НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

Мария Алексеевна НОВИКОВА - ветеран Великой Отечественной (Первый Белорусский фронт, 4-е военно-эксплуатационное управление). Войну закончила в звании лейтенанта железнодорожных войск. Сегодня живёт в посёлке Советский.

Мы пьем с Марией Алексеевной чай и листаем семейный альбом с фотографиями. Она рассказывает о своих родных и близких - у каждого снимка своя история… Рассказать есть о чем: одних только внуков у моей собеседницы шестеро. И столько же правнуков!

Мы мирные люди…

- Выросла я в многодетной крестьянской семье в Ярославской области. У нас было своё хозяйство, мы с детства приучались к труду на земле: ухаживали за коровой, лошадью, работали в поле - выращивали рожь, пшеницу, лён, сами молотили зерно. Я рано начала трудиться, на работу ходила пешком за семь километров. Начинала с должности весовщика на железной дороге, работала багажным и билетным кассиром, а когда выучилась на дежурного по станции, выбрала грузовой отдел, где занимала сразу две должности: старшего приёмосдатчика и товарного кассира. Бывало, мы с девочками возвращались с работы, а нас ребята позовут на танцы в соседнее село. Мы сумки в кусты спрячем и - танцевать, а утром, не заходя домой, снова на службу.

Война

- В 41-м мне исполнилось 23 года. По комсомольской путёвке меня и ещё двух сотрудниц Ярославского отделения железной дороги направили в Москву. Там мы прошли подготовку, получили обмундирование, и нас забросили в Варшаву, потом - в Краков. Вместе с поляками мы трудились на железной дороге, но на самом деле действовали как разведчики. Вместе с нами работал бывший учитель немецкого языка, с ним-то мы и ходили в разведку. Одевались в потрёпанную одежду, притворялись и глухими, и слепыми, и немыми… Собирали информацию о немецких составах и передавали на Родину.

Победа

- О том, что войне конец, я узнала вот как. Помню, идёт мне навстречу подполковник, обнимает и говорит: “Все! Мир!” Все что-то кричали, поздравляли друг друга, а мы с девчонками даже плакали… …А потом мы попали в Берлин, и 25 мая я расписалась на Рейхстаге, на Бранденбургских воротах и сфотографировалась в одном из городских фотоателье (снимок этот храню 70 лет). Нам довелось тогда пообщаться с американцами и англичанами. Помню, когда нас переправляли в Потсдам на двухэтажных автобусах, я на остановке засмотрелась на афроамериканца (впервые видела). А он черный, как смоль, в белой рубашке, при галстуке… Когда пришла в себя, моя команда уже уехала… Я так испугалась: одна в чужой стране, что делать? Слёзы - градом. В автобусе, конечно, хватились, вернулись за мной и отругали: рот не раскрывай!..

Здравствуй, мама!

- В августе 1945-го я вернулась домой. Мамы дома не оказалось, я отправилась к подруге, жившей по соседству, с которой мы дружили всю жизнь. А тем временем её муж за моей мамой в поле побежал. Вышла я от подруги, - мама по полю бежит, плачет, обнимает меня, целует: “Доченька, ты вернулась!..”

- С будущим мужем я познакомилась на фронте. После войны он сильно болел - сказывались старые раны, потому и прожил недолго… Сыновей поднимала одна, оба военные: Лев - лётчик, Анатолий - механик на аэродроме в Глебычево. Он и перевёз меня в Советский.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев