БОЕВОЙ ПУТЬ ТИМОФЕЯ КУНАЕВА

22 июня 1941 года 19-летний учитель физики и биологии Тимофей Кунаев отправился на сессию в Смоленский педагогический институт. В дороге узнал, что началась война…

Как-то дочь Тимофея Викторовича Кунаева, хорошо известного в Выборге педагога и фронтовика, попросила его написать воспоминания о боевом пути, начавшемся в первые же дни войны.

- Повестку о призыве в армию папа получил 13 июля, - рассказывает Нина КУНАЕВА. - Как он пишет, в лесном массиве Андреевского района Смоленской области было собрано около десяти тысяч призывников с высшим, неполным высшим и средним образованием, которые в конце июля были перевезены в полевой лагерь учебного батальона. В ночь на 1 октября все они были подняты по тревоге (наступали немцы) и отправились пешим ходом на восток. Через месяц, преодолев тысячу километров, прибыли во Владимир, где и были зачислены в пехотное училище. Двухгодичный курс солдаты прошли всего за шесть месяцев, по окончании выпускникам было присвоено звание младшего лейтенанта.

Вместе с четырьмя своими товарищами отец был направлен в формирующуюся 32 стрелковую дивизию, получил назначение на должность командира взвода противотанковых ружей. Вскоре дивизия была направлена под Наро-Фоминск а, затем пешком по бездорожью - на передний край
.

"Дивизия обороняла ответственный участок фронта, - пишет в своих мемуарах Тимофей Викторович, - практически блокированный: топкая местность затрудняла доставку продовольствия, бойцы получали только сухой паёк. Удавалось варить похлебку из грибов, которые собирали во время затишья. Снабжение наладилось только с наступлением зимы. В конце декабря дивизия была спешно переброшена под Великие Луки. Там наши войска блокировали немецкий корпус, сдерживали наступление немцев на Ленинград. В январе 43-го начались ожесточённые бои, за пять дней взвод понёс страшные потери: из 32 человек на позиции осталось трое…"

- В своих рассказах о войне папа часто упоминал фамилии двух туляков - Мартынова и Подшибякина. Это солдаты, которые погибли от прямого попадания снаряда на его глазах…

Взвод перестал существовать, а из прибывшего пополнения был сформирован новый, стрелковый. 14 января началось контрнаступление. 29 января, отбивая атаки немцев, лейтенант Кунаев получил осколочное ранение в шею и был отправлен в медсанбат, а затем на операцию в госпиталь. Через два месяца вернулся в свой полк, был назначен заместителем командира роты. Вскоре получил звание старшего лейтенанта и новое назначение – заместитель командира штрафной роты. "На эту должность назначались, как правило, молодые командиры с боевым опытом, - читаем в воспоминаниях Кунаева. - Ещё, вероятно, сыграла роль и профессия учителя: быть в постоянном контакте с этими сложными людьми - дело трудное".

Примерно через полтора месяца был получен приказ провести разведку боем… Рота тогда потеряла около трети состава, была расформирована, а всех выживших штрафников реабилитировали и направили воевать дальше.

- Папе было поручено сформировать новую роту из бывших штрафников и вновь прибывших солдат. А дальше дивизия была направлена на Смоленское направление, в район Духов-щины, на папину Родину. В сентябре - новое наступление, в котором им пришлось брать сильно укрепленный Дом инвалидов. Задачу выполнили, но отец был тяжело ранен осколками разорвавшейся мины.

В себя пришёл только в медсанбате. Через два дня обнаружил, что пропали все личные документы. В это время в медсанбате побывал командир дивизии, сделал обход всех раненых. Услышав фамилию Кунаева, уточнил, не он ли брал Дом инвалидов? И отдал распоряжение представить отца к ордену Красного Знамени
.

Началась бомбёжка, эвакуировался госпиталь в спешном порядке, по бездорожью, от такой дороги состояние раненых ухудшилось.

- Папа не любил вспоминать ранения и своё пребывание в госпитале. Но мне запомнилось, как он рассказывал: когда откачивали из лёгкого жидкость, задыхался, не мог сидеть… А когда влили пол-литра донорской крови, стало немного легче. Вернулась возможность дышать, значит - жить… Вообще операция по извлечению осколка из лёгкого в военных условиях предполагала удаление лёгкого. Но отец от операции категорически отказался. Спустя месяц был признан ограниченно годным к дальнейшей службе и направлен в Новосибирский госпиталь для долечивания. Однако вместо этого Тимофей Викторович отправился в свою дивизию искать документы (нашлись в сейфе штаба полка). Заодно навестил и родственников. Все дома в деревне Загорье сгорели, родители ютились в уцелевшей бане. Они глазам своим не поверили, что их сын живой. Оказывается, родителям уже сообщили о его гибели (нет документов - нет человека).

С восстановлением наградных документов получилось вот что: папа, зная, что должен следовать в Новосибирск, а для вручения ордена Красного Знамени требуется распоряжение Президиума Верховного Совета СССР, предложил: пусть ему вручат орден Красной Звезды, что было в компетенции командира дивизии
.

На лечение времени почти не осталось, и Тимофей Кунаев попросил оставить его в своём полку для продолжения службы. Его назначили заместителем командира пулемётной роты. Раненое лёгкое доставляло ему много страданий и, видя тяжёлое состояние своего заместителя, командир дивизии откомандировал его в штаб армии, откуда Тимофей Викторович был направлен в госпиталь на должность заместителя начальника медицинского отделения по строевой части. Здесь в апреле 1944 года он впервые увидел хирургическую сестру Любу Судакову, свою будущую спутницу жизни.

Вместе с войсками госпиталь продвигался на запад в составе третьего Белорусского фронта (33 армия участвовала в освобождении Белоруссии, Литвы, Кёнигсберга). В селении Гросс-Фричинен для капитана Кунаева закончилась война с Германией.

…Первого июля госпиталь эшелоном отправили на восток, но не в родные края, а через всю страну на Забайкальский фронт. В августе Советский Союз объявил войну Японии, и госпиталь вслед за наступающими войсками прибыл в Порт-Артур. Вскоре Квантунская армия была полностью разгромлена, и 3 сентября война с Японией закончилась. Но служба в госпитале продолжалась. А 26 декабря 1945 года в Дайрене в Консульстве СССР был зарегистрирован брак Тимофея Викторовича и Любови Семёновны Кунаевых. В августе 1946 года началась демобилизация специалистов народного хозяйства. В самом конце декабря молодая семья отправилась в путь: пароходом до Владивостока, по железной дороге – до Ленинграда и 1 февраля 1947 года прибыла в Выборг.

- Папа часто говорил, что во время войны была жизнь: дети учились, взрослые работали; люди дружили, любили, только чувства были ярче…
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев