«БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ

«БЛИЖНИЙ КРУГ»  ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ
«БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ «БЛИЖНИЙ КРУГ» ЛЮДВИГА ГЕНРИХА НИКОЛАИ

Семен Романович Воронцов до сих пор считается одним из наиболее выдающихся и последовательных русских дипломатов, ведь более тридцати лет своей жизни он прослужил в качестве чрезвычайного посла и полномочного министра в Лондоне.

«Навечно непоколебимая верность»

Младший из братьев Воронцовых родился 15 июня 1744 года; девятилетним мальчиком он уже входил в число пажей императрицы Елизаветы, а в 18-летнем возрасте совершил продолжительную поездку по России, – видел много губерний, заезжал на уральские заводы своего отца. (В дальнейшем, живя в Англии и сравнивая её порядки с тогдашними условиями жизни в России, он с тяжелым чувством вспоминал о своей неустроенной и печальной родине). 

По возвращении из длительной поездки он добивается назначения поручиком в Преображенский полк, но 28 июня 1762 года, собравшись на прием к императору Петру Федоровичу в Ораниенбаум, вдруг узнает о происходящих в городе событиях, – очередном дворцовом перевороте. Юный Семен Воронцов пожелал остаться верным императору, но его отвага не задержала рокового хода событий. После двухнедельного ареста вступившая на престол Екатерина II возвращает ему шпагу и приказывает продолжать службу. Но дядя, могущественный канцлер Михаил Илларионович, решает «от греха подальше» отправить любимого, но весьма пылкого племянника за границу – послужить при венском посольском дворе у своего друга, князя Дмитрия Голицына. Именно тогда и состоялась судьбоносная встреча Семена Воронцова и Людвига Генриха Николаи, служившего к тому времени у Д.М. Голицына секретарем. Схожие интересы, увлечения философскими, литературными течениями и художественным творчеством скрепили эту дружбу. Однако, послужив некоторое время в Вене, а затем совершив большое путешествие по Европе, в 1765 году Семен Воронцов вместе с дядей возвращается в Петербург.

С этого времени Семен Воронцов вновь продолжает службу в армии, так как глубоко убежден, что это его истинное призвание, и, участвуя в военных действиях против Турции, проявляет себя талантливым командиром и заботливым воспитателем своих подчиненных. В особенности молодой Воронцов отличился в битве при Кагуле, за что был награжден Георгиевским крестом. Интересный факт: Любовь Семена Воронцова к чтению сказывалась даже при неудобствах лагерной жизни: он постоянно просил о присылке ему книг. Однако по окончании военных действий герой сражений был вынужден оставить службу в армии: Екатерина II призвала его на дипломатическое поприще. Нужно заметить, что Семен Романович Воронцов о дипломатической карьере не мечтал, к ней особо не стремился и вначале воспротивился новому назначению, но поддался уговорам дяди и старшего брата, обещавшим новоявленному дипломату всяческую поддержку. Недолгое пребывание полномочным министром в Венеции и смерть горячо любимой жены, Екатерины Сенявиной, оставившей ему двоих малолетних детей – Михаила и Екатерину – побуждают его сменить место службы, и с 1784 годаначинается весьма длительная (тридцатилетняя!) дипломатическая деятельность С.Р. Воронцова в Лондоне, где он зарекомендовал себя умелым политиком и настоящим патриотом России.

При восшествии на престол императора Павла I (1797 г.) Семену Романовичу была пожалована одна из высших российских наград – Андреевская лента – и присвоен графский титул Российской империи. Кроме того, российскому послу были подарены имения в Финляндии, а дочь получила звание фрейлины императрицы. Затем и сын Семена Романовича, 16-летний Михаил, по просьбе отца был отчислен из списков гвардии и напрямую, помимо звания камерюнкера, пожалован в камергеры с оставлением при отце для занятий в посольстве. Нужно отметить, что немалую роль в этих назначениях сыграл Людвиг Генрих Николаи, «протежируя» детей Воронцова (в основном через Марию Федоровну) на придворном поприще. В свою очередь нескончаемыми были просьбы императрицы о присылке в Петербург «различных английских материй» – бархата, атласа, кисеи, качественного сукна, а также почтовой бумаги, и даже «цветного песку». Как говорится, услуга за услугу…

И вот еще весьма интересный факт: именно Семен Романович Воронцов стал посредником в деле бракосочетания брата Марии Федоровны (того самого Фридриха Вильгельма Карла Вюртембергского, второго владельца Монрепо и бывшего Выборгского генерал-губернатора), который стал впоследствии (за свою услужливость Наполеону) королем Вюртембергским и женился вторым браком на дочери английского короля Георга III.

«Почитаю вас как второго отца своего…»

Обладая «обаятельным добродушием», импонирующей внешностью, разносторонней образованностью, граф Семен Романович Воронцов вскоре совершенно акклиматизировался в Англии, изучил быт и традиции, завел многочисленные знакомства. Но, глубоко уважая эту страну, её успехи в области экономики и научного прогресса, он высоко держал знамя интересов своей родины и не раз оказывал ей услуги в то богатое различными военными столкновениями время. Дипломатическая служба С.Р. Воронцова в Англии пришлась на судьбоносный для всей Европы период, когда сложилась сложнейшая англо-франко-русская комбинация, значительно усложнявшаяся непредсказуемым поведением Павла I. Именно в это время, на рубеже XVIII-XIX вв., в Лондон прибываетзакончивший Эрлангенский университет в Германии молодой дипломат Пауль Николаи, сын Людвига Генриха. Из письма Л.Г. Николаи С.Р. Воронцову: «Вы пишете, господин граф, что почтете за удовольствие, если сын мой прибудет в Англию, покуда Вы всё еще будете в должности. Я весьма доволен своим сыном. Он силен духом и при этом скромен, а манеру его поведения можно скорее назвать английской» (24 июня 1796 г.).

Так юный Пауль оказался под началом отцовского друга, сначала – в качестве секретаря российской миссии, а с 1804 г. – советника российского посольства в Лондоне.  В начале 1808 года Пауль Николаи даже был шафером со стороны невесты на свадьбе дочери Воронцова Екатерины (1783-1856) и английского аристократа лорда Джорджа Герберта, графа Пемброка (1759-1827). Екатерина Семеновна и ее супруг жили впоследствии в родовом имении Пемброков Уилтон-Хаусе, великолепном произведении садово-паркового искусства (именно там снимался фильм «Гордость и предубеждение»), до сих пор принадлежащем этой семье. В библиотеке имения Монрепо даже хранилось несколько книг из собрания Уилтон-Хауса. Очевидно, что их читателем был Пауль Николаи, часто бывавший у Пемброков в гостях. Но еще до своего замужества Екатерина Воронцова, в обществе своего дяди Александра Романовича, посетила Монрепо и даже купалась в заливе (1803 г.). После этого визита Людвиг Генрих Николаи отправил братьям Воронцовым первые экземпляры только что отпечатанного плана парка Монрепо.

Пауль Николаи в одном из своих писем к Семену Романовичу неслучайно написал, что привык относиться к нему как к своему второму отцу: их отношения были не только и не столько служебными, сколько дружескими и родственными, ведь он жил в их доме на правах члена семьи. Из письма Пауля Николаи С.Р. Воронцову (06 июня 1810 г.): «… я с радостью прошу вашего благословления на свой будущий брак с юной принцессой де Брольи.  Я глубоко убежден, что вы с теплым участием примете мою просьбу и впредь будете разделять ту доброту и нежность, которой ранее вы меня одаривали, между моей будущей женой и мной».

 

Надежда РАССАХАТСКАЯ,

старший научный сотрудник ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

(продолжение следует)

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев