ИМ ПОВЕЗЛО ВЫЖИТЬ И НЕ СЛОМАТЬСЯ

Одна из болезненных тем нашей недалекой (всего каких-то 75-80 лет назад) истории - политические репрессии, начавшиеся в конце 20-х годов прошлого века. Тогда машина по устранению инакомыслящих, а под шумок и всех неугодных, работала ударно, круглосуточно и повсеместно. В жерновах этой страшной системы гибли тысячи и миллионы людей, другие жили с клеймом "родственник врага народа" или в паническом страхе. С 30 октября 1991 года в стране установлен День памяти жертв политических репрессий. В разные годы по 58-й статье были осуждены писатель Александр Солженицын, актер Георгий Жженов, маршал Василий Блюхер. Спустя десятилетия зачастую ложные обвинения снимались, в большинстве случаев - посмертно, появлялся новый статус "жертва политических репрессий". Под него попали и дети, выросшие в детских домах. Увы, в наши дни в живых осталось немного "жертв" или "пострадавших"... Один из них - Николай Афанасьевич ВАГИН. …Цепкая память восьмилетнего мальчугана запечатлела все детали ночных приходов НКВД-шников за отцом в январе 1942-го, измученного допросами отца и присланную спустя два месяца бумагу "осужден на 10 лет по 58-й статье без права переписки". Это могло означать что угодно, даже расстрел. Но, к счастью, спустя 10 лет они встретились… …Еще в 1938 году семья Вагиных распалась - ветреная жизнь актрисы самодеятельного театра и патриархальные устои мастера экспериментального приборостроительного цеха Стальногорского химкомбината оказались мезальянсом. Младшие дети - пятилетний Коля и восьмилетняя Аня - остались на попечении отца. Афанасий Николаевич в семь утра уходил на работу, в семь вечера возвращался уставшим до изнеможения. Вся его забота о детях выражалась в редких воскресных обедах в кафетерии, да в финансировании. Поневоле повзрослевшая Анна была и хозяйкой в доме, и воспитательницей младшему брату. Когда началась война, Стальногорский химический комбинат (ныне это предприятие Новомосковска Тульской области) продолжал выпускать продукцию стратегического назначения - азотно-туковые удобрения служили основной для взрывчатки. Афанасий Вагин, как ценный специалист, изобретатель и руководитель подразделения был оставлен на своем посту. Тем временем другая часть активов предприятия была отправлена в эвакуацию. При наступлении фашистов в декабре 1941-го в тыл двинулся и горком партии с оставшимися руководителями городских структур. Простуженный во время ударной отправки оборудования Афанасий Николаевич остался дома прикованным к постели. В последний момент его вывезли подпольщики. Оккупация подмосковья и северной части Тульской области длилась около месяца. Когда пришли свои, на Афанасия Вагина поступил донос, дескать он не больной лежал, а притворялся в ожидании немцев, чтоб посотрудничать с ними. И завертелось… Что могли понимать дети во взрослых жестоких играх? Им важно было только одно - не попасть в детский приемник, это словосочетание вселяло в них ужас. Они попрошайничали, ловко избегали этого страшного места, летом в деревнях маленьких бродяжек подкармливали молоком и картошкой. Но к холодам все же попались. После изолятора с помывкой и скудной кормежкой группу детей из 25 человек под руководством двух вчерашних 10-классниц отправили пешком за 30 километров в Ясную Поляну; в усадьбе их великого земляка Льва Толстого уже был детский приют, но такое количество новоселов оказалось избыточным. После ночевки на сеновале новый марш-бросок в Тулу. Там детей переодели подобротнее и отправили в поселок Желыбино. Кстати, Желыбинский дом- интернат действует и теперь. В 1996 году Николай Афанасьевич с супругой приезжали сюда на юбилей. Немногочисленные выпускники военных лет вспоминали, как в 45-м к ним приходил (именно пешком за 3 километра от станции Ревякино) всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин. …Школа при детском доме, с 14 лет ремесленное училище, параллельно практика на отцовском химкомбинате… и везде он "сын врага народа". Настойчивость и упорство старшей сестры, опекавшей Николая, да доброе отношение бывших отцовских подчиненных, так и не поверивших в низменные намерения Афанасия Николаевича, здорово помогли парню на этом трудном этапе. В начале 50-х нашлась мать; сразу после освобождения Выборгского района в 1944-м она была направлена на восста- новление народного хозяйства в Энсо (ныне Светогорск). Росший большую часть сознательной жизни без родительской ласки Николай мигом решил все формальности с увольнением без отработок и других обязательств и примчался к ней на ПМЖ. "Мать меня никогда не любила", - спустя столько лет с грустью вспоминает Николай Афанасьевич. Но на фоне ее наличия в принципе прохладное отношение было не самым печальным обстоятельством. Зимой 1952-го дал о себе знать отец. В последние годы его заключения строгости с запретом переписки уже были отменены, и Афанасий Николаевич был в курсе, как сложилась жизнь его младшеньких. Ему разрешили поселиться в Горьковской области неподалеку от места отбывания лагерей. За разговорами в один из вечеров сын посоветовал отцу написать сменившему Калинина на посту председателя президиума Верховного Совета СССР Николаю Швернику. До ареста они были хорошо знакомы по работе: у постели больного Афанасия Вагина в 41-м Шверник, ответственный за эвакуацию стратегических производств, не раз устраивал штаб по эвакуации комбината. Николай Михайлович не ответил, лишь пришла повестка явиться в Горьковский обком партии. Там бывшему изобретателю дали направление на крупнейшее в стране автопредприятие Горьковский автозавод (ГАЗ) и подъемные. Однако, Афанасий Николаевич отказался от таких неожиданных преференций, взял направление на работу поскромнее - в районную МТС (машино-тракторную станцию). Отец обзавелся новой семьей и ребенком. Но с Николаем они все-таки продолжали наверстывать отнятые лагерями годы отеческо-сыновней любви. Считает ли Николай Вагин отца и себя жертвами политических репрессий? Конечно, да. Но это была система. Им повезло выжить и не сломаться… Николай Афанасьевич бережно хранит карандашный портрет отца руки сотоварища по лагерю, свою детдомовскую характеристику и аттестат из ремесленного. Пожелтевшие потертые бумаги заботливо подклеены и сложены в аккуратную папочку в хронологическом порядке. А вот документ посвежее на бумаге с небольшой желтизной, датированный 1992 годом - справка о прекращении дела в отношении отца. Между судом и реабилитацией - долгие полвека. - После возвращения отца из лагеря мы продолжали оставаться семьей, постарались компенсировать дефицит общения и внимания за те страшные десять лет. Отец дожил до семидесяти пяти лет счастливым человеком: любящая жена, пятеро детей, внуки, правнуки. И хотя судьба заставила нас скитаться по детским домам и выживать на грани возможного, теперь уже ничего нельзя изменить и пережить жизнь заново. Сегодня у меня все есть: моя дорогая супруга Евгения Михайловна, дети, внуки, правнуки, хорошая квартира и пенсия, - философски подытоживает Николай Афанасьевич. P.S. По информации председателя районного комитета социальной защиты населения Натальи БЕЛЕНОВОЙ, сегодня в Выборгском районе проживает 312 граждан, признанных пострадавшими от политических репрессий. Около ста из них получают меры социальной поддержки, предусмотренные для данной категории граждан. Остальные переведены в статус федеральных льготников и получают более выгодные в денежном выражении меры соцподдержки как инвалиды по общему заболеванию. Традиционно в социальных центрах "Выборг" и "Добро пожаловать" ко Дню памяти жертв политических репрессий проводятся мероприятия для посетителей зрелого возраста и детей.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев