«Таёжная месса» звучит в Выборге

 «Таёжная месса» звучит в Выборге
«Таёжная месса» звучит в Выборге «Таёжная месса» звучит в Выборге

Музыкально-этнографический проект хора имени Микаэля Агриколы

На днях в соборе свв. Петра и Павла звучали традиционные для карело-финского эпоса «Калевала» мелодии. Нежный перезвон струн кантеле эффектно оттенял суровую красоту ёмких фраз на старофинском языке. Хор имени Микаэля Агриколы представил необычный музыкально-этнографический проект – «Таёжную мессу» финского барда и этнографа, лютеранского пастора-миссионера из Лаппеенранты Арво СУРВО.

Как известно, первое издание «Калевалы» – сборника из 50 карело-финских эпических песен (рун), составленного знаменитым фольклористом Элиасом Лённротом,  вышло в свет в 1835 году. Кстати, именно к празднованию 100-летия со дня этого знаменательного события было приурочено открытие в Выборге Певческого поля.

Сборник Лённрота, хотя и очень объемный, вобрал в себя, разумеется, отнюдь не все песни, которые пелись в Карелии. Составитель отобрал руны, укладывающиеся в единый сюжет и отражающие в основном дохристианские представления жителей карельских деревень. Лишь в самой последней руне мы находим отголоски христианства – в этой руне рассказывается о благочестивой девушке Марьятте, которая съела ягодку бруснику и «от неё затяжелела» (таким вот необычным образом преломился в народном сознании библейский сюжет о непорочном зачатии).

Однако в Карелии и Ленинградской области бытовали и многочисленные по-настоящему христианские руны. Их собрал продолжатель дела Элиаса Лённрота – пастор Арво Сурво. В 1996 году в Финляндии вышел его сборник под названием «Таёжная месса» (Korpimessu). Как и в случае с «Калевалой», в книге были представлены лишь тексты, хотя руны предполагают пение или распевное чтение. Существовали аудио- и видеозаписи «Таёжной мессы», однако нотами она до сих пор записана не была.

– Когда мы с хором решили разучить «Таёжную мессу», перед нами встало несколько задач. Во-первых, предстояло расшифровать записи и все мелодии записать нотами. Кроме того, нам хотелось спеть «Мессу» на два голоса, – рассказывает  руководитель хора Дарья ШКУРЛЯТЬЕВА. – Проконсультировавшись с Арво Сурво и прослушав старинные водские и ижорские песни, я написала двухголосные аранжировки. Как ни странно, помог мне в этом большой опыт работы с григорианскими песнопениями. Недаром старинные лады, которые предшествовали появлению привычных нам мажора и минора, музыковеды одновременно называют «церковными ладами» и «ладами народной музыки». По своей природе они, действительно, близки.

Если Элиас Лённрот расположил свои руны согласно литературному сюжету, то Арво Сурво уложил их в структуру христианского богослужения. «Таёжная месса» открывается крестным ходом, в ней есть такие части, как покаянная молитва, «Аллилуйя», Символ веры… Иными словами, это не столько концертное, сколько именно литургическое сочинение, что требовало соответствующего подхода при разучивании и исполнении.

В Карелии и Ленинградской области зачастую одни и те же мелодии использовались как для традиционных эпических повествований, так и для христианских песнопений, например, покаянная молитва в «Таёжной мессе» поётся на мелодию традиционного карельского плача невесты.

Лютеранское богослужение, как правило, проводится под орган. Однако в тайге, как известно, органа нет, поэтому мы решили исполнить «Таёжную мессу» под аккомпанемент концертного кантеле. Играла на инструменте Анна ТЮТРЮМОВА – талантливая юная кантелистка, которая уже не раз сотрудничала с нашим хором. Анна сыграла сочиненные мной небольшие вступления для 39-струнного кантеле, и два сольных произведения современных карельских композиторов: «Руну» Ирины ШИШКАНОВОЙ и «Церковные колокола» («Концертино») Сергея СТАНГРИТА.

Наш проект получился междугородним и международным. В гости к нам приехала органистка и хормейстер из Ржева Елена БАРАНОВА с дочерью. Елена и Лиза помогли нашим сопрано ярко исполнить свою партию, а Елена за неделю (!) освоила пятиструнное кантеле. Во время премьеры она исполнила несколько наигрышей, один из них – дуэтом с псалмодиконом, необычным скандинавским инструментом, представляющим собой ящик с одной струной и являющимся потомком пифагорейского монохорда. 

Накануне премьеры мы узнали о том, что к нам из Санкт-Петербурга в качестве слушателя хочет приехать кандидат исторических наук пастор Павел КРЫЛОВ. Он играет на пятиструнном кантеле и обладает красивым голосом, поэтому мы предложили ему перейти из разряда слушателей в разряд рунопевцев – исполнить несколько сольных частей. 

Павел Крылов (слева) выступил в роли рунопевца

Главным участником проекта был, несомненно, его автор. В мае этого года Арво Сурво провёл для нашего хора мастер-класс по исполнению калевальских песнопений – учил правильно вступать, оканчивать фразы, петь с нужным настроением. Теперь мы держали своего рода экзамен. Выступать вместе с ним было одновременно радостно и волнительно. Приятно, что наш наставник и вдохновитель остался нами доволен.

В «Таёжной мессе» также участвовал настоятель нашего прихода – пастор Владимир ДОРОДНИЙ. Он был литургом – ведущим мессы, а также читал тексты из Священного Писания, по-фински и по-русски.

Если говорить о проектных шагах, которые мы осуществили в процессе подготовки, то стоит упомянуть две важные вещи: постановку финского произношения и изготовление костюмов. Пожалуй, именно это потребовало наиболее кропотливого труда. В тридцатиградусную жару мы регулярно собирались в соборе и изучали финский язык по учебнику «Suomen mestari» – оттачивали произношение дифтонгов, долгих гласных, старались правильно произносить финские звуки «t» и «s», которые особенно коварно выдают русский акцент.

Я с благодарностью вспоминала мою первую учительницу финского –  Элину РАХИМОВУ, фольклориста, финноугроведа, автора антологии финского фольклора «Высек пламя Илмаринен». Во время занятий она большое внимание уделяла этимологии – например, объясняла, как со временем из финских слов исчезла буква h, словно постепенно растворившись. Мне эти знания очень пригодились – мы пели на старофинском языке, где архаичные окончания сохранились. Приятно было петь с пониманием дела. Когда готовила переводы для программки, с благодарностью вспоминала и другую мою учительницу – Татьяну ШИШКИНУ, под руководством которой осваивала премудрости финской грамматики на курсах Дипломатической академии МИД РФ в Москве. Надеюсь, подстрочные переводы со старофинского, напечатанные в программках, помогли слушателям понять, о чём мы поём, проникнуться красотой, силой и метафоричностью текстов «Таёжной мессы».

Костюмы мы шили сами. Источником вдохновения послужила книга по истории финского костюма, выпущенная Музейным ведомством Финляндии, которую я приобрела в Музее ремёсел города Турку.

Перед премьерой мы волновались, ведь готовили проект в очень интенсивном режиме (меньше чем за месяц). Однако, по отзывам слушателей, всё прошло на едином дыхании. Мы благодарны всем, кто пришёл нас поддержать и так тепло принимал. Для любительского хора поддержка зала всегда особенно важна, и наш Агрикольский хор – не исключение.

Кстати, раз уж так много внимания было уделено филологическим вопросам, хотела бы воспользоваться случаем и сказать, что ударение в фамилии финского реформатора, имя которого носит наш хор, стоит на втором, а не на третьем слоге. Часто ошибочно говорят «АгрикОла», хотя фамилия Agricola – латинского происхождения, а в латинском языке суффикс -ol- всегда краткий (безударный). Так что всё-таки правильное название нашего хора – Хор им. Микаэля АгрИколы, с ударением на втором слоге.

«Таёжная месса» стала новым важным шагом в развитии нашего хора. Мы  полюбили это произведение и надеемся, что ещё не раз исполним его для выборгских слушателей.

Беседовала Ольга НАБАТОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев