Родные люди в зеленых фуражках

Майор Кулиш в своем кабинете. 1960-е

Воспоминания внучки Николая Кулиша, начальника заставы имени Коробицына

Самой памятной фотографией в нашем семейном альбоме была та, на которой мой дедушка, Николай Дмитриевич Кулиш, в кителе и брюках-галифе, снят в день своего назначения на пост начальника заставы имени Коробицына. Со снимка на меня смотрит молодой черноглазый красавец, на губах едва заметная усмешка, в руке зажата недокуренная «беломорина» - словом, Владимир Машков в фильме «Ликвидация».

Шел 1954 год. 32-летний лейтенант Кулиш был послан на этот трудный участок границы после окончания курсов комсостава в Ленинграде. Целых 12 лет он являлся бессменным начальником заставы, сам совершал многокилометровые ночные объезды границы на своей легендарной лошади «в яблоках» Жиздре, руководил питомником служебных собак, который прославился далеко за границами заставы, ежедневно, и в будни, и в праздники, стоял перед строем бойцов, построившихся на боевой расчет. Перед отправлением пограничников в дозор начальник заставы Кулиш торжественно объявлял: «На охрану государственной границы СССР заступает рядовой Андрей Коробицын» - такая традиция исполнялась и комсоставом, и рядовыми, как святая святых.
Я, будучи ребенком, никаких других рассказов и слушать не хотела, как о жизни дедушки на заставе, а рассказывать он умел и любил. Я родилась уже после его ухода в запас, но застава и граница присутствовали в жизни нашей семьи настолько органично, что без них мне невозможно представить свое детство. На всех снимках той поры дедова фуражка как приросла к моей голове, а младшие братья фотографироваться без нее наотрез отказывались!
Застава имени Андрея Коробицына в 1967 году, в год ухода моего деда в запас, уже 6 лет подряд получала наименование «отличной». Везде царил образцово-показательный порядок, начальник заставы Кулиш был требователен не только к несению службы, но и учил солдат вести хозяйство, которое, кстати, являлось большим подспорьем на заставе. Наша бабушка рассказывала, что львиную долю выращенных на огороде и в саду овощей и ягод дед относил на общую кухню, чтобы подкормить несущих службу молодых ребят. В одной из статей о заставе, которая в то время находилась под начальством деда написано так: «Что бросается в глаза? Везде и во всем уставной порядок, чистота. Вокруг заставы зреют яблоки, много кустов смородины и крыжовника. Все это - дело рук самих коробицынцев» («Красный Север», 30 сентября 1967 г.).


В первую очередь дед был, конечно, замечательным наставником военного мастерства: попасть на его, как теперь модно выражаться, «мастер-класс» по стрельбе считалось среди солдат за счастье, обычно этому рядовых обучали сержанты, о дедушкиной меткой стрельбе из винтовки среди солдат ходили легенды. Был он физически закален и чертовски вынослив, то, что требовал от рядового состава, спрашивал в первую очередь с себя. Говорю это не для красного словца: деду было уже около 70-ти, когда он на глазах у открывших от удивления рты внуков крутил на турнике «солнышко»!
Надо полагать, что и требовательным он был, и строгим, но заботился о своих бойцах как о собственных детях. Бабушка не раз рассказывала, что и швейная машинка из дома перекочевала на заставу - солдатам форму подшивать, и забитый в своем собственном хозяйстве поросенок делился поровну и варился в общем котле. Мои мама и дядя, близнецы, выросшие на заставе Коробицына, были любимцами всех солдат, ходили вместе с рядовыми по грибы и ягоды и обожали наблюдать за тем, как щенят в питомнике учат выполнять команды и брать след.
Дедушка привил нам любовь и огромное уважение к нелегкой службе пограничников, с самого раннего детства их зеленые фуражки ассоциировались со словами «надежность», «защита», «свои». Нашего дорогого и горячо любимого дедушки уже давно нет с нами, наша семья живет по обе стороны российско-финской границы, но каждый раз, когда я въезжаю в Россию и вижу пограничную вышку, а затем и наряд пограничников, проверяющих паспорта на КПП, сердце сжимается от ощущения того, что я опять дома, и первыми меня встречают свои, люди в зеленых фуражках, и на душе от этого становится (многие не поверят!), легко и весело, как в детстве…

Оксана МУСТОНЕН, внучка майора Н. Д. Кулиша,магистр философии, старший лектор лицея IB World Schoolг.Хельсинки

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев