РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ДУША НАРОДА

РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ДУША НАРОДА
РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ДУША НАРОДА РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ДУША НАРОДА

Сегодня разговорная русская речь претерпевает мощные изменения. С одной стороны наш язык активно атакуют иностранные слова, в частности, “американизмы”, и прочие “…-измы”, с другой - сам народ постепенно забывает правила и нормы. О процессах, происходящих в языке, мы беседуем с Татьяной ЧЕРНОВОЙ, в недалёком прошлом - учителем словесности Светогорской школы.

- Насколько важно состояние языка для нашей общественной жизни?

- Друг Пушкина Вильгельм Кюхельбекер, поэт и философ, как-то сказал: “Рассматривая народ как существо духовного порядка, мы можем назвать язык, на котором он говорит, его душой...” То есть, каков язык народа, такова и душа его. Вот почему так важно уловить, как развивается этот язык. Это как анализ крови у человека. Показатели крови - это показатели здоровья или болезни. Языковые “показатели” - свидетельства здоровья или болезни народной души.

- Как вы считаете, существенны ли изменения, происходящие в современном русском языке?

- Язык меняется очень медленно, так как его основа сохраняется веками. Например, читая слова в Лаврентьевской летописи (13 век) “и бе видети страх и трепет, яко на християнском народе страх, и колебание, и беда упространися…”, мы прекрасно понимаем, что чувствовали наши предки, оказавшись под началом татаро-монголов: “страх”, “трепет”, “колебание”, “беда” - слова для нас  яркие, понятные, знакомые…

- Как остановить деградацию языка?

- Помните хрестоматийные слова Тургенева: “Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!”. Иначе говоря, велик народ, который имеет такой язык. И если мы замечаем языковую деградацию, мы должны понимать, что с величием нашим появились проблемы. Меня всегда интересовало, как наш язык воспринимается со стороны. Ведь каждый язык имеет свою специфическую фонетику и интонацию. В одном из своих чудесных рассказов Константин Паустовский описывает, как в составе делегации советских писателей  был во Франции. В вечернем пустом кафе в городе Арле они заметили, что к их разговору прислушивается кельнер, “гарсон”, арлезианец средних лет. Наконец он подошел к столику:  “Какой-то необыкновенно красивый язык, - сказал он, - я такого никогда еще не слышал”. 

Гарсон привёл своего товарища, который, оказывается, изучает русский язык: “Я трачу все свое свободное время на изучение языков. Я бы мог поговорить с вами по-русски, но я стыжусь своего произношения и неправильных ударений”. И все-таки русские уговорили его, и он с трудом прочитал наши классические стихи. 

Вот если бы мы стыдились своего плохого произношения, неправильных ударений и читали наизусть без подготовки классические стихи, дела в языке пошли бы лучше.

- Каковы тенденции изменения современного русского языка? Хуже или лучше мы говорим?

- Я не могу сказать, что речь моих выпускников 70-х, 80-х годов, устная или письменная, была лучше, чем речь выпускников 90-х или двухтысячных годов. Монологи на уроках литературы и литературные сочинения как были проблемой учителя литературы, так и остались. Может быть, тогда побольше читали за неимением компьютера, зато с 90-х годов значительно, в десятки раз, улучшились качество изучаемой литературы, тексты в учебниках русского языка. Впрочем, Дмитрий Сергеевич Лихачев все-таки констатировал: “Русский язык портится. Происходит усыхание мозгов, люди становятся мелкими и в рассуждениях, и в поступках…”. 

К сожалению, каждодневная бытовая русская речь обладает довольно бедной лексикой. Детям, даже старшеклассникам, приходится объяснять слова, казалось бы, очень простые. Корни этой болезни, прежде всего, в семье: дети говорят так, как говорят их родители. Кроме того, виновато в этом неважное состояние образования, несомненно. 

Можно было бы обвинить в обеднении языка появление в нем огромного количества англицизмов. Но, думаю, это не самое плохое, что происходит с языком. Всегда, когда отношения с другими странами становились активнее, русский язык обогащался иностранной лексикой. Кроме того,  язык имеет свойство самоочищения.

А вот процесс огрубления, опошления, вульгаризации русской речи – это печальный процесс, это беда. 

Анна Ахматова в 1942 году, когда фашистская петля готова была затянуть горло великого города, пишет для блокадного Ленинграда стихотворение “Мужество”:

Мы знаем, что ныне  лежит на весах

И что совершается ныне…

На весах лежала русская идентичность, возможность жить в России, быть русским, говорить по-русски: 

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова, - 

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Так что, любите наш замечательный язык, доставшийся нам по наследству от предков…

P.S.А каков ваш взгляд на процессы, происходящие в современном русском языке? Приглашаем читателей к диалогу.

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев