22 ЧАСА ИЗ ЖИЗНИ ТАМАРЫ МАРКОВОЙ

22 ЧАСА  ИЗ ЖИЗНИ ТАМАРЫ МАРКОВОЙ
22 ЧАСА ИЗ ЖИЗНИ ТАМАРЫ МАРКОВОЙ 22 ЧАСА ИЗ ЖИЗНИ ТАМАРЫ МАРКОВОЙ
Первый блок-пост сразу же за городом: дорога, перегороженная бетонными блоками и мешками с песком, с узким проездом, поодаль врытый в землю танк, жёлто-голубые флаги Украины и красно-чёрные - УПА, звучит гимн, автоматчики в чёрном с чёрными же масками едят шашлыки, пьют кофе, гогочут…

Дверь автобуса открыта, под дулами направленного на них оружия дети и женщины беззвучно плачут. Среди пассажиров подросток-инвалид, на вид – призывного возраста. Его жестом вызывают из автобуса, а водитель вслед вполголоса: "Только паспорт им в руки не давай". Обошлось. И так по нескольку часов на каждом из четырёх блок-постов. Перед последним водитель велел всем приложить к окнам иконы. Никто не предупреждал, что в дорогу надо взять их с собой, но у каждой из женщин был при себе образ Богородицы…

Не доезжая метров пятьсот до границы, водитель обернулся: "Если что - я открываю двери, а вы хватайте детей и бегите". "Если что" - это провокация и обстрел. И тут уж добежишь или нет – как повезет.. К счастью, и эту часть пути преодолели благополучно. Украинские пограничники несколько часов тщательно досматривали автобус с беженцами. Выходить нельзя, дети плачут, невероятная нервозность, духота и теснота: одна из мам усадила на краешек сиденья рядом с собой ребёнка, еще двое на коленях. Российскую границу тоже проходили долго, но измученные всеми предыдущими испытаниями люди были уже почти апатичны, по крайней мере, нервы не были так натянуты, как в ожидании обстрела на покидаемой родине. Отъехав по российской территории пару километров от пограничного перехода, водитель перекрестился: "Ну, всё, бабы, я вас довёз!", - а до Москвы еще 800 километров. Все высыпали из автобуса – надо было перевести дух, размяться, дать подвигаться детям. А за несколько месяцев до этого Тамара Маркова, прожившая 45 лет в Рубежном, всю сознательную жизнь проработавшая на местном химическом предприятии (на вредном, между прочим, производстве), наблюдая, как жизнь вокруг становится всё хуже и хуже, традиционно по-русски надеялась, что скоро всё наладится. Но вот на соседней улице на ходу упала женщина – думали, сердечный приступ, а стали поднимать - пулевое отверстие в груди. И вести о подобных происшествиях приходили отовсюду. От взрывов по 9-этажному дому пошли трещины. Ждать больше было нечего. Но путь в Крым оказался перекрыт, из Красного Лимана на Харьков уехать не удалось – новенький красивейший железнодорожный вокзал лежал в руинах. Дворцы спорта, объекты социальной значимости, аэропорт – все разрушено, кругом - сожженные машины. Случайно узнала: то ли Красный Крест организует эвакуацию автобусами, то ли это гуманитарный коридор?.. Пошла почти наудачу к отправлению автобуса. Сейчас механизм обустройства беженцев в Ленинградской области и Выборгском районе постепенно отлаживается. Когда Тамара Петровна по приезду обратилась в органы УФМС, Пенсионный фонд, социальную защиту, ей сообщили: вы первая. Её порадовало участие и готовность помочь, хотя на момент её обращения регламента взаимодействия с гражданами, оказавшимися в подобном положении, еще не было. Через несколько дней после первого визита в официальные структуры её пригласил начальник Управления безопасности районной администрации Андрей НИКИТИН и помог, дав поручение местной администрации, с трудоустройством. В скором времени в органах ФМС Северной столицы, куда Тамара Маркова привезла необходимые документы, ожидается принятие решения о её статусе. Оказавшись в мирном Каменногорске, Тамара Петровна всё ещё вздрагивает от взрывов, которые то и дело слышны от работающих в окрестностях карьеров. Конечно, жаль брошенной в Рубежном квартиры, много лет любовно собиравшейся библиотеки, ондатровой шубы, недавно купленной на весенней распродаже… Но, слава Богу, жива, - рассуждает она философски.
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев