МЕЧТАТЕЛИ 1970-Х

МЕЧТАТЕЛИ 1970-Х
МЕЧТАТЕЛИ 1970-Х МЕЧТАТЕЛИ 1970-Х

Накануне грядущей реставрации в парке Монрепо хочется вспомнить тех, кто проектировал парк в советское время. Например, в 1970-е был разработан для города масштабный проект реконструкции Парка культуры и отдыха им. Калинина на базе парка Монрепо. Этот проект во многом опережал свое время, его авторы даже были удостоены золотой и серебряных медалей ВДНХ 1977 года. Но из-за больших объемов и высокой стоимости проект так и не был осуществлен. Предлагаем читателям интервью с одним из авторов Раисой ВАСИЛЬМАНОВОЙ.

Парк отдыха для выборжцев

– В Выборг я приехала из Минска вслед за своим мужем, которого перевели на работу в Прибылово. Поскольку сидеть дома мне не хотелось, то устроилась в Выборгский филиал  института «Ленгражданпроект». Там как раз требовался специалист с моей квалификацией  (я окончила факультет озеленения Ленинградской лесотехнической академии). Незадолго до моего приезда в филиале образовалась 2-я мастерская, работавшая в основном над городскими объектами,  и проект парка был всем очень интересен.

Когда мы в 1970 году начали работать над проектом, у нас не имелось никаких материалов по Монрепо, коллектив был маленький, но сотрудники молодые и активные…Мы горели энтузиазмом.

В то время в ведении дирекции Парка культуры находились Монрепо и Батарейная гора. Рассматривались обе площадки для строительства городского парка, но в результате решили, что Парк отдыха надо делать в Монрепо.

«Делайте, что хотите»

Директором парка был очень колоритный мужчина по фамилии Гавва (имени-отчества не помню), бывший военный. К архитектуре и творчеству он не имел никакого отношения, но был лоялен к нам: «Делайте, что хотите. В парке и так все прекрасно. Это ваша дурь». Однако к советам прислушивался.

Помню свои первые впечатления от Монрепо. Это был заросший  участок земли с небольшой полянкой перед главным входом и очень чистой акваторией. В акватории в то время вообще не было камышей и зарослей, как сейчас. У острова Смерти тоже была чистая вода, и растения находились в симпатичном состоянии. Поскольку мне был поручен раздел озеленения, то именно на это я больше всего и обращала внимание.

Самим проектом у нас занималась архитектор Ирина Попова под руководством Дмитрия  Фридлянда. Ирина Александровна проектировала новые постройки, в частности, оранжерею. Основное руководство проектом осуществлял Дмитрий Павлович. Для составления исторической справки по Монрепо был привлечен Виктор Дмитриев.  В проекте было занято еще много профессионалов по разным специальностям.

Иллюстрация из проекта Парка культуры и отдыха в Монрепо

Заброшенный Оссиан

В то время старая усадебная оранжерея еще была жива. При Николаи в ней  выращивали фрукты, овощи для стола и различные экзотические растения, в том числе вечнозеленые лавровишни, которые стояли летом в кадках вокруг дома. По моде тех времен летние украшения сада составлялись из самых красивых деревьев и кустов, выращенных в оранжерее. К нашему приезду лавровишен, конечно, уже не осталось.

Поскольку парк выполнен в стиле Оссиана (сочетание скал, воды и естественного ландшафта), то цветов там изначально было мало,  они группировались на так называемом огороде, с левой стороны от главного входа в парк. В основном выращивались экзотические цветы для украшения дома. К нашему приходу это уже было довольно некрасивое заброшенное место с какими-то грядками. А с  правой стороны находились сплошные непроходимые заросли. 

В зарослях обнаружился большой камень, на котором прежде находился павильон Зонтик. Об этом камне мы вычитали в книге Николаи «Имение Монрепо» в библиотеке Эрмитажа. Наш архитектор Галина Горшкова хорошо знала немецкий, она и сделала перевод. После того, как мы прочитали книгу, стало понятно, в какую сторону двигаться. В частности, в книге было написано, что пространство вокруг камня  расчищенное, так что с камня можно было обозревать окрестности.

Поэтому первое, что мы сделали, когда начали чистить вход в парк – открыли камень, который к тому времени было совсем не видно. Пришлось вырубить много растительности. Это были первые большие санитарные рубки. 

Планировка аллей

До начала проектирования я выполнила таксацию – ландшафтное обследование территории. Все 30 га парка были разбиты на мелкие участки 100 на 100 метров с описанием состояния каждого куста и дерева. Я занималась этим все лето.

В результате обследования стали понятны архитектурно-планировочные решения парка. Оказалось, что в парке были использованы и очень традиционные решения для того времени: большая входная липовая аллея от Главных ворот, при выходе из дома вторая главная аллея, которая вела в хозяйственные постройки и вокруг всей усадьбы. Ее пересекала тройная липовая аллея: четыре ряда деревьев и три дорожки (Ступишинская аллея – прим. И. А.) Для того времени тройная аллея была своеобразной «брошечкой» для украшения парков.

Что касается оранжереи, то Ирина Александровна Попова предложила совершенно новаторский подход (повторюсь, мы не проектировали реставрацию): построить комплекс стеклянных кубиков-оранжерей, стоящих по обе стороны одной дорожки. Это было, может, не очень экономично, но очень красиво, как бриллиантики. И технологически правильно, и функционально: в том плане, что в небольших секциях можно было не допустить распространения болезней, а также задействовать секции теплиц только по мере необходимости.  

Первые большие рубки

Нашему проекту не суждено было сбыться, но мы что-то успели сделать сами. Директор  дал нам рабочих. Мы с ними сначала вычистили территорию у камня. Я вешала рабочим красные лоскуты на деревья, размечала, где рубить. В городе сразу стали обсуждать вырубку. Мы пытались объяснить, что вход в парк должен быть не заросшим, а приглашающим. Сосны мы все оставили, а вот сорные растения убрали.  Почистили также поляну по направлению к нынешнему зданию администрации парка.

А вот с липовой аллеей надо было работать серьезно. Она старая, разновозрастная, много утраченных деревьев, поэтому просто так ее восстановить невозможно. К сожалению, за аллею не взялся никто. В Комбинате благоустройства не было на тот момент таких специалистов. Думаю, если бы за аллею взялись 40 лет назад, все было бы уже хорошо. Прошлой осенью я была в Монрепо и видела, что деревья совсем ослабли и падают, корневая система их уже не держит. Липа может дожить до 300 лет, но, например, деревьям на Ступишинской аллее уже более 250-ти.  

Ирина АНДРЕЕВА, пресс-служба музея-заповедника «Парк Монрепо»

(Окончание в следующем выпуске выходного дня)

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев