И БЛОКАДНИЦА, И ФРОНТОВИЧКА

И БЛОКАДНИЦА, И ФРОНТОВИЧКА
И БЛОКАДНИЦА, И ФРОНТОВИЧКА И БЛОКАДНИЦА, И ФРОНТОВИЧКА

Зоя Фёдоровна МАРУХИНА в свои 92 года очень тщательно готовится к празднованию Дня победы. Уже сходила к доктору, чтобы подправить здоровье. А как же, говорит, на Красной площади 9 мая надо быть обязательно!

По Ладожскому льду

Она родилась в нынешней Вологодской области, в той её части, которая до войны была Ленинградской. В 1936 году семья переехала в Ленинград. Жили на Большой Охте. Старшая сестра и родители устроились на завод, Зоя к началу войны закончила 10 классов, младшая сестренка – только первый.

Отец трудился на заводе авиационного приборостроения, поэтому с началом войны он вместе с предприятием был эвакуирован в Нижний Тагил. Предпоследнее письмо оттуда мать получила в ответ на своё, в котором сообщала, что Зою взяли на фронт. Тогда муж её утешал: вся страна переносит тяготы, что поделать – война… В последнем письме глава семьи сообщал, что заболел и его должны отпустить. Больше вестей не было…

После окончания десятилетки Зоя пошла учиться на фармацевта. Но первое же занятие в анатомическом театре закончилось обмороком. Началась война. Подружка позвала табельщицей на завод. Зоя собирала номерки, которые рабочие при входе бросали в специальный ящик, отмечала им смену. Со временем номерков приносили всё меньше – люди начали умирать.

Ленинградцев посылали на рытьё окопов в Тайцы, Пудость. Работали там после смены. Однажды Зоя с мамой встретились на окопах, хотя обе работали на разных предприятиях. К тому времени на брошенных огородах созрела, к счастью, картошка… А немцы уже подступили к корпусам Кировского завода…

Зоя Фёдоровна вспоминает, как ходила за хлебом:

– И спать-то не хотелось. Утром бы пораньше встать, да поскорее получить свою норму. Однажды парень с нами в очереди стоял. Глаза безумные. Выхватил хлеб у какой-то женщины. Очередь кинулась его бить.

Эвакуировались они в апреле 1942-го по последнему льду Ладоги. Кое-как добрались в теплушках на свою деревенскую родину в Вологодскую область. А там объявили очередную мобилизацию. 

Фронтовыми дорогами

Тогда-то Зоя как будущий медик и оказалась на фронте. Косу ниже пояса, конечно, пришлось остричь. Направили под Шлиссельбург; служила при полевом госпитале, помогала оказывать помощь раненым и заботиться о них. 

– Потом я заболела. Надо было много стирать, чтобы не мерзнуть, мы наливали тёплую воду в резиновые сапоги, когда вода остывала – меняли. Видимо, тогда и застудилась. Как свалилась, меня поместили в палатку, где лежали раненые, отгородили простынёй…

После болезни отпустили в Ленинград на побывку к родственникам. Поехала с другими девушками на перекладных. Остановилась попутка, гружённая боеприпасами. Бесстрашная молодёжь взобралась на ящики со снарядами; на крутом подъёме машина вдруг покатилась назад – прыгали врассыпную…

С госпиталем продвигались через разоренную псковщину, стояли в Эстонии, Риге. В 1944-м Зоя получила медаль «За оборону Ленинграда». Сразу сфотографировалась и отправила карточку «мамочке и сестрёнке Клавочке на память». Войну закончила в Праге.

– Мы ещё спали. Утром рано солдаты прибежали, кричат: девчонки, девчонки!.. И плачут, и песни поют, и подушками кидаются… 

Мирная жизнь по военным порядкам

Демобилизовали медиков не сразу, только в 1946 году. Госпиталь стоял тогда под Псковом. Там же со своей войсковой частью находился Иван Марухин; он был призван в армию ещё до войны, прошел фронтовыми дорогами до самой Победы. Познакомилась с ним случайно: подружка позвала на вечер в честь Дня советской армии в дом офицеров. Там Иван как сел рядом с ней, так на всю жизнь и остался рядом. 

Приехал просить руки и сердца у матери своей избранницы в деревню. В 1947-м поженились, через год родился первенец Сашенька, еще через пять лет – дочь Наташа. Пришлось помотаться вслед за мужем-офицером по стране и за её пределами, сменили восемь мест службы. 

Сохранилась забавная фотокарточка, сделанная во время службы в Германии. На ней пятилетняя Наташа запечатлена с мальчиком, который сам себя именовал не иначе, как «жених Дмитрий».

Зоя Фёдоровна бережно хранит «Наташины пятёрки» – несколько школьных табелей за разные годы. Есть в семейном архиве и несколько собственных «пятёрок» за курсы кройки и шитья, машинной вышивки. Между прочим, образцов машинной вышивки у Зои Фёдоровны – целый альбом. Их дом, вспоминает она, всегда был украшен вышитыми портьерами, скатертями, салфеточками. Да и сама Зоя всегда одевалась оригинально.

Демобилизовались. Выборгскую квартиру получили в 1966-м. (Недавно делали ремонт и обнаружили в прихожей надпись на кирпичной кладке: «1965. Несчастные, ваш дом строил пьяница Мельников». Видимо, с юмором был строитель.) Зоя Фёдоровна устроилась в бытпромкомбинат, в ее подчинении было полсотни дворников, охранников автостоянок и других работников. Потом перешла на Выборгский судостроительный в лабораторию на очистных сооружениях, где проработала более четверти века.

Уже два десятка лет на заслуженном отдыхе. Но и сейчас дел хватает: дача и квартира – в образцовом порядке. Ну а хлопоты в преддверии Дня Победы – только в радость!

Елена СТЕПАНОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев