сдаться. Революционеры не ожидали нападения, спросонья все схватили имеющееся на это случай маузеры, наганы, бомбы. Но Чесский узнал по речи, что финны-полицейские приказали не стрелять. Из дома без сопротивления вышли все 9 человек.

Все это происходило глубокой ночью. 11 арестованных были отправлены сначала в арестантское помещение в Куоккале, а затем в Выборгскую губернскую тюрьму в подследственное отделение. Осмотр помещения производился на следующий день. При обыске в комнате, которая служила “дачникам” и кухней, и спальней, была обнаружена неплохо оборудованная химическая лаборатория по производству бомб. А найденных готовых взрывчатых веществ хватило бы для начинки как минимум 14 бомб! Среди литературы, помимо книг научных, было немало революционной литературы, - труды Кропоткина, Чернышева, Ленина, Мартова, Каутского. Была также рукопись под названием “Прог-рамма практических занятий в лаборатории П.Б.О. по теории взрывчатых веществ и разрывных метательных снарядов” (П. Б. О. - Первая боевая организация - Ю.К).

Этот арест и производившийся после судебный процесс приковал внимание всех петербургских газет. Каждая писала по- своему, но все отмечали саму необычность факта существования подпольной лаборатории бомбистов в 20 км от столицы.

На судебном процессе, проходившем в выборгском гофгерихте с 21 июня по 12 ноября 1907 г., все арестованные отмечали безо-бидный характер их собраний и исключительно научную цель опытов. Предмет их занятий составляла химия без революционной подоплеки. Нейман всего лишь должен был познакомить слушателей с взрывчатыми веществами. А поскольку в империи изучение взрывчатых веществ запрещено под угрозой строгого наказания, то они решили это делать в Финляндии. Они, арестованные, в своих исследованиях не преследовали ни политических, ни революционных целей.

Наличие в комнате при обыске динамита и бомб Чесский объяснял всё той же необходимостью. “Если хранение взрывчатых веществ или изготовление их даже в самых незначительных размерах, при том исключительно для научных опытов, должно считаться преступлением, то в таком случае он, допрашиваемый, считает себя виновным в совершении преступления, но в то же время настойчиво отрицает, чтобы в данном случае ими изготовлялись взрывчатые вещества для революционных целей”.

Только Иван Иост отметил, что некоторые из посетителей дачи принадлежали к боевой организации, но кто именно, показать не пожелал. На вопрос, принадлежит ли он сам к боевой организации, не ответил, а сказал, что он - социал-демократ. Именно он сформулировал на допросе цель школы бомбистов - распространение теоретических сведений об употреблении оружия и взрывчатых веществ, необходимых при вооруженном восстании. В данный момент бомбисты не собирались приступить к каким-либо террористическим действиям, но если бы партия признала необходимым вооружённое восстание, то организация начала бы действовать. Снаряженные бомбы держались на тот случай, чтобы взорвать их при аресте.

Сами же Нейман и Чесский утверждали, что ни к какой боевой организации не принадлежат, тем не менее, они негативно оценивали действия Российского правительства. Идея изменения существующего в России административного строя посредством вооруженного восстания была близка им. Более того, наличие у всех арестованных поддельных паспортов еще более убеждало следствие в принадлежности их к бомбистам. Кроме того, показания допрашиваемых были настолько путаными и противоречивыми, а доказательства революционного характера лаборатории настолько явны, что 15 июня 1908 года гофгерихт вынес следующий приговор.

А. Чесского как неоднократно привлекаемого за организацию подпольных лабораторий препроводили в Санкт-Петербург. Там его посадили в Петропавловскую крепость, где он психически заболел и в 1909 году скончался.

Альфреду Нейману присудили 3,5 года заключения в исправительном учреждении. Троих освободили, остальных было решено заключить в том же исправительном учреждении на 2 года и 10 дней. Не прошло и десяти дней, как Финляндия капитулировала под натиском царской власти. Все не только осужденные, но и оправданные были отправлены в Петербург, где их ждал военно-полевой суд. Более года длилось в Петербурге жандармское судебное разбирательство. Их обвинили в принадлежности к боевой организации при Санкт-Петербургском комитете РСДРП, цель которой - путем вооруженного восстания и террористических актов изменить существующий в России образ правления. Все были помещены в камеры-одиночки в “Крестах”. Подсудимые были приговорены к каторжным работам.

Так скоро и печально закончилась история Хаапальской школы бомбистов. Однако кто знает, сколько ещё таких инструкторских лабораторий существовало в Финляндии на тот период, и каков их вклад в подготовку дружинников для второй русской революции 1917 года.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев