ИОСИФ БРОДСКИЙ КАК ЗЕРКАЛО ПОЛЯНСКОЙ ПИОНЕРИИ

ИОСИФ БРОДСКИЙ КАК ЗЕРКАЛО ПОЛЯНСКОЙ ПИОНЕРИИ
ИОСИФ БРОДСКИЙ КАК ЗЕРКАЛО ПОЛЯНСКОЙ ПИОНЕРИИ ИОСИФ БРОДСКИЙ КАК ЗЕРКАЛО ПОЛЯНСКОЙ ПИОНЕРИИ
(Начало в № 63)


Теперь в моей школе база отдыха "Кристалл". Так же назывался и пионерский лагерь, размещавшийся летом в учебных классах, спустя лет десять после того, как я был выпускником. Теперь там нет лагеря, как, впрочем, и базы отдыха, есть только охрана, поддерживающая по минимуму едва теплящуюся в здании жизнь. И ещё есть земля под бывшей школой и вокруг неё, что и является главным мотивом платить зарплату охране. Скоро земля кому-то пригодится (явно не той организации, кому не-когда принадлежал "Кристалл"). Ну, да бог с ними, собственниками, эка невидаль в нашей стране! У нас хозяина правительственного аэропорта найти три года не могут, чтобы если не посадить, то хоть посмотреть на него после терактов, случившихся в Домодедово по халатности персонала. А тут полуразвалины семилетней школы!

Но история этого здания и места этого, носившего на заре двадцатого века название Аля Хови, то есть Нижняя Дача, - стара и замысловата, как объяснения Министра финансов о причине падения курса рубля. Столько там событий и причин - всего и не упомнить и не усвоить. Поэтому напомню всем, кому интересно узнать про историю старой Полянской школы, посредине которой и находится исторический факт пребывания в ней не только отличника Шуйского, но и Иосифа Бродского, знаменитого поэта и Нобелевского лауреата. Жаль, не узнать уже, в котором из классов была спальня этого пионера из младшего отряда. Может, там моя парта стояла, а с кем поведёшься – от того и нобилей наберёшься (шутка!).

На шведском плане Новой Кирки за 1643-й год на том месте, где стоит сегодняшний "Кристалл", показан земельный надел и жилое строение. Место действительно красивое и очень даже завидное. Такие долго не пустуют. Почему сегодня в этом правиле возникло исключение - не совсем понятно.

Где-то на рубеже 19-20-го веков на описываемом участке возникла богатая петербургская дача, а на бугре у шоссе Терийоки - Выборг, что прямо перед окнами этого дома, в низине у озера - вторая. Их так и называли: Аля Хови и Юля Хови. То есть Нижняя и Верхняя дачи. Имена их владельцев затерялись во тьме истории, и сами финны интересовались, нет ли у нас сведений про тех дачников? Может, где и есть, только как их найти, если не знаешь, где и искать?

Судьба распорядилась так, что над этим местом ещё до революции стал витать призрак просвещения, надолго, если не навсегда, вытеснив конкурента от коммунизма. Тот побродил после 1944-го года где-то невдалеке и недолго и потом куда-то в перестройку пропал. Уже никто его и не ищет. А просвещение началось тут с приобретением местными властями дачи Юля Хови и открытия в ней Сельскохозяйственной школы. Кто прочитал рассказ "Три открытки" в газете "Выборг" в начале нынешнего года, тот знает, что это как раз и есть история второй открытки.

Жил ли владелец Аля Хови в ней до 1929-го года, нет ли - история опять умалчивает. Может, вскоре и поведает что-либо по этой теме - есть надежда. Дачка была не так себе, а что надо. Два мезонина, выходящие окнами на дорожку, что шла от шоссе, были застеклены до высоты второго этажа, а со стороны озера Кийск-Ярви имелась огромная веранда с видом на озеро, купальня и пристань для лодок.

А вокруг площадки перед дачей со стороны дороги, были посажены серебристые ивы, достигшие ко времени моей учёбы в обхвате поболее метра каждая. Один из таких "кустов", где из одного корня выходило три метровых ствола в разные стороны, под тяжестью крон стал разваливаться. Поэтому ещё финны стянули каждый ствол стальным обручем, а всю конструкцию скрепили тягами, не дававшими деревьям отломиться у корня под тяжестью кроны и упасть, погребя под собою кого-нибудь. На этой триединой иве все любили позировать, когда в Поляны пришло любительское фото.

Что произошло в 1929-м году - никто не знает, но в один прекрасный день, вернее, утро, вместо всего этого великолепия увидели жители и проезжающие по шоссе одни дымящиеся головешки. Всё сгорело, причём быстро и безвозвратно. Дачный период этого места закончился, и наступила пора просвещения.

За год или чуть больше на месте дачи Аля Хови местные власти построили уже кирпичное здание Школы домохозяек. Такой вид образования в Скандинавии и Финляндии в том числе очень популярен, потому мужчины там всегда ходят с зашитыми дырками в карманах. Потому и с деньгами (в отличие от наших), что дырок в карманах у мужиков нет. Школ таких нет у нас, где учат пуговицы пришивать и дыры штопать, помешивая одновременно щи в кастрюле. Потому там мужики сытые и довольные женой и жизнью, а у нас разводов больше, чем женитьб. Чему и как учили в Сельскохозяйственной и Домохозяйной школах, рассказывать не буду, всё написано в книге "Поляны", что выпущена издательством "Остров", скажу лишь, что перед самой Финской войной в их зданиях финские военные осваивали премудрости военного дела, а при отступлении, как и всё в Уусикиркко, она была факельщиками подожжена, но погорела слабо по причине того, что была кирпичная.

После возвращения в сожженную деревню финны восстанавливали жилой фонд, и до школы домохозяек деревни Уусикиркко дело не дошло. 16 июня 1944-го года в неё вошли советское войска. Удар был нанесён со стороны Каннельярви, и после упорных боев в Уусикиркко пришла Советская власть и продержалась там до середины 90-х.

Если смотреть на две или больше фотографий сразу, то заметны различия в облике здания школы. В 1930-м году всё отопление было печным, потому и труб на крыше полно, и стояли они в каждом учебном помещении и подвале, где была столовая и огромная плита, на которой как раз и учили домохозяек варить щи и печь пирожки. Говорят, вкусные пирожки получались у отличниц Школы домохозяек, а то я тут на Сенной сосиску в тесте попытался съесть, не к ночи будь помянута. Точно не училась нигде та повариха!..

На той плите, кстати, готовил повар Лёша, который жил в Зелёном Холме и ездил на мопеде каждый день на работу. Он делал картофельное пюре и жарил мясо кроликов к ученическим обедам, которые наладила директор школы Фаина Николаевна Попова из того, что вырастили юннаты в пришкольном хозяйстве.

Менялся на фото и парадный вход в школу. При финнах он был застеклён по самую крышу, то есть вся парадная лестница была естест-венно освещена длительное время. В советское время входная дверь стала уже, а остекление частично замуровали кирпичной кладкой. А по осевой линии здания выше свеса крыши сделали треугольный портик, как продолжение выступа, являвшегося крыльцом, хотя на фото с Бродским он ещё отсутствует. Видимо, украсили унылую прямую линию крыши к самому началу первого учебного сезона. А между этажами по фасаду пространство украсили лепниной. Какие-то круги типа лавровых венков, перекрещённых двумя палками.

С левого края здания было крыльцо чёрного входа, но когда оно исчезло, я не помню. За углом школы ставили велосипеды, а потом бежали на уроки как раз через чёрный ход. В подвале, помимо кухни, был ещё спортзал, столовая и мастерская с токарным станком, точилом и двумя столярными верстаками. В мастерской этой преподавал труд Михаил Илларионович Гордеев. Спускались с учебных этажей в подвальный как раз по упомянутой винтовой лестнице чёрного хода.

Сейчас она замурована и пройти по ней нельзя, а раньше можно было добраться от подвала до чердака не попадаясь на глаза учителям. Чем и пользовались индивидуально, коллективно и поголовно ученики-выпускники. Кто покурить-поиграть, а кто и азы натурального общения с противоположным полом осваивал. У нас были "бриллианты" учебного процесса (причём, обоих полов), сидевшие не по одному году в разных классах и возрастом уже как раз подходившие к женитьбе. Так что в глубоком постижении теоремы Пифагора они уже не нуждались, а испытывали необходимость в иных навыках и знаньях.

Труб на крыше школы к её открытию было уже только две. Ещё финны перед самой войной сделали при школе котельную с правой стороны в подвале. Там стояло два котла, один из которых был как раз финским. Потом, уже ближе к перестройке, новые хозяева поменяли отопительное оборудование на отечест-венное. Котлы стоят в подвале и по сей день.

В семидесятых годах при комп-лексной застройке административного центра Полян на месте пилорамы и директорского дома построили комплекс сооружений Полянской средней школы. Это уже пятая по счёту школа на Полянской земле. Туда-то и перебрались учителя и ученики из этого старого здания, рождённого давать людям знания. А прежнее, у стен которого запечатлён Нобелевский лауреат Иосиф Бродский, тихо доживает свой долгий век в забытьи и запустеньи. Всех, кого надо было, школа приютила и выучила, а другие пусть сами образовываются, и мне их жалко почему-то… А теперь уж никогда не заглянет Иосиф Бродский в светлую и красивую Полянскую среднюю школу. Нечего ему там сегодня делать.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев