ГУСТАВ ЮХАН НИКЛАНДЕР. ПЕРВЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ИНСПЕКТОР ВЫБОРГА

ГУСТАВ ЮХАН НИКЛАНДЕР. ПЕРВЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ИНСПЕКТОР ВЫБОРГА
ГУСТАВ ЮХАН НИКЛАНДЕР. ПЕРВЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ИНСПЕКТОР ВЫБОРГА ГУСТАВ ЮХАН НИКЛАНДЕР. ПЕРВЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ИНСПЕКТОР ВЫБОРГА
"Талантливый человек талантлив во всем", - гласит пословица; незаурядность и "пассионарность" двигают его вперед, и за что бы он ни взялся, все выходит позитивно и продуктивно, запоминается надолго и остается на века. А человек, относящийся к "природной" касте, умеющий видеть вокруг себя красоту природы и умеющий эту красоту воссоздавать собственными руками, чем бы он ни занимался по своей основной профессии, - особый редкостный случай.

Жизнь Густава Юхана Никландера напрямую связана с городом Выборгом и железной дорогой; профессия железнодорожного инспектора стала для него основной, с его именем связана история строительства Финляндской железной дороги. Скудные биографические сведения повествуют о том, что Густав Юхан родился в 1839 году в Мянтеяле в семье священника. В 1855 году, в возрасте 16 лет, он поступил на философский факультет Гельсинг-форского Университета с посещением лекций математическо-естественно-научного факультета, но по состоянию здоровья был вынужден сделать перерыв в обучении, Далее его судьба была наполнена путешествиями по Европе и Северной Африке. После трехлетнего путешествия Никландер возвращается на родину и заканчивает курс в Университете. В 1866 году он женится на Сельме Вильгельмине Моландер, дочери надворного советника из Або (Турку). И тут через его судьбу пролегла железная дорога, которая и привела его в Выборг и на остров Мюллюсаари.

Вторая половина XIX во всей Европе стала эпохой технической революции. Строительство Финлян-дской железной дороги непосредственно было связано с промышленным подъёмом в столице империи. В 1867 году по протекции генерал-губернатора Великого княжества Финляндского граф Н.В. Адлерберг, русский император Александра II отдал окончательное распоряжение о начале строительства железной дороги "Рийхимяки – Петербург" (Рийхимяки – транспортный узел в 70 км к югу от Хельсинки-Гельсинг-форса).

Финскому правительству предписывалось вести все работы по строительству и дальнейшую эксплуатацию дороги, на эти цели был выделен кредит в 10 миллионов рублей. Строительство началось 3 января 1868 года; для этого было создано специальное конструкторское бюро, где и начал свою трудовую деятельность в качестве "специалиста" Густав Никландер. Проект по тем временам был грандиозным, число строителей доходило временами до 12000, рядом с дорогой было построено 14 больниц и много продуктовых лавок, не считая зданий 31 железнодорожной станции.

Построенная по военным и экономическим соображениям очень быстро (особое «ускорение» строительству придал тот факт, что в 1866-68 годах в Финляндии случился небывалый голод и эпидемия брюшного тифа), железная дорога протяженностью в 371 километр пролегла к северу от побережья Финского залива.

Строительство путей по заболоченным участкам, возведение мостов, особенно стального моста через реку Кюми и разводного моста в Выборге, требовало применения самой современной строительной техники, что дало значительный импульс развитию машиностроения в Финляндии. Компании "Сименс" и "Халске" построили вдоль дороги телеграфные линии.

Полностью железная дорога была открыта для движения 11-го сентября 1870 года, Торжественное открытие, на котором присутствовал генерал-губернатор, состоялось уже 13 февраля на Финляндском вокзале в Петербурге, когда было завершено строительство участка Петербург-Выборг.

.В состав конструкторского бюро также входили только финские инженеры, - их было более восьмидесяти. Деревянное здание вокзала в Выборге проектировал молодой архитектор Кнут Нюландер, оно отличалось изяществом и незаурядным архитектурным стилем. Срубы зданий обшивали и красили обычно в желтый цвет; железнодорожные будки и другие подсобные постройки – в красный. У железнодорожных станций был лозунг: "Просто, но чисто и удобно".

Выборгский вокзал построили в местечке Ревонхянтя (в переводе "Лисий хвост"), на берегу залива. Расходы на закладку фундамента были значительными, так как стройку разбили на размываемой почве. В остальном вокзал был относительно простым зданием, хотя и богато украшенным резными элементами. Особенностью были маленькие поперечные балкончики - в здании вокзала жили работники железной дороги. Через 20 лет после открытия, Выборгская железнодорожная станция оказалась на третьем месте в Российской империи, по количеству отправленных и полученных грузов уступала только Петербургу и Гельсингфорсу. Сама станция преображалась год от года – обогащалась новыми службами и передовыми технологиями, самостоятельно занималась крупным ремонтом локомотивного хозяйства. Выборгское паровозное депо стало крупнейшим в Северной Европе.

После завершения строительства станции оставшийся на проживание в Выборге Густав Никландер был назначен ее инспектором. В приказе Управления Путей сообщения от 26 октября 1872 г. его должность звучала так: "ординарный инспектор станции". Приведя в порядок основные виды деятельности, касающиеся движения поездов и вспомогательных структур, обеспечивающих движение и сферу услуг, он получил возможность проявить другую грань своего таланта – садовника и естествоиспытателя, и взялся за оформление пристанционной территории зелеными насаждениями. Непосредственное высшее начальство – государственный советник Георг Адольф Стремберг, директор департамента дорожного движения,– был весьма впечатлен произошедшими изменениями и поручил Никландеру озеленить и другие крупные станции, Густав Никландер сам проектировал привокзальные парки и скверы, а исходные материалы выписывал из Швеции и Германии, Вскоре Стремберг ввел в штатное расписание должность садовника, и при железной дороге была создана даже собственная "плантация". Эта традиция сохранилась и по сей день (видимо, только на территории Финляндии), в создании этой несом-ненно полезной традиции – заслуга Никландера. Парк при вокзале стал неотъемлемой частью планировки территории. Парки стали разбивать при каждой, даже маленькой железнодорожной станции, что являлось новинкой даже в европейской практике. Пристанционные садики стали первыми общественными парками в Финляндии. Во всех были примерно одни и те же одинаково высаженные виды растений. Из хвойных видов деревьев чаще всего использовали пихты, они были высокими, и по ним сразу можно было определить расположение вокзала. Так же часто высаживали живые изгороди, деревья и кустарники стригли в форме шара. Специально для железнодорожных вокзалов вывели особый вид декоративных яблонь. Частью композиции многих парков была сирень.

В 1898 г. Густав Юхан Никландер получил повышение по службе - пост "директора движения"- и ему с семьей пришлось переехать в Хельсинки. Никландер был человеком разносторонних интересов: занимался музыкой (играл на скрипке), сочинял стихи и романсы. В конце жизни он поселился в Киркконуме (в 130 км от Хельсинки), где и продолжал заниматься своими любимыми увлечениями, в которых садоводству и цветоводству отводилось особое почетное место.

Летом нынешнего года на вокзале в Хельсинки, прямо на перронах, как оказалось, в очередной раз проходила выставка садово-паркового искусства "Чудесный сад", были выставлены крупномерные растения в кадках, цветочные контейнеры различных форм, и, как гласила аннотация, планировался даже конкурс ландшафтных проектов, Глаз радовало буйство красок и разнообразие цветов, невольно возникла мысль, что традиция необычного совмещения железной дороги и садово-паркового искусства связана с именем Никландера и продолжается до сих пор.


В ТЕМУ: "ПИХТЫ БЫЛИ ВЫСОКИМИ, ПО НИМ СРАЗУ МОЖНО БЫЛО ОПРЕДЕЛИТЬ РАСПОЛОЖЕНИЕ ВОКЗАЛА"

Пихта бальзамическая - Abies balsamea - известна в культуре европейского озеленении с 1678 года, происхождение - Северная Америка, издавна признается "аристократом" сада и активно используется в западноевропейском парковом искусстве. Саженцы пихты бальзамической можно использовать повсеместно, - за счет стройной величественной кроны и блестящей хвои эти деревья выглядят очень торжественно и благородно.

Это дерево великолепно смотрится в одиночных посадках, а также в группах. Особенно часто пихту бальзамическую используют для создания ярких доминант на переднем плане ландшафтной группы, а также для формирования особой, романтической атмосферы в парке. Нижние ветви, будучи прикрыты дерном, легко укореняются, при этом молодые деревца, вырастающие вокруг материнского растения, создают очень эффектную группу. Очень эффектна - с молодыми темно-фиолетовыми шишечками, растущими вверх. За счет плотно примыкающей хвои посадки этих деревьев эффективно снижают уровень шума, в западноевропейском ландшафтном дизайне их часто можно увидеть в качестве живых изгородей. В аллейных и комбинированных посадках пихта прекрасно гармонируют с лиственными культурами (кленами, березами); хвойными (елями, соснами, лиственницами) и различными кустарниками.

Следует учитывать, что пихта бальзамическая болезненно переносит пересадки и прямое воздействие солнечных лучей; эти деревья лучше высаживать в зонах, защищенных от ветра. Что очень важно, бальзамическая пихта может высаживаться на территориях, отличающихся загазованностью воздуха.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев