ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 2

ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 2
ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 2 ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 2

В прошлый раз мы начали рассказ о странном жанре “легенд Монрепо”, появившемся в Выборге в начале 1970-х годов. Вторая легенда в статье Е. Нагимовой была опубликована в 1971 г. в газете “Выборгский коммунист” и посвящена источнику “Нарцисс”. 

К  ак и в истории про цыганку Стешу, в ней фигурировал по-прежнему безымянный “барон Николаи, президент Российской академии наук”, к которому в кабинет приходит “старый карел Тобиас” с рассказом об истории источника. Согласно “старому карелу” (речь которого воспроизводится при помощи таких оборотов, как “Вишь, какое дело-то, однако”), давным-давно в Выборг приезжали новгородские купцы, среди которых был и некий Соловушка. В Соловушку влюбилась “дочка цехового купца Айни”, сошедшая с ума от горя после его отъезда. У источника, где Айни нашла себе прибежище, поставили “деревянную хоромину”, а после – “маленький деревянный монастырь”, поросший от старости мхом. “Однажды весной вдруг провалился монастырь”, а слезы Айни соединились с ручьем и образовали источник. Выслушав Тобиаса, барон Николаи беседует “с англичанином-садоводом и итальянцем-архитектором”. Итальянец предлагает оформить источник не в карельском, а в древнегреческом стиле, результатом чего и становится оформление источника и его название – “Нарцисс”. “Петербургская знать очень быстро услышала об этой новинке”; “на роскошных туалетных столиках знатных дам и придворных Петербурга стояли <…> флаконы с водой из баронского сада Выборга”, “[с]ама императрица посетила источник, оказав ему честь: омыла лицо”. В статье также упоминалось, что “работы [в парке] еще много, а денег… Император обещал помочь барону Николаи, да ведь напоминать об этом невозможно…” 

Помимо выдуманного рассказа “старого карела Тобиаса” (удивительное для карела имя!) и неожиданной апелляции к “Петербургу”, статья любопытна тем, что автор сочинил свою “легенду”, полностью игнорируя основополагающий для понимания Монрепо текст – поэму того самого “старого барона”, Л.Г. Николаи, “Имение Монрепо в Финляндии. 1804”. Нужно думать, что Е. Нагимовой текст поэмы Николаи был попросту неизвестен; место истории о нимфе Сильмии (о которой мы расскажем впоследствии) заступила загадочная “Айни”, чье имя напоминает имя героини “Калевалы” Айно. 

Третьей “легендой Монрепо” стала статья “Зеленая корзинка”, написанная членом литературного объединения при газете “Выборгский коммунист” В. Гранатовичем и экскурсоводом И. Аникиной. В ней шла речь о приезде к по-прежнему безымянному и по-прежнему старому “барону Николаи” “старого друга де Броглио” с тремя сыновьями. В Монрепо гостей приветствуют некие “три девушки”, которые, как можно догадаться, являются дочерьми барона Николаи. Три сестры показывают трем братьям Броглио “зеленую корзинку”, обсаженную липами (где сестры “частенько укрывались <…> от гнева родителей”). Между тремя сестрами и тремя братьями возникает привязанность, охарактеризованная авторами как “первая любовь”. Однако – “началась война”. Братья решают поступить в русскую армию. Накануне отъезда все шестеро клянутся друг другу в верности “до конца дней своих”; братья “в честь своих возлюбленных посадили три лиственницы, а девушки – три дубка, и кто-то из них произнес пророческие слова: “Если чье деревце завянет, значит, случилась беда”“. После отъезда братьев молодые дубы засыхают; а вскоре приходит известие: “в жестоком бою, как герои, погибли все три брата”. А три сестры “остались верны священной клятве”. 

Помимо неправдоподобности самой истории , в ней явным образом совмещены – с искажениями, ошибками и анахронизмами – целых три “старых барона”: Людвиг Генрих (1737–1820), отец единственного сына Пауля; Пауль (1777–1866), женатый с 1811 года на Александрине Симплиции (урожд. княжне де Бройль) (1787–1824), отец четырех дочерей, из которых лишь одна – Симплиция Паулина (1824–1901) осталась незамужней; сын Пауля – Николас Арманд (1818-1869), отец четырех дочерей, из которых одна умерла во младенчестве, а незамужними были двое – Мария (1856–1942) и Александрина (1857–1929).

Визит в Монрепо “старого друга Броглио” с тремя сыновьями был невозможен хотя бы по той причине, что отец Александрины, Огюст-Жозеф де Бройль, умер в городе Швельм в Вестфалии ещё до прибытия семьи в Россию.  Из трех же братьев Александрины Огюст-Сезар де Бройль погиб 2 декабря 1805 года в сражении при Аустерлице, Шарль-Франсуа де Бройль – при Кульме в Чехии 17 августа 1813 года.  Альфонс-Октав де Бройль продолжал служить в Семёновском полку; после реставрации во Франции монархии, в 1816 году Альфонс-Октав де Бройль решил вернуться вместе с матерью на родину, где и умер в 1865 году. 

Похоже, что “легенды Монрепо” попросту прикрывали незнание их авторами подлинной истории, которая интересней любой “легенды”. Справедливости ради нужно сказать, что в начале 1970-х годов узнать ее и впрямь было непросто. Но нужно ли было сочинять вместо этого “легенды”?

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев