О ЗИМНЕЙ ВОЙНЕ "НА УРОВНЕ БАТАЛЬОНА"

- Почему в Зимней войне так много погибших? - 26 тысяч погибли с финской стороны, 135 тысяч - с нашей. Это очень много. Причины - это и первый неудачный штурм линии Маннергейма, и окружение наших частей севернее Ладоги. Финнов эти наступления застигли врасплох, они наших не ждали, у них стояло на каждой дороге по 100 человек, а против них выступала дивизия на 17 тысяч, с танками и с артиллерией. Считалось, что невозможно вести военные операции на севере крупными силами, возникнут проблемы со снабжением. И они возникли в полный рост. Для снабжения нужна дорога, на которой могут разъехаться два грузовика: один везет боеприпасы и еду, другой - эвакуирует раненых. А там дорог не было, была одноколейка, и вот по ней нужно было пропихнуть - представьте себе! - 17 тысяч человек, 72 пушки (каждую пушку тянет трактор или шесть-двенадцать лошадей), 150 грузовиков, 50 танков и огромное количество обозов. Это же одна большая пробка! И там финны одержали победы, этого нельзя отрицать. Самое интересное, что нашей армии не надо было туда соваться, все равно судьба войны решилась на Карельском перешейке, здесь и нужно было сконцентрироваться. Именно так сделал потом Тимошенко. - Финны одерживали победы за счет того, что они привыкли выживать в зимних лесах? - Да. И еще они готовились к ведению боевых действий зимой. Первое наставление по ведению боевых действий в зимних условиях появляется в конце 1920-х годов, за 10 лет до войны. Там было сказано: мы воюем на лыжах, полевые кухни ставим на сани, у нас есть отапливаемые палатки, есть волокуши. Все финские солдаты с детства умели ходить на лыжах. В Красной Армии этому не уделялось должного внимания. Уже потом стали специально создавать лыжные батальоны и эскадроны из спортсменов и студентов-лыжников. Но еще важна тактика. В битве при Суомуссалми у полковника Ялмара Сииласвуо была идея, которая оказалась правильной, и у него хватило силы воли, чтобы ее довести до конца. Там сложилась такая ситуация: с севера наступала 163 наша дивизия, с востока от границы двигалась 44 дивизия. Встретиться они должны были в Суомуссалми, 163 дивизия занимает эту деревню и останавливается ждать 44-ю. Если бы они успели соединиться, финны бы ничего не могли сделать, Сииласвуо это понимал. И тогда он выставил заслон на пути 44 дивизии и одновременно начал постоянные контратаки на 163 дивизию, чтобы создать впечатление, что финнов больше, хотя их было не больше... 163 дивизия семь суток держала атаки и оборонялась, но закончилось это тем, что Зеленцов, начальник, запаниковал, 163-я ушла из Суомуссалми. 44 дивизия осталась одна, растянутая на дороге на 15 километров. И финны маршем, на лыжах, целым батальоном (1000 человек) обошли колонну, зашли в тыл, где их вообще никто не ждал, и начали эту колонну дробить на части... Все. За неделю 44-я дивизия была разбита. - Насколько верно, что после Советско-финской войны в Красной Армии сделали глобальные выводы? - Это несомненно. Впервые наши войска столкнулись с армией, построенной по западному образцу, финские офицеры учились главным образом в Германии. Это была бедная, плохо вооруженная, но хорошо подго-товленная и дисциплинированная армия. В апреле 1940 года в Кремле прошла широкомасштабная конференция, где обсуждали, что пошло не так, что надо менять. У нас сразу сняли наркома обороны Ворошилова, на его место пришел Тимошенко. Он начал огромнейшие реформы в армии. На вооружение принимались новые типы техники, постоянно проводились учения. Во многих воспоминаниях ветеранов говорится о том, что 22 июня 1941 года многие подумали - учение. Тимошенко ведь любил в три часа утра в воскресенье объявить боевую тревогу. Но у него был только год, он не успел... Но если бы советско-финской войны не было, то что было бы в 41 году - большой вопрос. - Как будут отмечать 75- летие начала Зимней войны? - Вероятно, выйдет много литературы. Финны собираются открыть огромный портал в Интернете, посвященный этой войне. Уже сделано большое дело: фотоцентр финских оборонительных сил опубликовал все фотографии, 160 тысяч, в очень высоком качестве, их можно брать и печатать, оставив только логотип в углу... это огромная работа, не каждая страна может таким похвалиться. - Вы, как известно, участ-вуете в комиссии по созданию этого памятника... - Я там в роли свадебного генерала. Просто должен был кто-то быть от России, а я и по-фински говорю, и живу в Хельсинки много, у меня две книги на финском языке, сейчас выходит третья про Петровский Ям… так что меня пригласили, чтобы я высказывал свое умное мнение. Они сами все делают и делают очень хорошо, много интересных идей. Вот, к примеру, на памятник нужно 2 млн. евро - я не знаю, почему так много, но они так посчитали. Что-то дает государство, что-то частные фонды. Нужен еще миллион, что делать? Выпустили памятную медаль, продают ее по 20 евро при себестоимости 5 и таким образом собирают деньги. Вот это они молодцы, такого у нас еще нет, я считаю, это надо перенять - люди не просто дают деньги, а им дают памятный сувенир. "Мы участвовали в этом деле". - Вы работали с поисковиками? - Если есть возможность, я стараюсь помочь им с информацией. Карты, списки, архивные справки, данные о том, что происходило в этом месте, сколько человек погибло. В Карелии ведь было много боев, о которых почти не знают. Медвежьегорская, Кестеньгская наступательная операции, Подпорожская наступательная операция - весна 42 года... все это забыто у нас, никто даже не знает, что такие бои были, хотя операции очень серьезные. А там тайга, мало дорог, мало ориентиров, сложно работать. - Сколько еще незахороненных солдат лежат в земле? - Сложно сказать, хоронили, как правило, наспех. И, особенно, если речь шла о пехоте, часто не ставилась задача упомянуть всех на братской могиле. Писали просто: "Братская могила бойцов и командиров, погибших в боях с белофиннами". И мы знаем, что их - 300 человек. Все. А кроме того, многие могилы заброшены. Это те могилы, которые появились, когда наши отходили и не успевали хоронить. Так что работа очень большая. Финнов не очень часто находят, в этом году российские поисковики нашли около 10 человек и передали для опознания в Финляндию. - Как в Финляндии проводят опознание? - Это может быть целое криминологическое расследование. Вот пример: в окопе нашли останки финна. Медальона нет, но он был с котелком, очевидно, кушал, когда его убили. На котелке подпись, ее проверили - а это не его котелок. Хозяин погиб на две недели раньше. Значит, человек взял котелок у убитого товарища. Оставалось только обручальное кольцо с инициалами. Вот по ним и начали искать среди тех, кто погиб в этом районе и не был найден. Нашли несколько кандидатов. Дальше. На кольце всегда пишется дата венчания и имя невесты. Стали проверять - а венчался он в 42 году - кого отпускали в отпуск. Отсекли еще несколько вариантов. Потом написали в деревню пастору, попросили проверить по церковной книге - венчался ли такой-то, приезжал ли в отпуск? Венчался. Приезжал. Хорошо. Начинают смотреть пломбы в зубах. И только уже после этого сделали ДНК- исследование, и подтвердили, что это он. У нас тоже похожие вещи поисковики делают, но не настолько глубоко. В России есть несколько баз данных погибших, часто удается определить погибшего по подписанным вещам. - Самый дискуссионный вопрос - участие Маннергейма в блокаде Ленинграда... - Смотрите. Во-первых, нельзя говорить, что Финляндия вступила в войну с СССР только из-за налетов советской авиации 25 июня 1941 года. Уже в мае были конференции между финскими и немецкими генералами, и было решено, что, во-первых, 40 тысяч немцев встанут на севере Финляндии и оттуда пойдут на Мурманск. Во-вторых, немецкие самолеты заправляются в Финляндии, в-третьих, начинаются диверсионные действия в ночь с 21 на 22 июня. Финны мобилизовали армию 17 июня, была проведена эвакуация населения из приграничных районов. Чтобы вступить в войну, нужен был только повод. Повод СССР дал - это был налет 25 июня. 26 июня Финляндия объявила войну СССР. Ключевой момент - сентябрь 1941 года. На Карельском перешейке финские войска приходят к старой границе, переходят ее и выходят к основному рубежу обороны Карельского укрепленного района. Там они останавливаются. В это время немцы штурмуют Ленинград с юга и подходят к городу практически вплотную. На севере финны стоят примерно в 20-30 км перед нашими дотами. Немцы дважды официально просят финнов наступать дальше. Маннергейм дважды отказывает - тоже официально. Тогда Вальдемар Эрфурт, немецкий генерал, который отвечает за связи с Финляндией, предлагает перебросить одну немецкую дивизию на Карельский перешеек, чтобы та наступала на Ленинград. Маннергейм подумал и тоже отказал. Выглядит так, будто финны не пошли на Ленинград и тем его спасли. Это не совсем верно. Нужно вспомнить ситуацию на всем восточном фронте в сентябре 1941 года. Ленинград в блокаде, в середине сентября происходит катастрофа под Киевом, погибает командующий Южного фронта, немцы готовятся к последнему броску на Москву. Была уверенность, что СССР недолго осталось жить. Зачем дальше лезть? Немцы все доделают. Это видно по настроениям среди офицеров...
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев