ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 1

ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 1
ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 1 ЛЕГЕНДЫ МОНРЕПО. ЧАСТЬ 1

Долгая история, казалось бы, естественно порождает легенды. У парка Монрепо действительно есть свои легенды, связанные,  например, с островом Людвигштайн или источником “Нарцисс”. О них мы обязательно расскажем в свое время. Однако, как это ни покажется странным, наибольшее распространение получили не они, придуманные (скажем об этом прямо) Л.Г. Николаи двести с лишним лет назад, а легенды, рожденные совсем недавно - всего лишь несколько десятилетий назад. Почему, однако, о них вообще нужно говорить? Среди прочего, и потому, что “легенды” оказались привлекательными именно для тех, для кого история “скучна” и требует “оживления”. Потому и фантастические истории, например, о фаворитах Екатерины II, спрятанных на острове Людвигштайн, привлекают тех, кто искренне верит, что скудный вымысел богаче подлинной истории.

В начале 1970-х гг. на страницах газеты “Выборгский коммунист” - той самой, что впоследствии стала называться газетой “Выборг”, которую вы сейчас и читаете -  открылась рубрика “Легенды нашего края”. Рубрику придумали члены литературного объединения, действовавшего при газете. Во вступительной статье была выражена и основная идея всех последующих публикаций: “… легенды не только отражают “седую даль веков”, они создаются в нашем городе и сейчас, в бурные годы строительства коммунизма”. В рамках этой рубрики в 1970–1971 гг. были опубликованы три статьи, посвященные Монрепо. Две из них написаны экскурсоводом, сотрудницей Выборгского краеведческого музея Е. Нагимовой.

В первой статье  “Цыганка Стеша” рассказана история любви молодого барона Николаи, сына президента Российской академии наук, и Стеши, певицы цыганского хора у “Соколовского яра” на окраине Петербурга. Влюбившись в Стешу, молодой барон решает жениться на цыганке, объявляет об этом отцу и получает запрет на женитьбу. Молодой барон задумывает побег со Стешей за границу, договаривается с капитаном шведского корабля. Согласно плану, барон со Стешей должны ночью в лодке ждать судно у берегов о-ва Людвигштайн. Однако капитан предает молодых влюбленных, и старый барон приказывает их схватить. Влюбленные кончают жизнь самоубийством, старый барон решает похоронить сына на о-ве Людвигштайн, после чего весь остров объявлялся заповедным, и впредь все близкие и дальние родственники должны быть захоронены только здесь, на острове Мертвых”. “Цыганочку, забытую всеми, похоронили на окраине Петербурга, скромно, незаметно. Старый барон распорядился нарисовать во весь рост портрет сына, а затем, поколебавшись, и портрет Стеши. Оба портрета были помещены в рабочем кабинете барона”. Статья заканчивалась утверждением, что умерший в 1919 г. последний барон Николаи, Пауль, в своем завещании “оставил парк жителям Выборга, лишь остров Мертвых должен был остаться навсегда в тишине и покое. Пусть всегда навевает этот остров стремление к горячей, чистой любви!”

Из текста статьи также можно узнать, что из “сада к острову [Людвигштайн] ведут три дорожки - Вера (правая), Надежда (средняя), Любовь (левая)”, и что “всю черную тяжелую работу по созданию парка старому барону разрешили выполнять руками солдат Выборгского гарнизона”. 

Любопытно, что во всей этой “легенде” нет ни одного имени (автор оперирует выражениями “молодой барон” и “старый барон”), кроме “цыганки Стеши” и последнего барона Николаи - Пауля, а также никаких указаний на время событий. “Старому барону” (под которым, очевидно, подразумевается Л.Г. Николаи) приписано использование солдатского труда, дорожкам присвоены несуществующие имена, а крупного российского дипломата, Пауля Николаи, женатого на представительнице одного из видных аристократических родов Франции и умершего в Монрепо в возрасте 89 лет, автор “легенды” приговорила к самоубийству в юном возрасте - да еще при жизни своего отца, который в действительности умер, когда Паулю было 43 года.

Несмотря на полную неправдоподобность “легенды” (а может быть, как раз благодаря этому), она прижилась и получила широкое распространение. Неоднократно доводилось встречать людей, которые ничего не знают о Монрепо, но уверенно “вспоминают” выдуманную цыганку Стешу. Причина этого, кажется, довольно проста. “Легенда” была придумана в 1970-е годы, потому и похожа она не на “литературу”, а на массовый советский кинематограф. (Потому и “цыганочка”,  кажется, появилась в Монрепо как вариация на “цыганскую” тему в советском кино;    напомним, что фильм Евгения Матвеева  “Цыган” был снят в  1967 году.) Легенды не получилось, а получился лишь еще один пример “городского фольклора” со всеми понятными изъянами и недостатками (в первую очередь - вкуса автора). Впрочем, скорее всего, создательницей двигали вполне благие побуждения.

Однако сотворение легенд на пресловутой “Стеше” не закончилось. Об этом мы расскажем в следующий раз.

Юлия МОШНИК, заведующая научно-исследовательским отделом ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Михаил ЕФИМОВ, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ГИАПМЗ “Парк Монрепо”

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев