Сегодня: 11 декабря 2017, понедельник    Время: 06:21    Погода: -3 °C    Курс $: 59,2811    Курс €: 69,6434    Свежий номер: № 139 (17838)

ГАЗЕТА

ОН-ЛАЙН

ГЛАВНАЯ   О ГАЗЕТЕ   РЕКЛАМА   ПАРТНЕРЫ   КОНТАКТЫ   ПОДПИСКА   АРХИВ

 Местное время   Люди   Общество   ЧП   Закон и порядок   ЖКХ   Здоровье   Спорт   Образование   Краеведение   Культура   Я - молодой   Соседи   Эко   Потребитель   Афиша   Год истории 2017 

На веб-сайте работает режим для слабовидящих. Используйте кнопки «+» и «-» для включения/выключения экранной лупы. Для увеличения заданной области наведите на нее курсор и дважды нажмите на левую кнопку мыши.

РЕПАТРИАЦИЯ И РЕПАТРИАНТЫ

Наш корр. | Общество | 1493

Как возвращались на Родину советские граждане и военнопленные из Финляндии

После Второй мировой войны миллионы наших соотечественников - военнопленных и «перемещенных лиц» - оказались за рубежом, в том числе и в Финляндии. Репатриация их отличалась невиданной масштабностью. Так, например, в СССР уже к 1 марта 1946 г. было возвращено почти пять миллионов  советских граждан. 

Вопрос об обязательной репатриации советских подданных рассматривался при настойчивом давлении И. Сталина и  решился еще на Ялтинской конференции, когда обсуждались проблемы установления послевоенного миропорядка.

Советское руководство в этом вопросе преследовало две основные цели: предотвращение формирования за рубежом оппозиции советской власти и возвращение в СССР рабочих рук, которые были так необходимы для восстановления народного хозяйства. 

Сталинское руководство сумело совместить два совершенно разных, одинаково циничных по сути процесса: с одной стороны, для большей части репатриантов  была предусмотрена фильтрация-проверка, что указывало на недоверие ко всем репатриантам независимо от того, каким образом люди оказались за границей. С другой, возвращавшиеся должны были, будучи советскими гражданами, в короткие сроки включиться в процесс восстановления страны.  Цинизм в том, что эта часть населения, лишенная в правах, выполняла самую тяжелую физическую работу, в самых трудных климатических условиях, что стало для репатриантов трудовой пыткой. 

К концу 1980-х годов историческая наука оказалась перед  необходимостью доступа к секретным фондам силовых ведомств, так как в литературе, по радио, телевидению по данной теме назывались совершенно разные, ничем не аргументированные данные, которые требовали документального подтверждения.

Публикации периода горбачевской «перестройки» носили резко разоблачительный характер в духе антисталинской кампании. Но и в них прослеживалась «самодельная статистика», как это назвал В. Земсков – один из первых исследователей проблемы. Цифры явно завышались…

В настоящее время некоторая часть архивов стала доступной, появилась возможность, используя  архивные материалы, освещать эту ранее  закрытую тему.

Следует отметить, что наши соотечественники  в послевоенные годы оказались почти во всех европейских странах,  в США, Канаде, Бразилии, Австралии,  а также в Финляндии. 

Поскольку научный интерес автора этих строк связан с Карельским перешейком, Выборгом, то понятно стремление проследить процесс возвращения гражданского населения и военнопленных именно из Финляндии. В перспективе работы над темой должна появиться книга, посвященная работе органов  репатриации в Финляндии, которые выявляли, учитывали и готовили к отправке на родину советских подданных. При этом методы работы среди советского населения использовались разные: агитация, пропаганда советского образа жизни, разъяснение проблем дальнейшего устройства в СССР, репатриируемым предоставляли письма родственников, находящихся в Советском Союзе, которые призывали их вернуться, использовалась литература, листовки и т.д.

 Интересны архивные документы, содержащие сведения о работе с репатриантами уже на территории СССР в приемных и приемно-фильтрационных пунктах, спецлагерях НКВД, сборно-пересыльных пунктах и т.д. Представлена информация и о том, какие проблемы ожидали  репатриантов на Родине, как складывалась судьба тех, кто пожелал вернуться домой? И как приняла их  страна?  

Возвращение соотечественников, оказавшихся по разным причинам в Финляндии (а их было ни много – ни мало, а почти 109 тысяч), осуществлялось по общегосударственному сценарию.

Были созаны специальные органы по делам репатриации: назначен Уполномоченный по делам репатриации (им стал генерал-полковник Ф.И. Голиков, начальник военной разведки, будущий маршал, сформирована  Союзная контрольная комиссии, возглавляемая А.А. Ждановым и занимавшаяся послевоенными проблемами (разоружение, выявление военнопленных в финских концлагерях и их отправкой на родину и др.), а также выявлением советских людей во всех губерниях Финляндии, создан Отдел по работе за границей как исполнительный орган, в котором активная роль принадлежала офицерам советской армии. Так, по архивным данным, в эту страну была направлена группа полковника Филатова, в количестве 28 человек, в дальнейшем она была усилена еще 75 офицерами, выделенными Ленинградским военным округом. Свою работу группа  начала с ноября 1944 г.

Как же реагировала финская власть на работу комиссии? Вот только один пример: инспектор лагерей военнопленных полковник Спосье, основываясь на данных министерства, сообщил, что насильственно уведенных советских граждан в Финляндии нет, а речь идет только о 62.000 ингерманландцев, которых еще в начале войны принудительно отправили в Эстонию в развернутый там концлагерь «Клоога». Далее их переместили в карантинные лагеря Финляндии, а оттуда вглубь страны на жительство и для работы в фермерских хозяйствах. На таких же условиях размещались у фермеров Финляндии советские военнопленные и военнопленные союзных держав. К этим сведениям упомянутые офицеры относились критически и продолжали  изучать  положение дел. За короткое время было вы-явлено еще 7.551 задерживаемых финскими властями советских граждан.

Работала и Союзная контрольная комиссия под руководством генерал-полковника А.А. Жданова, «неразгаданного сфинкса Ленинграда», как его до сих пор иногда называют. Окончание Второй мировой войны Жданов встретил в Финляндии. Именно он как представитель правительства СССР еще 19 сентября 1944 г. подписал Соглашение о перемирии с Финляндией и возглавил комиссию, которая от имени союзников по антигитлеровской коалиции контролировала после перемирия внешнюю и внутреннюю политику Хельсинки. При комиссии, щтаб-квартира которой располагалась в отеле «Торнио», действовала так называемая Инспекция, укомплектованная  «особистами», бывшая, по сути, разведкой и контрразведкой СССР на территории Финляндии. 

За несколько месяцев 1944-1945 гг. представители комиссии объехали всю территорию Финляндии, встречались с советскими гражданами – русскими, ингерманландцами – убеждали их вернуться на Родину, обещали  обустройство в оставленных городах и селах. Вместе с военными они проводили регистрацию и подготовку советских граждан для отправки на Родину. 

Финляндское правительство в силу взятых на себя обязательств вынуждено было оказывать содействие в возвращении на родину советских граждан, но наряду с этим, по возможности, тормозило репатриацию, проводя  соответствующую агитацию. Тем не менее, в Финляндии, в общем и целом было выявлено 108.746 советских граждан, находящихся в различных лагерях страны, куда и были командированы специалисты. 

Для сбора военнопленных, гражданских лиц и подготовки их к отправке на родину были организованы 23 сборных пункта в городах:  Оулу,  Вазе, Куопио, Савонлинне, Тампере, Пори, Турку, Сало, Миккели, Лахти, Котке, Лохье и др. и один передаточный пункт в Нурми.

В работе по репатриации советская сторона использовала самые  различные методы и средства агитации, например: по радио передавались пафосные обращения к гражданам СССР, проживающим в Финляндии: «…Вас ждет как  истинных сынов и дочерей наша необъятная Родина в свою дружную советскую семью…». Такие обращение повторялось трижды в день на русском и финском языках, также распространялось большое количество советских газет, литературы, различных специальных изданий, обращений правительств Украины, Прибалтийских советских республик и отдельных советских общественных деятелей. При посещении  перемещенных граждан в местах их жительства (в лагерях и населенных пунктах), советские офицеры организовывали демонстрации кинофильмов, читали доклады, вели беседы о жизни на Родине, о правах и льготах, предоставляемых репатриантам, организовывали переписку с  родственниками и знакомыми, находящимися в СССР и др. 

После пересылки в СССР, по мере поступления репатриантов  в пересыльные пункты, их «сортировали»… Гражданские лица и бывшие военнослужащие Красной Армии после предварительной регистрации в сборно-пересылочных лагерях и пунктах НКО направлялись для дальнейшей фильтрации и «трудового использования».

В проверочно-фильтрационных лагерях НКВД весь спецконтингент распределялся на две группы: бывшие красноармейцы (офицерский, сержантский и рядовой состав), находившиеся в плену или в окружении, а также  – гражданские лица, проживавшие и  работавшие на оккупированной территории. Сюда же входили лица, служившие в финской армии, бывшие солдаты русской царской армии, белоэмигранты, а также латыши, эстонцы, ингерманландцы и карелы, бежавшие в Финляндию в 1939г.

Военнослужащие Красной Армии (рядового и сержантского состава), находившиеся в плену направлялись в армейские сборно-пересыльные пункты, из которых после жесткой проверки их переводили в армейские и фронтовые запасные полки. Служивших врагу в специальных строевых финских формированиях и других лиц, вызывавших подозрения, отправляли в специальные лагеря НКВД. Офицерский состав проверялся  в специальных лагеря НКВД;

Гражданское население проходило проверку во фронтовых сборно-пересыльных пунктах и пограничных проверочно-фильтрационных пунктах НКВД, из них, после проверки мужчин призывного возраста переводили в запасные части фронтов или военных округов, остальных перемещали к месту постоянного жительства (кроме  Москвы, Ленинграда  и Киева).

Бывших жителей пограничных областей проверяли в фильтрационных пунктах НКВД.

Дети-сироты отправлялись в соответствующие учреждения Наркомпросов и Наркомздравов союзных республик.

На спецпоселение после прохождения проверки в проверочно-фильтрационных лагерях НКВД или рабочих батальонах Наркомата Обороны направлялись военнослужащие Красной Армии, советские граждане финского происхождения.

Определялись и места спецпоселений – это Дальстрой, Норильск, Ухта, Печорский угольный бассейн, Северо-Уральские бокситовые рудники, Бокситострой, предприятия Наркомугля – в Кузнецком, Кизиловском и Карагандинском угольных бассейнах, а также в расположенные в Красноярском крае, Иркутской области и в Бурят-Монгольской АССР. Лесоразработки Наркомлеса в верховьях реки Камы, Молотовской области. 

Все названные категории граждан оказались на положении спецпереселенцев и должны были отработать в указанных  местах не менее 6 лет. 

В период массовой репатриации во всей системе по ее проведению было постоянно занято 50.755 человек. Кроме того, для хозяйственного обслуживания лагерей и сборно-пересыльных пунктов периодически привлекались репатрианты на местах, а также большое количество советских, партийных и комсомольских активистов.

Работа по выявлению и возвращению наших соотечественников, оказавшихся за рубежом, продолжалась до 1952 г. На основании Постановления Совета Министров СССР от 29.12.1952 Управление Уполномоченного Совета Министров СССР по делам репатриации подлежало упразднению к 1 марта 1953 г. Все документы, касающиеся деятельности органов репатриации переданы в архивы Военного министерства, силовых структур – МГБ, МВД, МИД. 

Таким образом,  в 1952 г. закончилась добровольная репатриация, но  было положено начало насильственной. Остававшихся за границей и не пожелавших вернуться в СССР предполагалось вернуть на Родину любыми средствами – этот процесс стал одной из наиболее трагических страниц периода новейшей истории.

Галина  БОЛЬШАКОВА, доктор исторических наук

№ 30 (17578) | 25 марта 2016, пятница

Веб-сайт газеты «Выборг» – ежедневно публикует самые свежие новости города Выборга и Выборгского района, а также наиболее значимые события Ленинградской области. Политика и власть, экономика и бизнес, дороги и транспорт, недвижимость и благоустройство, происшествия и криминал, жизнь и проблемы современной молодежи, сельская и дачная жизнь, экология и здоровье, история и достопримечательности города Выборга и Выборгского района, новости и события по обе стороны финской границы – вот некоторые темы, которые освещает наше издание. На веб-сайте представлены анонсы культурных и спортивных мероприятий, афиша, расписание городских и пригородных автобусов.

Адрес редакции и издателя: 188800, Ленинградская область, г. Выборг, ул. Мира, д. 9.
Приемная: 8 (81378) 25327, отдел рекламы: 8 (81378) 25773, факс: 8 (81378) 25466.
Редакция не несет ответственности за содержание рекламы и частных объявлений.
Все рекламируемые товары и услуги имеют соответствующие лицензии и сертификаты.
При использовании любых материалов веб-сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Сетевое издание «Газета "Выборг" – он-лайн» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 – 67988 от 13 декабря 2016.

© 2016 gazetavyborg.ru. Разработка и поддержка веб-сайта – МБУ «ГИЦ».